Личности

В голове австралийки Джени Хейнс уживаются две с половиной тысячи личностей. У всех разная внешность, характер, комплекция и возраст. Одна из них - подросток Мускалз - выглядит как британский рокер Билли Айдол. Этот рослый парень любит подчеркивать одеждой свои мускулистые руки. Несмотря на спокойный нрав, он всегда заступается за слабых.

Блондин с выгоревшими волосами Волкано немного похож на Мускалз - он тоже высокий, сильный и одевается с ног до головы в черную кожаную одежду. Рики в свои восемь лет носит старый серый костюм. У этого мальчишки коротко стриженая огненно-рыжая шевелюра, как и у одиннадцатилетнего Джудаса, который ходит в школьных брюках серого цвета и ярко-зеленом свитере. Джудас всегда выглядит так, будто собирается что-то сказать.

Высокая и худая Линда носит юбку в стиле 50-х с аппликацией в виде розовых пуделей и аккуратно собранный пучок на голове. Еще одна личность, Рик, ходит в больших очках, которые визуально уменьшают его лицо. В них он смахивает на отца Джени - Ричарда Хейнса, из-за которого все эти личности однажды и появились.

Отец

В 1974 году семья Хейнсов перебралась из Лондона в австралийский город Сидней. Уже тогда четырехлетняя Джени подвергалась насилию со стороны отца. Однако после переезда домогательства стали более садистскими и начали походить на пытки. "Насилие было спланированным и продуманным, - утверждает Джени. - Он делал это преднамеренно и получал удовольствие от каждой минуты".

Девочка умоляла отца остановиться. Она захлебывалась слезами и кричала от боли. Ричард видел, как на теле его дочери остается все меньше места для новых синяков, но продолжал свои пытки. Обессилев, он выходил из пристройки, где истязал дочь, и оставлял ребенка наедине с пережитыми страхом, болью и ужасом. На следующий день все повторялось снова.

Ричард внушил маленькой Джени, что умеет читать чужие мысли. Он обещал убить ее мать, брата и сестру, если она только помыслит пожалеть себя или рассказать кому-то о насилии. "Мой отец вторгся в мое подсознание. Даже в своей голове я не могла чувствовать себя в безопасности, - вспоминает она. - Я не могла проанализировать то, что со мной происходило, и прийти к собственным выводам".

Отец запретил дочери посещать школьные секции, чтобы минимизировать ее общение со взрослыми. Джени стала вести себя незаметно, чтобы не выделяться среди сверстников и не привлекать внимание преподавателей. Иначе - как, например, когда тренер по плаванию отметил в разговоре с отцом ее врожденные способности, - девочку ожидало жестокое наказание. От медицинской помощи, в которой она нуждалась из-за сексуального насилия и избиений, она также отказывалась.

Симфони

Первой личностью, проявившейся в теле Джени, стала четырехлетняя Симфони, которая жила в собственной временной реальности. Именно она управляла сознанием, когда отец подвергал свою дочь сексуальному насилию и пыткам. "Когда он домогался своей дочери Джени, в действительности он обижал Симфони", - объяснила она.

Впоследствии Симфони создавала себе другие личности, чтобы вынести безжалостные издевательства Ричарда. При этом каждая новая личность множила себе личную армию тех, кто помогал пережить психологические и физические травмы. Таким образом каждая из множества личностей в теле Джени, появившихся в результате психического расстройства, отвечала за отдельные болезненные воспоминания.

Симфони несложно узнать: она разговаривает более звонким, юным голосом, нежели Джени. "Я занималась тем, что собирала все, что мне казалось ценным в себе, все значимое и трогательное, и прятала это от папочки, чтобы когда он обижал меня, он делал это не со здравомыслящим человеком", - объясняла она.

Джени терпела насилие до 11 лет, пока семья не вернулась обратно в Великобританию. Вскоре после переезда, в 1984 году, родители девочки развелись. Джени убеждена, что в те годы ни один человек, даже ее мать, не догадывался, через что ей пришлось пройти.

Диагноз

В 2009 году Джени впервые осмелилась сообщить о сексуальном насилии правоохранителям. Тогда у нее и обнаружили диссоциативное расстройство идентичности, при котором личность человека разделяется и создается впечатление, что в теле человека существует несколько личностей, попеременно сменяющих друг друга. Причинами этого расстройства становятся тяжелые психологические травмы в раннем детстве из-за экстремального физического, сексуального и эмоционального насилия.

Джени осознавала, что происходило в ее голове. По ее словам, когда отец приближался к ее комнате, внутренний голос спокойно, но настойчиво приказывал ей поскорее спрятаться и освободить свое сознание для другой личности. "Я не знала, что у человека должна быть только одна личность, - признается она. - Я всего лишь позволяла своим альтер эго пережить то, что не могла вынести сама".

Психиатр Джордж Блэр-Вест лечит Джени уже около 20 лет. Он считает, что диссоциативное расстройство идентичности - естественная и довольно разумная реакция ребенка на экстремальное насилие. По его словам, когда у человека нет возможности получить поддержку и помощь извне, например, от родственников или государственных служб, он пытается решить проблему самостоятельно.

Этот механизм психологической защиты помогает ребенку воспринимать происходящее со стороны, чтобы защититься от избыточных и непереносимых эмоций. "Разум идет на эту хитрость, когда приходит осознание того, что иного выхода нет, никто не придет и не заберет тебя, здесь некому тебя спасать, ты сам за себя, и тебе приходится самому принимать решение", - объяснил Блэр-Вест.

"Мой отец пахнет как горящий бакелит и самый грязный строитель, которого вы когда-либо встретите. Он отвратителен", - говорит Джени. По словам Блэр-Веста, она создала множество личностей, которые помогали ей справляться с чувствами, в том числе уберегали от исходившей от отца вони. "Остальные люди не способны на такое. Мы не можем буквально запретить себе чувствовать те или иные запахи, собственно, ровно как и Джени", - утверждает психиатр.

"Дело вовсе не во внешнем мире, - отмечает Рики, одна из личностей Джени, в разговоре с Блэр-Вестом. - Разумеется, тебе приходится противостоять таким мерзавцам, как он, но все это делается для того, чтобы уберечь себя. Ты делаешь это во имя любви. Диссоциативное расстройство идентичности - это проявление любви, не проявление психической болезни или глупых игр, в которых ты притворяешься другими людьми. Ты защищаешь себя и свою душу. Именно это я и делал - пытался уберечь нашу душу".

Первый человек, который поверил

Джени 18 лет училась в университете. За это время она стала дипломированным психологом, получила степень магистра в области юридических исследований и стала доктором юридических наук, специализирующимся на психологии жертв преступлений. В результате она подготовила документ, в котором детально описала злодеяния отца. С этими показаниями она неоднократно обращалась к представителям закона, однако эксперты либо не верили ей, либо не решались браться за сложное дело.

В 2010 году детектив из Сиднея Пол Стамулс стал одним из первых следователей, который не только поверил словам Джени, но и понял, почему ей пришлось создать в своей голове множество личностей. "Когда я впервые пообщался с ней, мне было тяжело ее воспринимать, потому что ты видишь перед собой одного человека, но внутри него живет множество личностей... Это невероятно", - признался он.

Признания Джени побудили правоохранителей начать охоту на Ричарда. Правда, доказать его вину оказалось непростой задачей, ведь все очевидцы его преступлений жили в теле его дочери.

Джени должна была рассказать о том, что с ней произошло. Блэр-Вест объяснил, что она не могла дать показания от первого лица, так как ее память отличается от памяти здорового человека. "Ее личности существуют в разных временных реальностях, - уточнил он. - Особенно те, что помоложе".

Джени способна лишь "переключиться" на другую личность, пережившую определенные события в прошлом, чтобы восполнить пробел в памяти. Блэр-Вест сравнивает воспоминания Джени с папками в компьютере. Их можно открывать по отдельности и читать, не упуская ни одной детали. "Наши воспоминания просто заморожены во времени. Если они мне нужны, я просто иду и достаю их", - объясняет Джени.

Помимо воспоминаний доказательствами насилия служили непоправимые телесные травмы, полученные в результате сексуального насилия. Из-за издевательств отца Джени потребовался целый ряд операций, в том числе колостомия в 2011 году.

Суд

В 2017 году Ричарда экстрадировали из английского города Дарлингтона, где он отбыл семилетний срок за другое преступление. В марте Джени позволили выступить в суде против отца, давая показания от лица Симфони и пяти других личностей. Симфони в деталях описала семилетние мучения, пережитые в Австралии. Мускалз рассказал о физическом насилии, в то время как Линда отметила, как причиняемые Ричардом мучения сказались на учебе и отношениях Джени с другими людьми.

Прокуроры также вызывали для показаний ряд психологов и специалистов по диссоциативному расстройству идентичности, которые подтверждали надежность слов Джени. Точнее, не совсем Джени, а ее личностей.

Изначально Ричарду предъявили 367 обвинений. Помимо прочего, его судили за изнасилование, насильственные действия сексуального характера с ребенком младше десяти лет, а также побои. "Это историческое судебное дело, потому что, насколько мы знаем, впервые показания разных личностей человека с диссоциативным расстройством идентичности были приняты судом и позволили добиться правосудия", - отмечает Кэти Кезельман, президент австралийской организации Blue Knot Foundation, помогающей людям с детскими травмами.

"Я отчаянно хочу рассказать свою историю. Я хочу, чтобы моя десятилетняя борьба за справедливость в буквальном смысле стала пожаром, который выжжет заросшее поле, и чтобы перед стоящими позади меня людьми была проторенная дорога", - заявила Джени перед тем, как суд огласил приговор.

6 сентября 2019 года суд Сиднея приговорил Ричарда к 45 годам тюремного заключения. На тот момент 74-летний отец Джени страдал от многочисленных проблем со здоровьем. Судья Сара Хаггетт заметила, что, вероятнее всего, он умрет в тюрьме. По ее словам, преступления Ричарда настолько ужасающи и жестоки, что практически невозможно вынести приговор, в полной мере соответствующий его деяниям. "Если на фоне пережитого насилия у вас развилось диссоциативное расстройство идентичности, добиться правосудия теперь возможно. Вы можете обратиться в полицию, рассказать обо всем, и вам поверят, - заверила Джени. - Этот диагноз перестал быть препятствием для правосудия".