По словам заведующего кафедрой медицинской и общей психологии Казанского государственного медицинского университета Владимира Менделевича, подростки используют трагедию для привлечения к себе внимания — в этом особенность пубертатного периода. “Это взрослый человек, который может соотнести трагедию со всем остальным, знает, что можно говорить, что нельзя, а подросток не думает об этом”, — также объяснил психиатр.

То, что подростки оправдывают поступок стрелка нападками на него в школе, также связано с кризисом подросткового возраста, говорит эксперт по деструктивным организациям, психолог Ирэн Боброва. “В кризис свойственны социальные переживания для детей, а тут уже получается, что [в соцсетях] писали те девочки, у которых психологические травмы получены, как я поняла, в семье или в школе, и они просто-напросто проводят параллель”, — объясняет специалист.

Доцент кафедры клинической психологии и психологии личности Казанского государственного медицинского университета Ильдар Абитов связывает действия подростков с реакцией подражания. “Для подростков очень важно находиться в центре внимания других людей, отражаться в глазах других людей. Известность этого человека может быть поводом для того, чтобы попытаться к нему приобщиться, к его персоне, к тому, что о нем известно, для того чтобы тоже как-то повысить свой престиж, интерес к себе”, — поясняет Абитов.

Специалист также подчеркивает, что следствие пока не делало заявлений о том, что нападавший был жертвой психологической травмы.

В результате действий Галявиева погибли семеро детей и двое учителей гимназии №175, еще 24 человека получили травмы. Нападавший арестован, в СИЗО его поставили на учет как склонного к самоубийству.