класс и мастеАнна, у MTÜ Sudamete Soojus большая часть работы была построена на проведении мероприятий — для детей, пациентов больниц, пожилых людей. Как изменилась ваша работа за последний год?

К сожалению, были отменены практически все наши традиционные мероприятия. Летом, в “межкарантинье”, мы провели кулинарный мастер-класс и мастер-класс по созданию повседневных причесок в замещающем доме. В конце года мы чудом успели провести встречу добровольцев и мастер-класс. В психологическом плане нам сложно, потому что в организации многое построено на работе с волонтерами. Мы проводили для них обучения, инструктажи — например, когда человек впервые попадает в детский дом, как он может себя вести, что он может говорить. Мотивировать людей заочно очень сложно, а все, что было построено на общении, просто обрубилось. И этого крайне не хватает.

Но есть и другая сторона: все ушли в онлайн и, например, стало проще с пожертвованиями. Как мне кажется, у людей появилось больше свободного времени. Они стали больше читать статьи, вникать в суть. Ко мне обращаются напрямую в социальных сетях и звонят, желая помочь другим. То есть, несмотря на отсутствие реальной связи с волонтерами, социальная цепочка в интернете расширилась.

Получается, что в пандемию вам стали больше помогать? Казалось бы, люди теряют работу, куча своих проблем…

На нашей организации это не отразилось. Наоборот, людей становится все больше — больше подписываются, больше жертвуют. Нас уже несколько лет поддерживает химический компания Eastman Chemicumi Company, один из заводов которой находится в Кохтла-Ярве. Это крупное международное предприятие, которое в том числе уделяет большое внимание устойчивому развитию и поддержке в рамках спонсорской помощи. Фирмы Kredmioil и Keereekspert также являются нашими спонсорами уже несколько лет. Что касается частных лиц — да, кто-то потерял работу, а кому-то удалось удачно сменить профессию на дистанционную, открыть успешный интернет-магазин и даже начать больше зарабатывать. Все индивидуально.

Анна Тыниссаар

А что касается просьб о помощи? Стало ли их больше, изменились ли они?

Интересно, что и просьб о помощи больше не стало. Правда в самом начале первого локдауна у нас стали появляться заявки из Ида-Вирумаа — через Александру Боротынскую, которая в этом регионе координирует работу с малоимущими — от людей, которым не хватало продуктов питания. И с марта мы начали активно заниматься этим вопросом.

Иногда люди сами обращаются за помощью, если в их жизни случается какая-то критичная ситуация. Из последних просьб — мама-одиночка, у которой четверо детей, попросила, чтобы ей помогли привести в порядок комнату для дочек. На мой взгляд, нормальная, хорошая просьба. Или в случае если Хайгекасса отказывается от покрытия расходов на лечение или лекарства.

В остальном характер запросов не изменился — возможно, люди адаптировались, стали более подготовленными к современным реалиям.

Складывается ощущение, что только те, кто занимается благотворительностью, реально знают, как живут люди…

Возможно, это так. Порой волосы дыбом встают, от ужаса. Но могу добавить, что, к сожалению, иногда люди сами себя загоняют в эти жуткие обстоятельства.

Каким благотворительным организациям стало сложнее работать в пандемию?

Больше, конечно, пострадали “контактные” организации, такие как, например, Youth Club Active — у них вся работа построена на встречах, общении с людьми. При этом они и сейчас постоянно выкладывают фотографии с каких-то мероприятий, креативят, конечно, учитывая все ограничения.

Актриса Русского театра Лариса Саванкова, которая получила накануне Дня независимости награду от президента, каждый год проводила с единомышленницами благотворительный концерт “Мама жизнь подарила”, где собирались средства на благие цели, делались подарки нуждающимся. Но концерт это 200-300 человек, и сейчас нет возможности собрать ни зрителей, ни самих артистов.

Но есть и организации, которые появились в пандемию, например, MTÜ Open Heart. Они развозили продукты пожилым и нуждающимся.

Если человек в Эстонии хочет помогать другим — как ему действовать, куда обращаться?

Хороший пример — организация Open Heart, которую я упомянула выше. Она образец достойной организации, которая появилась за последние годы. Екатерина Бурдейная, учредитель, толково подошла к вопросу. Нашла другие схожие организации, сразу со всеми познакомилась, узнала какие-то контакты, как лучше действовать, где и чему учиться. Не просто так: “Э-ге-гей! Давайте поможем!”, без единой осознанной мысли в голове…

То есть одного желания помочь недостаточно?

У благотворителей есть такое понятие как “причинить добро”. Все, кто занимаются благотворительностью, знают, что это такое. Это когда хочется помочь, но не знаю как. Но все равно помогу.

Но по сути, в благотворительности много подводных камней. Например, некоторым людям деньги в руки лучше не давать, а самим покупать то, что им необходимо. Другим, как выясняется, например, нужны не деньги, а юридическая помощь.

Если вы пишете призыв помочь в интернете, обязательно нужно объяснять, излагать подробно всю ситуацию. Если нужно собрать средства на покупку чего-то конкретного, надо писать, сколько это стоит, если есть ценовое предложение — прикладывать его. Кажется, что это такие мелочи, понятные и логичные, но многие так не делают. Это, конечно, расстраивает.

Бывают некорректно составленные призывы о помощи, которые вызывают желание не помочь, а обойти стороной человека и того, кому просят помочь. Так бывает когда, например, не описывают ситуацию, что случилось, почему не хватает денег, а просто пишут: “Давайте поможем!” и ставят кучу слезных смайликов. Это вызывает отторжение и может запятнать репутацию благотворительности в Эстонии в целом. Один человек, одна организация может бросить тень на всех остальных благотворителей — своим некорректным поведением, отсутствием знаний, эмпатии и такта по отношению к тем, кому они помогают.

Есть какие-то определенные элементарные вещи, которые ты должен знать, когда начинаешь. Мы тоже сначала не все знали, многое приходило постепенно, но мы быстро учились.

Что вы делаете, если видите такие непрофессиональные призывы?

Я стараюсь не вмешиваться, но порой меня отмечают в таких публикациях. Тогда пытаюсь крайне нейтрально и по-доброму выразить свое мнение. Но людей это обижает, от этого никуда не деться.

Например, под Рождество и Новый год часто звучат призывы привезти в замещающие дома сладости, чтобы порадовать детей. В итоге, в канун Нового года им привозят тонны конфет и шоколада. Все ящики и шкафы ломятся от сладостей, дети объедаются, покрываются диатезом, толстеют и никто как будто бы об этом не думает. Помимо шоколада можно столько всего полезного привезти ребятам — какие-то развивающие игры, фрукты, в конце концов…

Анна Тыниссаар

Как тогда правильно действовать, если хочешь помочь?

Понять для себя, хочешь ли ты этим заниматься сам или хочешь обратиться в какую-то организацию, которая сможет заняться этим вопросом. Это самое первое.

Если хочется заняться самому, лично, тогда важно следовать простым правилам. Во-первых, спросить у человека, которому нужна помощь, нужна ли ему эта помощь, готов ли он, пусть к небольшой, но огласке. Узнать всю его историю подробно, не стесняясь задавать даже неудобные вопросы, например, какой у него доход. Иногда начинаешь спрашивать, и выясняется, что у человека доход больше, чем у тебя — такое тоже бывает. Важно узнать все подробности, чтобы потом не было ситуации, когда придется краснеть за то, что ты просишь о помощи человеку, который в ней не очень-то и нуждается.

Можно сделать страницу в интернете или группу в Фейсбуке, как, например у девочки Вари из Эстонии, которая с рождения болеет. Волонтером Викой Воробьевой была создана страница “Help. Поможем Варе”. Там все четко написано, публикуются все новости о состоянии Вареньки, справки, отчеты о затратах — сейчас там уже большое количество подписчиков, все делается очень правильно, и к ним нет никаких вопросов.

Либо нужно передать информацию в организацию, которая занимается адресной помощью.

А как найти найти организацию, которая может помочь?

Есть сайт Armastan Aidata, это проект Swedbank, у них можно оформить постоянные платежи. Там всегда указана очень конкретная информация, на что нужны средства. Можно обратиться в организацию HEAK к Анне Хейнсоо или Евгении Рыбаковой, они объединяют НКО и молодых предпринимателей и знают все благотворительные организации, проводят для них мероприятие “ВНЕФОРМАТ”. Собирают, обучают, знакомят, помогают проекты писать. Можно просто обратиться к ним и напрямую говорить, что у вас есть желание помочь.

Есть также сайт Vabatahtlik и учрежденный ими Vabatahtliku Sõbra märk — официально признанный, почетный знак друга-добровольца. В Эстонии он есть у немногих организаций — всего у 61, мы получили его 39-ми.

Недавно вышел список Delfi “103 благотворителя Эстонии”, такие списки должны быть всегда в открытом доступе. Чтобы люди понимали, куда обратиться, если ты хочешь помочь адресно.

Можно обратиться и ко мне, я тоже много кого знаю, по крайней мере в русскоязычной среде, и могу что-то посоветовать.

А если совсем не понимаешь, с чего начать?

Мы в фонде делаем такую вещь — если кто-то приходит и не знает, с чего начать, я всегда предлагаю созвониться, чтобы человек рассказал, что ему ближе всего, как он видит благотворительную помощь, а я бы рассказала, что можно придумать совместно. Это самый идеальный вариант. Для кого-то помощь другим это деньги, потому что со временем у людей очень тяжело, некоторые люди жертвуют свои услуги раз в неделю или раз в месяц, для кого-то помощь — это непосредственно волонтерский труд, когда человек может куда-то прийти и кому-то помочь.

Это может быть даже ежемесячный платеж, скажем, в 1 евро. А может быть что-то совершенно другое — например, мастер-класс. У нас одна женщина — кондитер Ирина Володина — проводила каждый месяц кулинарные мастер-классы в замещающем доме. Привозила все ингредиенты, это был ее способ благотворительности, и дети были очень рады. Один из ребят даже увлекся кондитерским искусством, они переписывались, обменивались рецептами.

Очень разные возможности и желания у людей, так что важно выбрать то, что ближе, по душе лично вам, и конкретную организацию — и уже от этого двигаться дальше.

Волонтеры некоммерческой организации“Тепло Сердец” (MTÜ Sudamete Soojus)

Все-таки помощь другим — это здоровая норма для любого человека или помогать могут только определенные люди? Может быть, для этого нужен какой-то склад характера?

Что касается, например, наших волонтеров, они все в какой-то мере похожи внутренне, близки по духу, по способу мышления. Как только они в первый раз попадают в эту среду, они сразу находят себе друзей, партнеров, единомышленников.

Это прогрессивные, современные люди, которые понимают, что цепочка добра бесконечна, что, помогая другому, ты отчасти помогаешь себе. Что благотворительность это важный процесс, и начинается он с мелочей — начиная от сортировки мусора, покупок в секонд-хэнде, и заканчивая уже более глобальными вещами.

Сейчас люди стали понимать важность социальных вопросов и благотворительности в целом. Конечно, нам далеко до Америки, где, если человека спросят, в какой благотворительной организации он состоит, и он ответит, что ни в какой, это будет странно. Там это норма, почти каждая семья куда-то отправляет пожертвования, участвует в каких-то акциях, кампаниях. В Эстонии это, к сожалению, пока что еще не так. Но мне кажется, и у нас ситуация уже понемногу меняется в лучшую сторону.

У вас есть семья, дети, работа, в вашем фонде работают волонтерами очень серьезные профессионалы, у которых большая нагрузка в повседневной жизни. Почему вы, несмотря на собственные сложности и занятость, продолжаете очень большую часть своей жизни отдавать помощи другим, в чем мотивация?

Это действительно нон-стоп режим: тебе постоянно пишут, звонят — ты отвечаешь. Что касается меня лично, во-первых, моя работа сейчас напрямую связана с благотворительностью, я занимаюсь тем, что я искренне люблю. Во-вторых, когда ты вникаешь в это дело, начинаешь помогать, когда ты ночью пишешь какую-то публикацию и видишь, что там 60 комментариев — люди реально хотят кому-то помочь, и когда тот, кому помогли, пишет тебе о своих ощущениях, эмоциях — что он или его ребенок испытал, когда ему помогли, это бесценно. Нет этому в жизни какого-то аналога, это как наркотик какой-то, в хорошем смысле. Как можно отказаться от такого кайфа, от искренней радости?

Как мы обычно живем? Семья, работа, домашние обязанности, питомцы… Все идет по накатанной. А благотворительность — это что-то экстраординарное, что периодически происходит в твоей жизни, приносит радость тебе, тем, кто помогает и радость тому, кому оказывают помощь. Это же просто невероятно!

Плюс это общение, ты знакомишься с новыми людьми постоянно, заводишь какие-то хорошие добрые связи, появляются новые друзья.

Кроме того, вот мы помогаем замещающему дому — как можно бросить детей оттуда? Их уже когда-то бросили. Если ты уже начинаешь приезжать в дом, и вдруг решаешь перестать, как им это объяснить? Себе-то можно — со своей совестью договориться, а как им это объяснишь? Сейчас в Силламяэ, где находится наш подшефный детский дом, давно уже карантин. Мы с волонтерами давно там не были — только на Новый год нам удалось передать подарки. И это тяжело, очень хочется навестить ребят.

Ни одно доброе дело не станет масштабным без круга поддержки. По сути наша организация зиждется на волонтерах. Они каждый день делают бесплатную работу. От чистого сердца и с самыми добрыми намерениями. Я хочу от всей души поблагодарить своих верных помощников и поместить их имена и фамилии на доску почета в Delfi (искренне извиняюсь, если я кого-то забыла или пропустила):

Благодарю Викторию Ерофееву, Ольгу Митюнову, Ариадну Рейнио, Таню Иванову, Оксану Привалову, Наталью Барышникову, Наталью Константинову, Анну Запрудскую, Катю Маликову, Юлию Гренц, Анну Агу, Юлию Зайцеву, Наталью Мянд, Елену Петриляйнен, Никиту Грознова, Яну Гашкову, Елену Соломину, Екатерину Вайсер, Екатерину Долгушеву, Татьяну Охотину, Максима Соломина, Юлию Рапопорт, Светлану Афанасьеву, Артема Малахова, Альберта Рехема, Марию Риккиеву, Юлию Голубеву, Наталью Сиренко, Яну Сорокину, Кирилла Кополова, Анну Рогалевич, Риину Нецунски, Екатерину Утробину, Нелли Каменскую, Екатерину Куликову, Ингу Сабайтите, своих дочек Евочку и Лизочку, Марию Романову, Янека Алексейчика, Ирину Володину, Александру Сычеву, Наталию Лосак, Александру Боротынскую, Кристину Кальдма, Надежду Обухову, Сергея и Ирину Красий, Дмитрия и Катю Дон, Олега Кремповских, Ксению Костину, Юлию Шандру, Романа Запрудского, Дмитрия Хорта, Дениса Шведова, Максима Галанина, Александра Клевера, Ирину Соколову, Елену Яненко, Елену Аминчикову, Ксению Костину, Юлию Шандру, Романа Запрудского, Дмитрия Хорта, Владимира Ток, Дениса Виноградова, Сергея Немо, Элину Геродес, Дмитрия Христова, Лену Гусеву, Полину Ляшеву.

Цепочка добра бесконечна!