Как психика защищает себя: пять механизмов


Masenduses naine
Foto on illustratiivne.Foto: Hendrik Osula

Иногда реальность слишком сурова, чтобы воспринимать ее объективно. На самом деле никто на это не способен — психика каждого человека в большей или меньшей степени искажает действительность. Это ее защитная реакция на окружающий мир — стереотипные модели и установки, которые должны облегчать контакт с другими людьми, пишет Новости Mail.ru. Здоровье.

В здоровом виде защитные механизмы психики правда помогают жить в гармонии с обществом и с собой. Когда таких защит становится слишком много, они мешают вступать в отношения, приводят к психологическим проблемам и даже к болезням.

Проекция, интроекты, дефлексия — что значат эти замысловатые слова, и зачем все это нужно? Разбираемся с психологом-психотерапевтом в гештальт-подходе Дарьей Приходько.

Проекция: “я знаю, что ты на меня злишься”

Механизм проекции помогает снять с себя ответственность за то, что происходит в вашей жизни и ваших отношениях. При проекции человек приписывает свои чувства, черты или ожидания другим людям. Он, например, искренне верит, что источником агрессии или обиды являются окружающие — в то время как это он сам испытывает эти чувства.

Когда психика защищается проекциями, люди вместо местоимения “я” начинают употреблять “ты”, “вы”, “они”.

“Они подумают, что я скучно рассказываю”, — тревожится человек перед публичным выступлением. Но на самом деле он проецирует свои мысли — это он сам считает себя унылым докладчиком.

Проекция — это удобно. Когда вы проецируете собственные эмоции и установки на весь мир, вам становится легче — вы вроде бы понимаете, что происходит. Но вы никогда не сможете узнать, что думает другой человек, только на основе своего опыта.

Как избавиться от проекций, мешающих жить? Говорить лишь о себе, а окружающих спрашивать, что они думают и чувствуют.

Например, вы хотите сказать партнеру “Ты меня не любишь!” — и это проекция. Ведь вы бы вели себя так, как он, только если бы разлюбили. Но кто знает, в чем причина его охлаждения? Может, проблемы на работе или депрессия? Так что просто объясните, что вам стало одиноко, и узнайте, почему партнер отдалился.

Полностью искоренять механизм проекции не стоит — он лежит в основе эмпатии. Когда друг рассказывает о своем горе или радости, именно благодаря проецированию вы можете хоть примерно представить, что бы вы чувствовали, оказавшись на его месте.

Интроекция: “я знаю, что так надо”

Механизм интроекции, можно сказать, противоположен проекции. В данном случае человек принимает установки от мира и от других людей — интроекты — как собственные мысли, без критики и осмысления.

Значительную часть интроектов вы, конечно, получили от родителей. Еще часть заложило окружение: школа, друзья, медиа.

Интроекты тоже могут быть полезны — они помогают адаптироваться в обществе, усвоить его правила и нормы. Но слишком развитый механизм интроекции может испортить жизнь.

Человек с большим набором интроектов сам не понимает, что для него важно и ценно. Его убедили, что надо работать в офисе, вставать в семь утра и ложиться в 23:00, есть три раза в день — и он не подвергает эти идеи сомнению.

А если задуматься — а кому, на самом деле, это все надо — может оказаться, что хотите вы совершенно другого.

Отказ от тяготящих вас интроектов позволит жить собственной жизнью, убрать фоновое недовольство и внутренний конфликт — а он неизбежно возникнет при попытках действовать по указке.

Слияние: “мы не хотим”

Слияние — нормальный защитный механизм для младенца, который не отделяет себя от матери. Для взрослого человека постоянно находиться в слиянии — нездорово.

Когда вы сливаетесь с кем-то, вы представляете себя и другого (партнера, ребенка, родителя или друга) как одно целое — и тогда любая мысль, отличная от вашей, расценивается как предательство. Вы часто вместо “я” говорите “мы”. Вы растворяетесь в других людях, это прямой путь к созависимым отношениям.

Получается, как в том анекдоте: “Петя, пора домой! — Мама, а я замерз или проголодался?”

Вам становится трудно понять, где ваши эмоции, а где чужие, и вы теряете себя.

Отношения, основанные на слиянии, вряд ли они окажутся счастливыми, а чтобы покинуть их, придется потратить много сил. Лучший путь выхода из слияния — признать, что другие люди отличаются от вас и имеют право на собственные мысли и чувства. При этом выстраивать свои границы допустимого, которые не позволено нарушать даже самым близким.

Читать еще

Иногда можно позволить себе немного побыть в слиянии: например, в моменты близости с партнером, после рождения ребенка, при групповой работе или во время психотерапии. Главное — помнить, что в какой-то момент вам придется отделиться от других: это может быть страшно и больно, но вы от этого не умрете.

Дефлексия: “да что ты начинаешь, нормально же общались”

Человек, увлекающийся дефлексией, постоянно избегает как искреннего общения с другими, так и контакта с собственными эмоциями.

В итоге из неприятных ситуаций человек просто сбегает, уходит от ответов, пытается увиливать — но никогда не скажет о чувствах прямо.

Понятно, как дефлексия защищает психику — она позволяет избежать боли. Часто этот механизм появляется у людей, которые в прошлом пережили травму в отношениях и теперь не доверяют окружающим.

Тот, кто практикует дефлексию, будет отшучиваться или, например, уходить в пространные рассуждения вместо ответа на прямой вопрос. Глубокие отношения с таким человеком построить трудно, поэтому они часто одиноки — и так как они не в контакте не только с другими, но и с собственными чувствами, они убеждают себя, что им никто и не нужен.

Дефлексия, кстати, может приводить к разного рода зависимостям — как попытке сбежать от реальности. Поэтому излишнее увлечение дефлексией стоит пресекать: сначала наладив контакт с собой, потом — с другими.

Здоровым защитным механизмом дефлексия бывает редко. Она полезна разве что в тех случаях, когда надо избежать прямого конфликта, а вы находитесь в уязвимом положении, — например, выступаете в одиночку против толпы.

Ретрофлексия: “я себя ненавижу”

Когда хочется сказать “я ненавижу тебя”, а получается “я ненавижу себя” — это и есть ретрофлексия. При этом защитном механизме чувства, которые вы должны были бы направить вовне, возвращаются к вам.

В здоровом варианте ретрофлексия позволяет сдерживать неуместные эмоциональные порывы, помогает самоконтролю.

Часто ретрофлексия переходит мыслимые границы — особенно если вы перенаправляете на себя агрессию.

Аутоагрессия приводит к психосоматическим проблемам: появляются мышечные блоки, ком в горле, панические атаки. Может развиться деструктивное поведение, склонность к самоповреждению, депрессия.

Крайняя форма ретрофлексии — это суицид: человек убивает себя, хотя хотел бы уничтожить тех, кто причиняет ему боль.

Чтобы справиться с излишней склонностью к ретрофлексии, нужна долгая работа. Телесные практики, например, учат понимать, где в теле “спрятаны” задавленные эмоции. Психотерапия позволяет распознавать другие защитные механизмы — ту же проекцию или интроекты, — которые не дают вам предъявлять себя миру. В конце концов вы должны научиться выражать свои чувства вовне, а не держать все в себе.

“Перечисленные защитные механизмы описаны с точки зрения гештальт-подхода. В других психотерапевтических направлениях у них будут свои названия, хотя принципы в их основе примерно одинаковые.

Защитные механизмы психики — это не что-то однозначно плохое. Они возникают как реакция на контакт с окружающей средой. В частности, когда человек растет в семье, родительские интроекты или, например, дефлексия — это его способ выжить.

Проблемы начинаются, когда среда изменилась, а виды психологической защиты — нет. И вот уже взрослый человек боится перечить начальнику, потому что с детства усвоил, что „со старшими спорить нельзя“. Он ждет от такого поведения „плюшек“, но они не появляются — наоборот, он годами сидит на одной и той же должности.

В этот момент как раз пора обратиться к психотерапевту. Специалист поможет обнаружить защиты психики, которые уже не работают, и выстроить более здоровые способы взаимодействия с реальностью”, — говорит Дарья Приходько.