Кем была Мэрилин Монро до того, как стать Мэрилин Монро? Симпатичной рыжей курносой девчонкой с трудной судьбой. Если бы не ее умение делать из лимонов лимонад и образ с кудряшками и розовым платьем, вполне возможно, Мэрилин так бы и осталась одной из многих пин-ап-девчонок. Поэтому считаю нужным рассказать об одном из самых важных людей, сотворивших образ Мэрилин, — художнике по костюмам Уильяме Травилле. Они работали вместе на восьми картинах, и именно ему принадлежат все наряды, которые приходят вам в голову при упоминании Мэрилин Монро.

Немного контекста: Мэрилин начала сниматься в кино в середине 40-х годов, в самый разгар голливудского гламура. В начале 50-х она перешла из эпизодов на второстепенные роли, а в 1952-м стала суперзвездой благодаря фильму „Джентльмены предпочитают блондинок“. Именно на съемках этой картины Мэрилин и знакомится с Уильямом Травиллой, оскароносным дизайнером, сотрудничающим со звездами 20th Century Fox. Монро и Травилла будут не только работать вместе (а он одевал ее и вне киноэкрана), но и крепко дружить до смерти актрисы.

Травилла как грамотный художник по костюмам оценил вводные: фактуру Монро, ее персонаж и еще несколько деталей, касающихся кинопроизводства, и вылепил из актрисы секс-символ, потому что по-другому не получилось бы.

Главная звезда „Джентльмены предпочитают блондинок“, по идее, Джейн Рассел, а Мэрилин — практически дебютантка, но при этом они должны быть на равных, поэтому на Мэрилин экономить нельзя. Более того, у Мэрилин есть преимущество — модельное прошлое: она умеет носить (и преподносить) наряды и знает, что нравится мужчинам. Тело Мэрилин, с одной стороны, соответствует модным канонам витальных 50-х: ни разу не худая, никакой щели между ляжками — эталонные „песочные часы“ с грудью, животиком и бедрами. Чтобы фигура выглядела максимально сексуально, а не расплывалась и чтобы грудь не выпрыгивала при активном движении, Травилла посадил все платья на жесткие корсеты.

Далее идем в нюансы ремесла художника по костюмам: в Америке с 1930-х действовал кодекс Хейса, который нещадно цензурировал все откровенно сексуальное. То есть Мэрилин должна была быть максимально одетой и максимально раздетой одновременно. Травилла вышел из положения изящно: одел актрису в платья в пол, чтобы компенсировать открытые руки и декольте. Кстати, любопытная деталь: на оранжевом вечернем платье Мэрилин молния расположена спереди, а не сзади и дизайнерски обыграна. Это очень умный ход, потому что актриса могла самостоятельно одеваться и раздеваться, когда ей удобно.

Венец предприимчивости Уильяма Травиллы — то самое розовое платье в номере „Лучшие друзья девушек — это бриллианты“. Изначально Уильям сшил Мэрилин открытый костюм в стиле бурлеск-шоу Вегаса, но в прессе всплыли голые фотки Монро шестилетней давности, и, чтобы замять скандал и соблюсти кодекс Хейса, Травилла за два дня сшил новое платье. Поскольку у Мэрилин нереально активная хореография в этом номере, чтобы платье никуда не уползало и юбка не задиралась, шелк был посажен на войлок, лиф был на жестком каркасе, а огромный бант был набит конским волосом. Платье весило около 12 кг и, к слову, было далеко не цвета фуксии. На самом деле оно достаточно светлого оттенка, но пленка „Техниколор“ и обилие красного в кадре сделали свое дело — наряд вышел таким, каким мы его знаем по сей день.

Закладка
Поделиться
Комментарии