“Штаны не скрывали верх ягодиц, но это было уместно”

Изначально джинсы (брюки из плотной хлопчатобумажной ткани) были одеждой работников американских ранчо, ковбоев, золотоискателей, строителей — в общем, людей физического труда. И практически исключительно мужчин: во второй половине XIX века, когда джинсы вошли в обиход, женщины редко надевали брюки, это воспринималось как экстравагантность и почти непристойность.

Рабочая одежда должна была быть удобной и не стесняющей движений, поэтому много десятилетий подряд джинсы с довольно свободными прямыми штанинами шили по лекалам так называемого regular fit — “обычной посадки” на пояснице — и носили с ремнем.


Работницы ранчо в штате Монтана (США), 1941 год


Актер Гэри Купер (слева) и писатель Эрнест Хемингуэй на охоте, 1940 год

Мужчина и женщина в джинсах классической посадки. США, середина 1950-х годов

В середине прошлого века брюки постепенно превратились из “пощечины общественному вкусу” в относительно привычный предмет женского гардероба: сначала для пляжного отдыха и занятий спортом, потом для любых загородных прогулок и домашнего времяпрепровождения. После “сексуальной революции” 1960-х джинсы стали совершенно обычной одеждой западных девушек: в них ходили в университет, на работу, в кино.

При этом в конце 1950-х - 1960-е женские джинсы кроили по лекалам женских брюк — с очень высокой талией, свободно обрисовывающими бедра и слегка зауженными книзу штанинами. В 1970-е годы стандарт изменился: и женщины, и мужчины полюбили “хипповские” джинсы клеш. Их кроили с низкой посадкой — ниже талии, а иногда на бедрах.

В конце 1970-х американский модельер Кельвин Кляйн произвел “джинсовую революцию”, введя в моду плотно облегающие ягодицы и бедра джинсы-“сигареты”.


Мэрилин Монро в джинсах с высокой посадкой, 1954 год

Актриса Фара Фоссет в облегающих джинсах клеш, 1976 год

Боб Марли в широких джинсах, 1975 год

Юбка или платье оставались обязательными для официальных мероприятий и праздников — и то только до 1980-х. Брючные костюмы стали уместны даже на красных ковровых дорожках фестивалей. В СССР этот процесс, как и большинство модных процессов, проходил на десятилетие позже, чем на Западе. Однако в советском фильме “Самая обаятельная и привлекательная” 1985 года звучит фраза: “в джинсы уже облачились даже самые отсталые слои населения”.

“Секс — большая часть моей работы”

1990-е стали временем очередной модной революции. Причем “бунты” начались сразу по нескольким направлениям: японские авангардисты (Рей Кавакубо, Иссей Мияке, Йоджи Ямамото), бельгийские деконструктивисты во главе с Анн Демельмейстер и, наконец, ни на кого не похожий, не принадлежащий ни к каким локальным группам британский нонконформист Александр Маккуин - один из самых серьезных и заметных персонажей в истории мировой моды.

Причем о том, что талант Маккуина близок к гениальности, стало ясно уже после его дебютной коллекции, которую этот выходец из британских “реднеков”, сын пролетариев показал после выпуска из колледжа моды St.Martin’s. Коллекция Taxi Driver была навеяна знаменитым одноименным фильмом Мартина Скорсезе с Робертом де Ниро в главной роли — довольно жестоким фильмом. Одной из самых заметных идей коллекции стали брюки с ультранизкой посадкой — low-rise fit.

Коллекцию, для которой небогатый на тот момент Кинни (так называли Маккуина друзья) даже не устроил дефиле, а просто показал на манекенах, “на корню” скупила известная британская стилистка, модный эксперт и покровительница молодых талантов Изабелла Блоу. Этот жест сделал Блоу и Маккуина друзьями до самой смерти (буквально: самоубийство Изабеллы подтолкнуло к этому же шагу и Александра) и принес дизайнеру известность и возможность творить дальше.

Реклама джинсов клеш марки Levi’s, 1970-е годы

Одной из черт уникального таланта Маккуина была способность “улавливать в воздухе” новые тренды и одновременно чувствовать, какие отсылки к прошлому будут актуальны в будущем. Низкая посадка джинсов и брюк, введенная в моду хиппи в конце 1960-х, показалась ему одной из таких отсылок с большим потенциалом. Но Кинни не был бы собой, если бы не реконструировал старую моду и не довел ее до грани фола — то есть не занизил бы посадку брюк почти до неприличия.

“Маккуин впервые выпустил на подиум моделей в ставших знаменитыми брюках-бамстерах, или “попках”, — так рассказывается об этом в биографической книге о Маккуине “Кровь под кожей”, написанной Эндрю Уилсоном. — Талия у них была так занижена, что, по словам одного критика, “виднелась ложбинка между ягодицами“”.

Модели вышли на подиум в бамстерах из коллекции Nihilism уже на настоящем дефиле Александра Маккуина, которое он смог устроить в 1993-м благодаря поддержке Изабеллы Блоу и вызванному ею интересу британского модного сообщества. Бамстеры потрясли воображение зрителей: кого-то шокировали, кого-то восхитили. Еще больше шока и восхищения вызвало заявление дизайнера после показа: “Секс — большая часть моей работы”. Так оно, в сущности, и было.

Гламурный сексапил

Даже несколько лет спустя после показа коллекции Nihilism Маккуина спрашивали, как ему вообще пришла в голову подобная провокация. В интервью газете The Guardian дизайнер, никогда не скрывавший своего творческого интереса к эстетике секса и сексуальности, ответил так: “Я не стремился показать зад, я хотел удлинить тело. Для меня поясница и низ спины (а не собственно ягодицы) — самое эротичное в любом теле: и мужском, и женском”.


Принц Гарри в джинсах с низкой посадкой, 2018 год

Надо отметить, что Маккуин, который чутко отслеживал любые веяния уличной и субкультурной моды, наверняка знал о тренде на приспущенные джинсы у мужчин со сложной уголовно-правовой судьбой. Брюки, открывающие нижнее белье, носили не только уличные хулиганы афроамериканского происхождения, но также рэперы и хип-хоперы.

Прорыв и художническая смелость Александра Маккуина, естественно, не остались незамеченными — ни модными журналами, для которых модельер-нонконформист стал настоящей находкой, ни знаменитостями и поп-звездами, сразу оценившими провокационный потенциал бамстеров.

“Брюки с низкой посадкой надела Мадонна на MTV в 1994-м, и пошел настоящий бум, — комментирует Арут Арустамян. — Такой стиль стал мейнстримом, его подхватили исполнительницы хип-хопа — Lil’ Kim, с ее бесстрашным выходом в брюках Gucci в очень низкой талией, и другие. А следом за ними — поп-звезды: Джей Ло, Бейонсе, Spice Girls и Бритни Спирс. Помню знаменитый образ певицы Pink в джинсах с низкой талией, с вырезанными карманами. Экстра-шик, и китчевость, и какой-то camp. И это ценилось, это было уместно”.


Ленни Кравиц в джинсах с низкой посадкой, 2004 год
Это действительно ценилось: 2000-е стали десятилетием “гламурного сексапила”. Джинсы, брюки, юбки с заниженной посадкой оставались популярными вместе с максимально укороченными кроп-топами. Когда певица Виктория Адамс из группы Spice Girls стала дизайнером Викторией Бекхэм, джинсы с низкой посадкой появлялись практически в каждой ее коллекции.

Низкая талия джинсов, брюк и спортивных джоггеров из розового велюра (вроде знакового снимка Пэрис Хилтон, с которой эти джоггеры едва ли не спадали — притом что белья под ними не было) запустила множество “побочных трендов”. Девушки худели, качали пресс (чтобы живот был как у Киры Найтли), надевали под низко посаженные модели яркие стринги с кружевом и стразами, носили цепочки на талии (кстати, это украшение — часть “экипировки” исполнительниц танца живота), делали пирсинг пупка и татуировки на крестце.

Заслугу Маккуина в создании бамстеров, культовой вещи 1990-х и 2000-х, признают и коллекционеры: так, в 2014 году ярко-красные брюки с заниженной талией, которые Кинни сшил в 1992 году для своего друга, дрэг-квин Трикси Белэйр, ушли с аукциона за 3,5 тысячи фунтов стерлингов.

Снова на бедра

В первой половине 2010-х дизайнеры, старательно доказывающие постулат о цикличности моды, “выкопали из архивов” женские джинсы с высокой посадкой (которые появились в 1950-х и были страшно модными в 1980-е) и презентовали их как в виде облегающих “сигарет”, так и в виде просторных “бананов”. Но эти джинсы в моде не слишком задержались: считалось, что они полнят и, кроме того, не всем удобно носить жесткий пояс на талии.

“Меня всегда пугала идея, что кому-то удобно носить джинсы с высокой талией, а не модели с посадкой на бедра, - комментировал тренд изданию The Cut дизайнер Кирк Миллар, сооснователь бренда Linder NYC. — Большинству людей некомфортно, если их поясницу стягивает полоса неэластичной ткани”.

В конце 2010-х дело пошло к возвращению тренда на низкую посадку. Прорези и вырезы в джинсах как люксовых, так и масс-маркетных брендов делались словно специально для того, чтобы продемонстрировать привычно скрытые части тела. В конце второго десятилетия XXI века людям снова захотелось большей открытости.

Дом Gucci, чьи брюки low-rise в свое время прославила Lil’ Kim, снова обратились к этой теме в круизной мужской коллекции прошлого года: дизайнер Алессандро Микеле надел низко посаженные шорты на мужчин. Следом пошли и марки премьер-сегмента: Sportmax, Rag & Bone, Pyer Moss, The Kooples и другие. За ними — сугубо джинсовые бренды: те постепенно снижают линию талии даже у моделей с маркировкой regular fit. Хотя, конечно, не настолько, чтобы был виден верх ягодиц: это все же подиумно-эстрадная история.

Одни модные эксперты утверждают, что у таких брюк нет долгого будущего, поскольку их неудобно носить: открывают белье, соскальзывают с бедер, в карманы ничего не положишь. А другие, как уже упомянутый Кирк Миллар, напоминают о том, как приятно сидеть в джинсах, которые не сдавливают живот.