“Не так давно я потеряла отца. Это было довольно неожиданно и, признаться честно, до сих пор очень больно. Его уход открыл мне глаза на многое, но одна вещь оказалась очень неожиданной…

Мне приходилось неоднократно выражать свои соболезнования людям в тяжелых ситуациях. И — увы мне — я тоже писала или говорила им: “Держись!” Теперь едва ли не проклинаю себя за это.

Что значит — держись, а? Ну правда? Держи себя в руках? Чтобы не портить другим красивую картинку?

Ведь не говорят же: “Держись за меня, я рядом”. “Держись“ — это про вежливость и дистанцию. Но в таких ситуациях не до экивоков, правда.

Все, чего мне хотелось в те первые дни, да и сейчас, если честно, это бежать и непрерывно орать (почему-то это не проходит за неделю, месяц или даже два) — от несправедливости, от горя, от боли потери. Но так же нельзя, да? Надо заткнуться и улыбаться, чтобы, не дай Бог, не причинить кому-либо дискомфорт и не выглядеть некрасиво?

Или “держись“ — это про что-то другое? Но за что держаться? За кого держаться после целого дня организации похорон, попыток быть хорошим родителем, опорой маме и другим близким?

“Держись“ — это очень формальная, очень равнодушная отмазка, ребята. Она не помогает. Вот от слова "совсем".

Если ты мой начальник или коллега, то вместо "Держись" напиши, сколько времени я могу позволить себе не работать и ты сможешь меня прикрыть. Потому что работать в таком состоянии я, конечно, могу. Но какой ценой?

Если ты мой друг, то вместо "Держись", напиши мне, что я могу позвонить тебе в любой момент, даже ночью, и ты выслушаешь меня. Потому что мне есть, что сказать. Но уже некому. Хотя мы оба знаем, что, скорее всего, я не позвоню.

А если тебе нечего предложить, то лучше просто промолчи. Но не пиши: "Держись!". От этого еще больнее. Есть много других, настоящих, искренних слов...

P. S. Как ни странно, но немного легче становилось, когда человек не выражал формальных соболезнований, но после, совсем по другому поводу, писал: "Я знаю, что у тебя сейчас непростые времена...". Вот это правда. Воистину непростые. И я до их пор не знаю точно, сколько они продлятся".