Тему мамонтов Рее предложил ее научный руководитель, профессор геологии Сийм Вески. “Я знала, что хочу писать свою работу именно в области геологии, и мой учитель географии Пирет Кару предложила сотрудничать с Институтом геологии Таллиннского Технического Университета. Так я познакомилась с профессором Сиймом Вески, который направил меня к моим мамонтам”, — сказала Рея, которой помогали другие ведущие ученые в своей области — по части определения остатков растений помощь оказала палеоэколог Лейли Амон, а в вопросе датировки остатков мамонтов — Лемби Лыугас.

Хотя вначале планировалось изучить материалы, полученные из России, вскоре фокус работы переместился в Эстонию. “Недавно в землях Эстонии были найдены новые останки мамонтов, и в Реальной Школе был один зуб мамонта, поэтому было логично, что Рея начала исследовать наши собственные находки и их возраст”, — пояснил руководитель Реи Сийм Вески.

Зубы и бивни определяют возраст


По словам Реи, она основывала свою исследовательскую работу на ранее опубликованных научных статьях на эстонском и английском языках, но самой захватывающей была практическая часть. “Для датирования останков мамонта использовался радиоуглеродный метод. Происходило это так: с помощью аккумуляторной дрели и под руководством кураторов я просверлила отверстия в костях мамонта, чтобы взять образец крупинок. Затем мы отправили образцы в Познаньскую радиоуглеродную лабораторию в Польше, где и было проведено определение возраста”, — рассказала Рея. В общей сложности было необходимо датировать четыре находки, три из которых были обнаружены в 2019 году: найденный в карьере Витипалу зуб, найденные карьерах Крюйднер и Кукепалу бивни мамонта и четвертым образцом стал зуб мамонта из коллекции Реальной Школы, который до сих пор видели сотни учеников и учителей, но никто не мог знать возраста этой находки.

Результатов датирования с нетерпением ждала как сама Рея, так и ее кураторы. “Мы все же чуть надеялись, что останки будут как можно более молодыми, чтобы можно было сказать: последний мамонт Европы жил в Эстонии. Но все же столь сенсационной новости не получилось”, — признал Сийм Вески. Тем не менее, результаты исследовательской работы Реи заслуживают внимания. “Это самые старые точно датированные останки мамонтов в Эстонии. Мы были обеспокоены тем, что радиоуглеродный метод нельзя использовать для точной датировки, если образцам более чем 50 000 лет. К счастью, наши находки несколько моложе”, — поясняет Рея и ее руководитель. Также выяснилось происхождение зуба, принадлежавшего школьной коллекции. Поскольку датировка определила возраст зуба в 32 380 (плюс-минус 440) лет, то стоит отметить, что в то время Эстония была покрыта льдом, а мамонты уже мигрировали отсюда в южную Европу. Наиболее вероятно, что коренной зуб мамонта попал в школу из России.

200 килограммов растительной пищи в день


Датировка конкретных останков была лишь частью работы Реи. Чтобы получить представление о распространении шерстистого мамонта и о том, какова была среда его обитания, девушка также ознакомилась с работами из других источников.“Вечная мерзлота — достойный хранитель, благодаря которому ученые получают информацию об очень древней истории. Один источник информации, который я смогла изучить, был настолько в хорошем состоянии, что сохранилась целая пищеварительная система мамонта — я могла изучать то, чем он питался”, — говорит Рея. Мамонты были вегетарианцами, и для определения растительности их среды обитания на помощь пришла ученый Лейли Амон, чтобы из остатков растений, полученных из отложений, извлеченных из земных недр, определить растительность из эры мамонтов. “Часть моей работы заключалась в определении семян и другой подобной органики”, — говорит Рея, которая под руководством Лейли Амон смогла использовать специальный инструмент — стереомикроскоп, который, в отличие от обычного микроскопа, создает трехмерное изображение для исследователя и даже может вызвать у кого-то легкое головокружение.

Рея знает теперь о жизни мамонта гораздо больше, чем средний абитуриент. “Я знаю, например, что они съедали до 200 кг растительной пищи в день — в основном злаков, осоковых, листьев и веток; у самцов мамонтов были трехметровые бивни, а в Эстонии было найдено около 30 останков мамонтов”.

В итоге изучение мамонтов у Реи заняло три четверти года, и эта большая работа получила признание. Работа “Распространение шерстистого мамонта во временных периодах и определение среды его обитания” получила 4 приза в национальном конкурсе ученических исследований. Помимо Министерства окружающей среды, Эстонского общества естествоиспытателей и Эстонского музея природы, исследовательская работа эстонской школьницы была также признана на крупнейшей в мире международной научной выставке Regeneron ISEF, которая проходит в США.

Верит в эстонское образование по изучению земных недр


Рея Кыйвуталу планирует связать свое будущее с геологией и как минимум получить степень бакалавра в Эстонии. “Я верю в высшее образование на эстонском языке”, — говорит девушка. Проводя свои исследования, она еще раз убедилась, что геология и изучение земных недр в Эстонии находятся на высоком уровне. “Я очень благодарна Институту геологии TalTech, моим руководителям Сийму Вески, Лейли Амон и Лемби Лыугас из Таллиннского университета. Они помогали абсолютно во всем, от выбора темы и поиска источников до составления структуры работы”.

Стоит добавить, что еще многие другие преподаватели-ученые из Института геологии TalTech также внесли свой вклад в качестве научных руководителей исследовательских работ, и они также получили заслуженное признание. Так, три премии были присуждены работе ученика Таллиннской Мустамяэской Гимназии Хенри Пихельгаса по исследованию ликвидации загрязнений окружающей среды с помощью специальных торфяных матов (руководителем является доцент Института геологии TalTech Молл Орру). Линда Куузик из Гимназии Густава Адольфа и Ханна Микенберг из Таллиннской Технической Гимназии получили по одной награде за свои исследования. Линда изучала изменение климата в Швеции (руководитель: Аннели Поска, старший научный сотрудник Института геологии TalTech), а Ханна — железомарганцевые отложения в Финском заливе (руководитель: Атко Хейнсалу, старший научный сотрудник Института геологии TalTech).

Профессору Сийму Вески отрадно слышать, что Рея решила и дальше посвятить себя геологии. Специальности в сфере ресурсов земных недр остро нуждаются в молодом поколении. “Люди не осознают, что почти все блага, которые мы потребляем и используем в жизни, тем или иным образом взяты из земли. Мы должны лучше знать, исследовать и использовать эти ресурсы”, — объясняет Вески. Для тех, кого больше интересует прошлое, еще есть множество тем для исследований в области геологии. “Видообразование и вымирание, крупные глобальные процессы — все это можно будет увидеть при исследовании земных недр. Люди, работающие в нашей области, путешествуют во времени и пространстве, потому что эксперты по земным недрам нужны во всем мире, и многие из наших выпускников работают за границей”.