Ольга Евдокимова, руководитель северного региона отдела помощи жертвам Департамента социального страхования: Травма, полученная от сексуального насилия — одна из самых тяжелых травм. Зачастую жертвы сексуального насилия не обращаются сразу за помощью по тем причинам, что они не хотят помнить то, что с ними случилось. И через какое-то время, когда они уже более готовы к тому, чтобы с кем-то говорить на данную тему, они обращаются либо к психологу, либо в отдел помощи жертвам.

Зачастую жертва сексуального насилия очень долгое время испытывает чувство вины, стыда за то, что она может быть виновата каким-то образом в том, что с ней случилось. Она боится, что она спровоцировала сексуальное насилие, и боится, что, обратившись за помощью, встретит какое-то осуждение.

В наших отделах мы помогаем абсолютно всем людям. Мы никогда не базируемся на какой-то оценке, несмотря ни на что. Даже если это случилось где-то на дискотеке, и она была, может быть, как-то вызывающе — для нас это не имеет абс

Евгения Савина: Вы сказали, что девушки не обращаются сразу за помощью, так как боятся осуждения. А что их тогда побуждает сделать это сейчас?

Ольга Евдокимова: Многие люди, видя то, что происходит, видя смелость этих девушек, которые рассказывают о том, что с ними произошло, понимают, что их травма осталась без внимания и на самом деле они где-то очень глубоко ее в себе спрятали. По этой причине обращаются в наш отдел.

Среди тех, кто обращается, есть и молодые девушки, и женщины среднего возраста, есть и жертвы домашнего насилия, которые понимают, что в домашнем насилии присутствовало и сексуальное насилие.

Массово, конечно, к нам жертвы сексуального насилия не обращаются. Я хотела бы надеяться, что у нас просто нет таких массовых жертв. Но очень долго жертвы остаются без помощи, потому что насилие, например, продолжается годами. Наша статистика показывает, что человек, который совершает сексуальное насилие, чаще всего является близким человеком для жертвы.

Сексуальное насилие со стороны чужого человека у нас сейчас минимально.

По вашим наблюдениям, стало ли общество с большим пониманием относиться к жертвам? Я периодически слышу замечания вроде: “Ну и зачем она сейчас об этом рассказывает? Где она раньше была?”

Судить женщину за то, что она через многие годы обращается и рассказывает о том, что с ней случилось, абсолютно неправильно. Тема сексуального насилия — это очень деликатная тема, наше общество просто не привыкло к тому, чтобы обсуждать данную тему, мы только более или менее начали говорить о домашнем насилии и осознавать, что то, что происходит за стенами у соседей — не является только проблемой соседей, это проблема общества.

И я думаю, что нам придется еще год-два поработать с этой темой для того, чтобы люди нормально воспринимали такие ситуации.

Как пережитое в детстве или в молодом возрасте насилие влияет на последующую жизнь человека?

У всех это протекает по-разному, кто-то начинает с самого начала работать с этой ситуацией, ищет какой-то помощи, может быть — если это было единоразовое насилие — то, в принципе, эти люди справляются со своей жизнью, в дальнейшем строят семью и живут хорошо. А есть случаи, когда это, например, несовершеннолетние дети, которые страдают годами от сексуального насилия, и, к сожалению, многие из них не поправляются, у них начинаются проблемы в жизни, они начинают злоупотреблять какими-то веществами, и, к сожалению, это оставляет на их жизни очень серьезный отпечаток, и есть даже случаи, когда люди заканчивают жизнь самоубийством, потому что они просто не могут жить дальше.

Мы говорим о людях в зрелом возрасте, когда они вспоминают о том, что с ними произошло годы спустя. А как нынешняя молодежь относится к этой теме? Я недавно видела акцию в популярной молодежной сети TikTok. Совсем молодые девушки рассказывали о том, то с ними произошло — семейное насилие, домогательства, изнасилования. О чем это говорит? О том, что молодежь сейчас смелее и осознаннее? Или они просто активнее подхватывают какие-то тренды?

Сложно сказать, с чем именно связаны те видео, которые молодые девушки записывают. Хотелось бы надеяться, что они действительно проработали эту травму, то, что с ними случилось, хотя я немного сомневаюсь в этом. Я думаю, что это все-таки больше такой защитный барьер. Если это действительно с ними произошло, они просто таким образом хотят как-то себя защитить, и, может быть, открыто говорят, но не осознают того, насколько они остались травмированы после этой ситуации и, конечно же, я не уверена, что они получили посильную помощь, для того чтобы понять, что с ними случилось и как дальше жить с этой травмой. таким образом, чтобы она не навредила всей оставшейся жизни.

То есть мало об этом рассказать открыто, как-то излить душу, нужно это проработать с психологом?

Да, это обязательно. Я настоятельно всем, кто пережил насилие в детстве или уже во взрослом возрасте, советую обращаться в отдел помощи жертвам, обсудить с нашим специалистом, что с ними случилось и в какой помощи они нуждаются. У нас есть группа поддержки жертв сексуального насилия, есть индивидуальная терапия и наш специалист сможет помочь выбрать правильное направление, чтобы помочь себе в первую очередь проработать то, что случилось.

Что происходит во время пандемии? Увеличилось ли число случаев домашнего насилия? Ведь теперь люди гораздо больше времени проводят друг с другом дома.

На самом деле статистика по количеству вызовов полиции в связи с домашним насилием не показала увеличения случаев домашнего насилия. Но это может быть связано в первую очередь с тем, что если люди постоянно находятся дома вдвоем, то жертва не может или боится обратиться за помощью, и поэтому вызовов мало. мы не исключаем вероятность того, что на самом деле этих случаев домашнего насилия гораздо больше в этом и прошедшем году, просто жертвы боятся куда-то обратиться, у них нет такой возможности, как когда это было, когда все было везде открыто, агрессор уходил на работы и жертва не находилась с ним 24/7.

Все, что я могу сказать — что услуга поддержки помощи жертвам открыта, женские приюты открыты, если женщина нуждается в помощи, то настоятельно советую позвонить на наш кризисный телефон 116006 и попросить о помощи.

Но если жертва находится постоянно со своим агрессором, то ей и это сделать сложно…

Да, это сложно. Если у жертвы есть возможность воспользоваться компьютером, она работает, то можно написать в чат на сайте palunabi.ee, что она нуждается в помощи, или нужно попытаться найти помощь, если ее не удерживают в квартире, и она может иногда выходить из дома.

Сюжет Raadio 4 вы можете прослушать ниже: