Эта история началась слишком быстро и заканчивалась слишком долго.

Октябрьским вечером 2008 года тридцатилетняя Илона (среднего роста, длинные темные волосы, по образованию дизайнер одежды, любит театр и играет в теннис), идет вместе с подругой на концерт в Õlletorn. Подруга Илоны — давняя знакомая выступавшего тем вечером Тимура. После концерта Тимур садится за стол к Илоне и ее подруге. Разговор завязывается сразу, у Тимура и Илоны общие интересы (Илона любит театр, Тимур — актер, Илона любит музыку, Тимур — музыкант), обмениваются телефонными номерами. Уже в июне следующего года Тимур и Илона женятся. Свадебная церемония — только для близких (всего 10 гостей), но зрелищная. Подруга Ольга организует похищение невесты, и Тимур в качестве выкупа танцует лезгинку.

После свадьбы молодожены отправляются в свадебное путешествие — родители Илоны подарили им отпуск на Крите. Домом для молодоженов стала однокомнатная съемная квартира в Ласнамяэ. В декабре этого же года рождается первый ребёнок Илоны и Тимура. Илона влюблена. “Тимур понравился мне сразу, он харизматичен, у нас схожие интересы, он умеет обращаться с женщинами”, — рассказывет Илона.

Кулаком в лицо

От знакомства до первого удара кулаком в лицо не прошло и двух лет, и Илона впервые звонит в полицию. По этому случаю в информационной системе полиции есть следующая запись: “27.09.2010 в 11:04 полиция получила вызов следующего содержания: “Пьяный муж избивает, дома грудной ребенок”. На месте женщина сообщила, что муж ударил ее кулаком в лицо, по факту чего она не хочет возбуждать уголовное дело. К приезду полиции мужчина уже ушел”.

Несмотря на то, что муж ушел из дома, Илона вместе с восьмимесячным ребенком сбегает к подруге Ольге. Рассказывает Ольге, как Тимур не ночевал дома, пришел под утро в состоянии сильного алкогольного опьянения. Когда Илона спросила у Тимура, почему он так поступил, Тимур оттолкнул ее, ударил по лицу и укусил за нос. Илона проводит у Ольги несколько дней и ночей. Женщины знакомы уже 20 лет, они познакомились, когда вместе учились в Euroülikool на дизайнеров одежды. Тимур просит у Илоны прощения, хочет, чтобы она вернулась.

Подруга Илоны Ольга рассказывает Eesti Ekspress, что она говорила Илоне: “Это твоя жизнь, ты должна сама принять решение, но если мужчина один раз поднял на тебя руку, он сделает это и во второй раз”. И добавляет: “Дети не должны видеть насилие. В противном случае дочка в будущем позволит с собой так поступить. А сын может вырасти жестоким”. Но Илона все равно вернулась к Тимуру.

Его поступок нельзя ничем оправдать”

В ходе исследования, проведенного в 2014 году, выяснилось, что 20% эстонских женщин подвергались физическому или сексуальному насилию от своего партнера, 50% подвергались эмоциональному насилию.
История Илоны и Тимура — это не только проблема их семьи. Всеминая организация здравоохранения (ВОЗ) считает насилие, направленное на женщин, проблемой, связанной со здравоохранением и нарушением прав человека в отношении женщин. По данным ВОЗ, насилие в семье может привести к депрессии, тревожности, расстройству пищевого поведения, стать причиной головной боли, боли в животе и в спине, это если не говорить о повреждениях, которые являются прямым следствием побоев. У беременных женщин оно повышает риск выкидыша или преждевременных родов. Дети, которые растут в таких семьях, страдают от поведенческих и эмоциональных расстройств.

Главный специалист отдела помощи жертвам Департамента социального страхования Ольга Евдокимова рассказывает, что она обычно отвечает на доводы о том, что женщины сами провоцируют насилие: “Ни у кого нет права бить другого человека. Если мужчина чувствует, что его провоцируют, у него всегда есть возможность выбрать другое поведение. Выйти из комнаты. Закончить разговор. Дети и женщины физические слабее мужчин. Ничего не оправдывает применение к ним физической силы”.

Кроме того, тенденция такова, что если человек однажды применил силу, он сделает это и вновь. “Когда я даю консультации женщинам, объясняю им, что я бы очень хотела сказать, что насилие больше не повторится. Но практика показывает, что рано или поздно это произойдет снова, и последствия уже будут более серьезными, чем в первый раз. Если человек в первый раз ударил по лицу раскрытой ладонью, то во второй раз это может быть уже кулак. В моей практике нет случаев, когда семья, обратившаяся ко мне за помощью из-за насилия, продолжила бы счастливо жить дальше без него. Скорее, есть позитивные истории, когда женщина уходила из отношений и жила дальше счастливо”.

Означает ли “жить счастливо”, что женщина нашла новые, лучшие отношения?

“Женщины, ушедшие из нездоровых отношений с нашей помощью говорят, что отныне аккуратно выбирают партнеров, научились замечать признаки, которые указывают на то, что в будущем партнер захочет их контролировать, манипулировать ими или применять насилие. Когда выясняется, что новый избранник употребляет алкоголь, тогда эти женщины понимают, что такие отношения никуда не приведут. Они не хотят снова оказаться в ситуации, когда мужчина злоупотребляет алкоголем и проявляет жестокость”, — говорит Ольга Евдокимова.

Из телефонной трубки доносился только плач”

Илона и Тимур не живут вместе уже полтора года. Илона живет с двумя детьми в муниципальной квартире в Ласнамяэ. Квартира маленькая, однокомнатная, всего 37 квадратных метров, но Илона довольна. Она хочет рассказать свою историю Eesti Ekspress, чтобы сподвигнуть и других женщин выходить из отношений, где есть насилие. “Я хочу, чтобы женщины знали, что насилие нельзя терпеть. Я долго не уходила от мужа, потому что думала: “Куда я пойду?”

В центре помощи жертвам историю Илоны и Тимура классифицировали как дело о домашнем насилии “повышенного риска”

После первого эпизода до следующего случая рукоприкладства прошло несколько лет. В семье родился второй ребенок, переехали в съемную квартиру в центре города — три комнаты с красивым паркетом в елочку. Но, рассказывает Илона, за внешней идиллией скрывались проблемы мужа с алкоголем.

“Если бы не это, мы бы до сих пор были с Тимуром вместе. Все наши ссоры начинались, когда он приходил домой нетрезвым. Он знал, что мне это не нравится. Я боялась, когда он был пьян и играл с детьми, подбрасывал их в воздух. Я сказала ему не играть так. Он ответил, что это его дети и он сам решает, как играть. Как нетрезвый человек может играть с детьми?” Подруга Илоны Ольга также вспоминает: “Время от времени Илона звонила мне. Беру трубку, она только плачет. Когда спрашиваю, в чем дело, Илона отвечает, что Тимур ушел в магазин, взял деньги и не вернулся. Его нет несколько дней. Илона говорит, что у нее нет ни денег, ни еды. Я всегда приезжала к ней, привозила продукты и памперсы и давала 50 евро”.

В среднем женщина прощает семь раз

Илона показывает нам фотографии. Лицо со следами от царапин. Царапины по всему телу. Погнутый телефон. Перевернутая гостиная, опрокинутая елка — инцидент 2016 года, после которого она провела с детьми пару ночей в гостинице.
Илона взяла у подруги Ольги ключи и время от времени ночевала вместе с детьми у нее.
Первую серьезную попытку уйти из дома в приют Илона предприняла ранним летом 2018 года. Ольга Евдокимова описывает это так: “Илона пришла в отделение полиции, в отдел помощи жертвам, на консультацию. Она рассказала о семейном насилии, которое длилось несколько лет”. Они договорились, что Илона вместе с детьми переедет в приют для женщин в Нымме. Но непосредственно перед уходом из дома Илона почувствовала, что она к этому не готова. И снова осталась дома.

Евдокимова делится, что такое случается часто: “Зачастую уже на консультации женщины говорят, что не могут уйти из дома, потому что у них нет дохода. Или муж манипулирует детьми, угрожая их забрать, ведь женщине негде жить. Или муж дает обещания, проявляет заботу о детях, покупает семье путевку на курорт, и какое-то время жизнь проходит без ссор, женщина начинает думать, что он изменился, пока не случается следующий инцидент”. Евдокимова знает, что в среднем до окончательного выхода из отношений женщина переживает семь эпизодов с применением насилия. После восьмого решает уходить.

В центре помощи жертвам историю Илоны и Тимура классифицировали как дело о домашнем насилии “повышенного риска”.

В браке нельзя никого удерживать против воли

Илона в конце концов смогла переехать от Тимура в апреле 2019 года. В день отъезда Илона собрала пять маленьких чемоданов, отнесла их в подвал и вместе с детьми ждала у подруги, пока руководитель приюта Инга Микивер приедет за ними на машине. Одновременно с Илоной в приюте находилась Карин, про которую Eesti Ekspress написала 14 октября статью “Жена секретного служащего сбежала от него в приют для жертв насилия: “Он искалечил мне душу!”. Всего Илона провела в приюте вместе с детьми семь месяцев. Весной прошлого года Илона получила от города муниципальное жилье. Тимур обязан выплачивать Илоне алименты, но, по словам Илоны, он не выполняет своих обязательств. “Я каждый день слышу по радио и по телевидению его голос, но, насколько мне известно, счета за его услуги выставляются одной некоммерческой организации”.

То, что Тимур сотрудничал с Радио-4 и телеканалом ETV+, но договор у ERR заключен с некоммерческой организацией, подтверждает Eesti Ekspress Пилле-Май Хелемяэ, руководитель отдела маркетинга национального вещания.

Брак Илоны и Тимура был расторгнут летом прошлого года. Тимур не явился в суд. Согласно закону о семье, суд может расторгнуть брак, если брачные отношения необратимо прекращены. “Брачные отношения прекращены, если супруги больше не состоят в брачном сожительстве, и есть основания полагать, что супруги сожительство не восстановят. Предполагается, что брачные отношения прекращены, если супруги живут раздельно не менее двух лет”, — пишет судья суда Харьюского уездного суда в своем решении. Отношения сторон прекращены всего три с половиной месяца назад, но, несмотря на это обстоятельство, суд принимает решение расторгнуть данный брак. Истец хочет выйти из брака, в котором применяется насилие. Брак является добровольным союзом, и суд не может по просьбе ответчика удержать истца, который не желает находиться в этом браке.

Боль и трагедия

Eesti Ekspress обратилась за комментариями и к самому Тимуру. “Мне очень больно, что моя бывшая жена меня оклеветала”, — ответил он. Уход Илоны вместе с детьми Тимур называет “самой большой трагедией в своей жизни.” Свой е-мэйл Eesti Ekspress Тимур закончил словами “идите на …”, после которых добавил смайлик.