Что объединяет героев вашего проекта, кроме того, что они из Эстонии?

Алена Суржикова: Цикл называется “Истории успеха”, все наши герои — успешные люди, у многих есть орден за заслуги перед нашей страной. И все они — очень большие трудоголики. Это я точно могу сказать, сняв все 12 серий. Один из факторов, который ты никогда не вычеркнешь из их жизни — это постоянная “пахота”, в которой они живут. Утром просыпаются, ночью засыпают, постоянно думая о своем деле. Они обожают свою работу и они живут вот этим делом и в принципе не важно, это политика, это музыка, это театр, это зоология или наука, они просто живут вот этой вот своей профессией.

Сергей Трофимов: Возможно, этот проект объединяет еще и то, отправная точка успеха у многих, в основном, это получение Эстонией независимости. Если посмотреть на возраст всех наших героев и отмотать назад 25 лет — это, конечно, применимо не ко всем, но к большинству — то в некотором смысле эта отправная точка успеха нам понятна, потому что мы понимаем, что было 25 лет назад в Эстонии. Кто-то в этот момент был ребенком, а кто-то, например, как Ольга Макина, уже уехал строить самостоятельную жизнь в Германию.

Не сложилось ли у вас ощущения, что для русских в Эстонии главными “звездами” являются не русские, которые живут здесь, а русские из России, какие-то крупные российские “звезды”?

Алена: Если бы я снимала здесь фильм про русских из России, то, может быть, могла бы ответить на этот вопрос, но мы снимали людей из Эстонии, и они здесь абсолютные звезды. Например, если мы говорим про актеров, то когда мы с Александром Ивашкевичем пошли в Старый город снимать эпизод, то каждые пять минут нас останавливали люди и говорили: “Ой, а можно с Вами сфотографироваться? Ой, а можно автограф взять? Ой, я видела вчера в театре Ваш спектакль! Ой, спасибо Вам большое!”. А буквально за месяц до этого я была в России на фестивале “КиноШОК” и так сложилось, что я шла вместе с актером Гошей Куценко, которого я не знала и в принципе даже в кино не видела особо. И была такая же ситуация — все его останавливали и каждый хотел сфотографироваться. То есть, наши актеры такие же “звезды”, как и российские, все их любят и все хотят с ними сфотографироваться.

Что вы стремились прежде всего донести в каждой истории до зрителя?

Алена: Для меня всегда важен человек, неважно чем он занимается, для меня важна его человеческая наполненность — чем человек живет, как он общается со своей семьей, как он помогает людям (или не помогает), о чем он думает в свободное время. То есть каждого героя я все-таки пыталась показать человеком.

Некоторые герои, посмотрев серию, говорили: “А почему так мало моей галереи? А почему так мало моих фотографий?”. Потому что они живут своей профессией, и им кажется, что это — самое главное. А я говорю, извините, это не стенограмма ваших достижений за 30 лет, это все-таки о вас, мы хотим посмотреть что вы делаете, кроме работы”. И поэтому мне было интересно, что было в школе, что было в институте. То есть я пыталась найти вот эти вот общечеловеческие факторы, которые интересны и понятны всем.

И, в принципе, все герои у нас они такие self-made persons, они сделали себя сами. Ни у кого, кроме Евгения Осиновского, не было богатых родителей. В основной своей части это просто люди, которые работали, и, преодолевая разные трудности, пришли к своей цели. Осиновский тоже пошел по пути непростому, не в бизнес, а в политику, где достижения не мерят таблицей прибыли, и где все результаты работы затянуты во времени. То есть это такой фильм, который дает надежду людям и показывает, что все возможно. Особенно у нас в стране, где в принципе небольшая конкуренция и многие рынки совсем не заняты. И что если ты здесь будешь работать, то ты довольно быстро сможешь стать успешным.

Что получилось и что не получилось из задуманного?

Алена: Не знаю, насколько у меня получилось показать героев, как простых людей, потому что они все-таки не простые люди. Простые люди не могут так много работать и в таком бешеном ритме жить. Поэтому, может быть, мой план показать человека как просто человека не всегда срабатывал. Потому что это все-таки люди с высоким потенциалом стрессоустойчивости.

Сколько заняло производство сериала?

Алена: Предложение от канала ETV+ поступило в январе, в конце февраля прошли первые съемки. И с тех пор длится этот процесс, все остальные проекты отошли на второй план. Документальное кино в целом требует очень много съемок — ты не можешь снять документальный фильм про такого человека за день. Один из первых вопросов, который я задавала герою: какие у вас будут события, чтобы показать вашу деятельность. Со многими героями мы летали по всему миру.

Например, с Владимиром Фунтиковым, который основал компанию по разработке мобильных игр Creative Mobile — ему даже хотели когда-то дать титул самого молодого предпринимателя — мы за время съемок летали в Кельн и в Нью-Йорк, где он выступал в ООН.

Сергей: В эти дни проходила открытая сессия ООН и параллельно проходил Саммит по изменению климата. Одна из его секций была посвящена играм и на нее были приглашены представители индустрии гейминга со всего мира, в том числе Владимир Фунтиков. Это большая честь, он единственный за долгое время представитель Эстонии, приглашенный участвовать в таком своеобразном и масштабном проекте.

И чтобы такие эпизоды были отображены в сериале, должна быть проведена огромная подготовительная работа, нужно найти подход к каждому из героев, чтобы они понимали значимость того, что с ними происходит. Потому что часто люди, которые находятся в таком ежедневном круговороте, каким-то событиям в своей жизни придают меньше значения, чем люди со стороны. Им кажется, что это так обыденно: “Ну вот, сегодня еще раз слетал в Нью-Йорк”. Владимир Фунтиков даже не был уверен, сколько раз он был в США, для него это была, может быть, еще одна поездка, о которой обычно никто не рассказывает, но, естественно, это интересно наблюдать со стороны.

В скольких странах побывала ваша съемочная группа за время подготовки проекта?

Алена: С Яной Тоом мы ездили в Бельгию, с Ольгой Темниковой — в Швейцарию и Италию, с П.И. Филимоновым — в Россию, с Викторией Ладынской — ехали в сторону Латвии, с Ольгой Макиной — в Германию, с Николаем Новоселовым — в Болгарию, с Элиной Нечаевой мы ездили по Эстонии, в Тарту, Пярну, с Владимиром Фунтиковым — в Германию и Америку, с Евгением Осиновским собирались в Англию, это предпоследний герой, кого мы еще не досняли. Получается 9 стран, в Россию и Германию мы ездили по 2 раза.

Как формировался список героев?

Алена: Перед нами стояла задача сделать фильмы про самых известных людей. Например, одна из героинь — Яна Тоом — известна среди русских, за нее голосует почти 30 000 избирателей, но почти никто больше не является для русских таким лидером мнения. Я предложила взять людей разных профессий, единственное исключение — это политики, нам нужно было показать разнообразие партий. Кроме Яны Тоом, у нас среди героев также Виктория Ладынская-Кубитс и Евгений Осиновский. Остальных героев мы выбирали из разных профессий, чтобы не было пересечений, кто-то из них соглашался, кто-то нет, и так получился в итоге список из 12 человек.

Среди ваших героев равное количество мужчин и женщин — так было задумано?

Я сказала сразу, что должно быть равное количество женщин и мужчин, но у нас был вопрос последнего героя в Нарве, и там нам предлагали все время разных мужчин, на что я говорила: “Нет, тогда будет перевес в сторону мужчин”. И так, в принципе, у нас женщины все время находятся в ущемленном положении — зарплата, по статистике, у них меньше, если женщина рожает ребенка, то 30% женщин никогда не возвращаются на свою первую работу, если про кино говорим, то 50% женщин после рождения ребенка не возвращаются в кино никогда. Это данные Европейского союза. И поэтому, я считаю, особенно важно представлять и женщин.

Проект занял почти год работы…

Алена: На самом деле это очень мало! Обычно я фильм делаю 5 лет. Очень много работы в такой короткий срок. В классической документалистике обычно год длится только период развития — когда едешь снимать “на разведку” и готовишь идею для развития фильма, а потом идешь и ищешь деньги на производство. Но даже в классическом фильме 50% съемок — из периода развития. Потому что там самые честные кадры, самые первые. Потом ты уже переспросишь, переснимешь, переделаешь, а в итоге посмотришь — в начале все равно самое лучшее было, когда герой в первый раз тебе искренне что-то рассказывал.

Это первый ваш опыт таких сжатых и объемных съемок?

Алена: Мы 15 лет уже занимаемся созданием сериалов. В 2003 году — я тогда была на третьем курсе — мы сняли сериал для молодежи “Мультикон”, 8 серий по 28 минут. Этот сериал эстонское телевидение крутило много лет на школьные каникулы. В 2004 был сериал “Посмотри на меня” (15 серий по 28 минут), в 2009 мы сняли другой сериал — “Доживи до 100”, там тоже было 16 серий, в 2013 году, мы сняли сериал “Живи на все 100” про активных, молодых, красивых. Он, в принципе, похож на “Истории успеха”, но там было три героя в одной программе и они были не так известны. Потом мы сделали сериал “Музей Ласнамяэ”, там было 2 цикла — 2 года, еще есть сериал “Забытые вкусы”. Но таких портретных циклов еще не было. Я бы сравнила “Истории успеха” с “Доживи до 100” — это были портретные истории людей в солидном возрасте: самый молодой герой был 70 лет, а самый старший — 105.

Сергей: Отличие этого проекта от предыдущих, которые мы делали, заметно даже в хронометраже и формате. С появлением ETV+ стали меняться форматы эстонского телевидения. Если до этого все программы имели хронометраж 28 минут, то сейчас мы впервые сделали программу, у которой хронометраж 43 минуты. По сути дела — это в 2 раза больше. Даже 28 минут сделать интересными, чтобы на 14-й минуте зрителю не становилось скучно, это достаточно непросто. Соответственно, сделать все 43 минуты насыщенными, полными событий, эмоций, живыми — это очень сложная задача.

Алена: Сложности добавляет и вопрос личного отношения: когда ты так много времени с героем проводишь, так много про него всего знаешь, иногда сложно провести грань: говорить ли о некоторых личных подробностях, о которых герой готов говорить, но они могут опустить всю историю на какой-то другой уровень, который, может быть, не нужен здесь — и тебе как автору, и этому герою как личности. Что это, может быть, приведет за собой очень много каких-то негативных реакций, а толку? В образе героя создаст еще какое-то клише или клеймо. Мы очень много знаем о героях, но не факт, что мы будем об этом рассказывать. Это уже личная позиция автора всегда — что он будет говорить, а что нет.

…Еще иногда люди говорят: “Не хочу, чтобы снимали моих детей, не хочу, чтобы моих родителей снимали”. Я не настаиваю. Но на самом деле часть с родителями, во-первых, самая интересная, во-вторых, никто, никакой твой коллега не расскажет о тебе так хорошо, как твоя мама.

Какая команда работала над проектом?

Алена: У нас работает международная команда: графику делал парень из Грузии, монтируют режиссеры-документалисты из Минска, из Москвы, Ростова, причем все это известные документалисты, лучшие люди в нашей профессии. Потом я все это подвожу под один знаменатель, на уровне часовой версии примерно. Мы обсуждаем структуру и интересно, на что разные авторы обращают внимание и как это все потом работает или не работает. Из Эстонии тоже несколько человек монтировали часть историй, и это было очень слабо, потом пришлось все переделывать. Слишком много приходится делать самим.

В Эстонии сложно с тем, что эстонские документалисты не говорят по-русски. Надо знать язык хорошо. Плюс — документалисты очень долго все делают. Мало таких людей, как мы — многостаночники, которые могут переключиться с 5 лет на один фильм на 2 недели. Поэтому приходится сотрудничать с удаленными авторами.

Вы всех героев знали до съемок?

Сергей: Со всеми людьми очень разные отношения. Кого-то мы знаем 15 лет.

Алена: С Олей Темниковой мы из одной школы. Когда люди твоего возраста, твоего поколения, из твоей альма матер — это проще, ты понимаешь, какой путь они прошли.

Сергей: С этим связана хорошая история. Мы снимали Романа Фокина, он же П. И. Филимонов, на протяжении многих лет, вся хроника эстонского телевидения, которая использована в этой программе, это та хроника, которую мы сами и снимали почти 15 лет.

Алена: Он говорит в интервью: “Какие-то люди меня нашли и начали публиковать…” В фильме показан сайт “Современная литература в Таллинне”, где он начал публиковаться, это был сайт Сергея!

Было ли такое, что в ходе проекта казалось бы знакомый человек открывался совершенно в новой стороны?

В основном, нет. Но если честно, мы не представляли, в каком темпе живут некоторые люди. Если снимать фильм о нас, то тоже, наверное, темп будет неутешительный, потому что это очень-очень большая работа и очень-очень большой стресс, большая нагрузка.

Один мой знакомый сказал: “Люди говорят иногда: “Вот, меня бы президентом сделали, я бы такое сделал!” Но люди не представляют, в каком темпе живет президент. Столько выступлений, поездок, столько всего! Наши герои не президенты, конечно, но где-то из этой же оперы. Ты хотя бы слетай три раза в неделю на самолете, просто пройди все эти проверки, а потом говори, насколько это просто или непросто.

Это очень высокая стрессоустойчивость, и очень четкое видение цели, куда и зачем они идут.

Как вы оцениваете значимость этого проекта сейчас, когда он уже начал выходить, появились первые отзывы?

Сергей: Может быть, это субъективный взгляд, но на протяжении последних десятилетий на государственном телевидении, на русском языке, с таким хронометражом, такого объема масштабного, проектов про русскоязычных знаменательных людей в Эстонии, наверное, не было.

Для многих людей, которые, к сожалению, живут в российском инфопространстве, такие проекты становятся в своем роде открытием — политики, за которых они голосуют по инерции или еще по какой-то причине, дети, которые выросли в соседнем подъезде, — они, оказывается, добиваются каких-то высот на международном уровне! Кто-то об этом знает, а для кого-то это может быть открытием.

Алена: Например, Ольга Темникова для многих была большим открытием. На эстонском телевидении цикл начался именно с ее истории, потому что она для них действительно такая, звездочка. А для русской среды это было открытие.

Сергей: Еще один немаловажный факт: в Эстонии не осталось ежедневных газет и журналов на русском языке. И возможностей зеркалить те успехи, которые есть у русскоязычной общины, соответственно, становится меньше.

Алена: В 90-е Евгения Хаппонен сделала огромный цикл программ, Наталья Ярвисте делала цикл “Субъектив”, но там было просто интервью с известным человеком. Мы берем оттуда некоторые отрывки. Но это все было сделано 20 лет назад. Конечно, такие герои, как Ивашкевич или Туровский и тогда были звездами. С 2004 года была дыра, когда закрыли русскую редакцию при эстонском телевидении.

Пару лет назад на эстонском телевидении сделали новый цикл часовых портретных фильмов, который так и называется “Портретные фильмы”, там иногда бывают какие-то русские герои, но это очень редко. А на русском языке такого регулярного цикла нет. Можно сказать, мы его создали теперь.

У вас трое детей, у Яны Тоом — пять, у Ольги Темниковой совсем маленькая дочка… Как удается и вам, и им находить баланс в такой интенсивной жизни?

На самом деле, с людьми, у кого много детей, легче договориться обо всем. У такого человека очень структурированное мышление, он быстро понимает ситуацию, потому что у него так постоянно — так, сейчас в школу, потом в садик, потом обед, потом надо на интервью сходить, на монтаж, на съемки, и нам было довольно просто работать с теми, кто живет в таком же ритме. Плюс, когда у человека появляются дети, он становится более ответственным, более внимательным к другим, потому что материнский инстинкт и еще какие-то такие вещи — они работают на подсознании. Он не начинает других доставать: “Ой, я плохо выглядела, уберите этот кадр”, потому что это не так важно. Мне было легче работать с теми, у кого есть дети, это однозначно. Но, опять же, все зависит от человека, бывают просто капризные люди, с ними трудно.

Наверняка создание “Историй успеха” не обошлось без историй…

Да, есть смешная! Приехали мы в Ярославль, где Александр Ивашкевич, эстонский актер, играл маньяка. Он там душил женщину, выкидывал ее в окно. Мы следили за этим 5 часов. Это было в спальном районе города Ярославля. Вы можете представить себе, как это выглядит, — примерно как Ласнамяэ в 90-е. И я говорю оператору: “Слушай, хватит, пойдем отсюда, а то мне станет дурно”. Он говорит: “Да-да, сейчас еще поснимаю”. “Слушай, а я уже пойду. Давай встретимся в центре”. И он еще остается снимать. Я иду по этому спальному району, смотрю, какие-то странные типы за мной идут, я ускоряю шаг, они за мной ускоряют, я — раз! — за угол и побежала, и они за мной. Смотрю — а там автобус, они на автобус бежали!

Будет ли у проекта продолжение?

Да, я хочу делать продолжение. Потому что многие люди спрашивают уже: “Ой, а можно вот про этого героя снять, или вот про этого?” У нас уже выработался формат, видение, как нужно делать, а как не нужно, чтобы не наступить на грабли, на которые мы уже наступали. Стало понятно, каких людей можно привлечь в команду, а кого обходить стороной, кто будет нам помогать с юридическими правами для получения разрешений на архивные кадры. Это тоже забирает огромное количество времени. Так что хотелось бы видеть продолжение этого проекта — это еще одно детище, которое мы сформировали, выпустили как цикл, и если он просто останется отдельным проектом, будет обидно.

Все фильмы можно посмотреть на сайте ETV+ — по ссылке.

* * *

Герои — о проекте “Истории успеха”: