“Некоторые спортсменки, которые выступают с Лорел Хаббард, открыто высказываются о том, что не очень понимают, почему должны с ней соревноваться”, — рассказала Командная.

По ее словам, трансфобии на Олимпиаде нет. “Это очень сложный этический вопрос. Мне на удивление очень понравился комментарий, который дала Светлана Журова (советская и российская конькобежка, заслуженный мастер спорта России, прим. ред.). Она сказала: такое ощущение, что этот вопрос пока не проработан и нужно подумать о том, чтобы Олимпийские игры проводились в том числе и среди трансгендеров — то есть, были отдельные соревнования среди мужчин, отдельные среди женщин, отдельные — среди трансгендеров. И тогда с точки зрения спортивного принципа все было бы честнее”.

Лорел Хаббард — первый трансгендер, который принимает участие в Олимпийских играх. По словам Марии Командной, в 2016 году в Рио трансгендеров уже допускали до участия в Играх, но тогда ни одна трансгендерная персона на них не отобралась. Лорел Хаббард это удалось, и все ждут, как покажет себя спортсменка. Но возникла другая проблема. На прошлой неделе представитель национального олимпийского комитета Новой Зеландии заявил о том, что Лорел не может ходить на тренировки. Дело в том, что на ее тренировки приходит очень много журналистов, и спортсменке это супервнимание прессы доставляет очень большой дискомфорт. “Она просто сидит в Олимпийской деревне и не выходит оттуда. И это очень большая проблема”, — отметила Командная.

Ведущая Дождя Анна Монгайт предположила, что это проявление трансфобии: “Если бы люди относились толерантно и лояльно, не глазели бы”.

“С другой стороны, это ее важная социальная функция, возможно, даже ее предназначение — говорить об этом и общаться с журналистами”, — сказал ведущий Дождя Алексей Коростелев.

По мнению же Марии Командной, такой интерес прессы вполне объясним и не является проявлением трансфобии. “Это происходит впервые. Все, что происходит впервые, вызывает недоумение, возможно, есть избыточный интерес, но это тот путь, который мы все должны пройти”.

На самом деле, есть требование, которое Международный олимпийский комитет выдвигает по отношению к трансперсонам, принимающим участие в Играх — содержание тестостерона у женщин не должно превышать 10 Нмоль/л. Лорел Хаббард выполнила это условие, тогда как некоторые спортсменки, не являющиеся трансгендерами, не смогли, например легкоатлетка из ЮАР Кастер Семеня.

По словам Марии Командной, выступающие вместе с Хаббард спортсмены не поддерживают ее в первую очередь потому, что видят в этом нечестность: до 2012 года Хаббард была мужчиной, соотвественно, у нее мужская структура мышц.

“Олимпийские игры становятся все толерантнее, но тут встает вопрос — есть ли у Лорел Хаббард преимущества за счет того, что она родилась мужчиной, и выступает в силовом виде спорта”,— объяснила журналистка.

Полностью запись беседы смотрите ЗДЕСЬ.

Еще больше новостей про Олимпиаду ЗДЕСЬ.