Татьяна Лаврова: откровенно о праздновании 9 мая, ветеранах, использовании пластиковых пакетов, участии в выборах и рекламной акции партии Eesti 200

 (5)
Tatjana Lavrova (JANA, märts 2019)
Платье Mammu CoutureFoto: Anu Hammer

Организатор “Всемирной уборки” и ангел-хранитель ветеранов Татьяна Лаврова — о том, почему она стала инициатором акции помощи ветеранам, пользуется ли она сама пластиковыми пакетами, почему не баллотировалась на прошедших парламентских выборах, чем ей нравятся российские мужчины и почему эстонское общество не готово к рекламным акциям Eesti 200.

Внешность обманчива — глядя на Татьяну Лаврову, в этом в очередной раз убеждаешься. Хрупкая, жизнерадостная, она помогла запустить подготовку первого в мире Всемирного дня чистоты международного движения Let’s do it! в России. Именно она стала ангелом-хранителем для ветеранов Второй мировой войны в Эстонии. А сейчас активно развивает холистическую регрессионную терапию в помощь всем, кто хочет стать счастливее. Хотя это как раз на нее очень похоже.

Платье Mammu Couture Foto: Anu Hammer
Читайте также:


Интервью: Дарья Саар
Фото: Ану Хаммер, Карл Саар
Стиль: Светлана Агуреева
Макияж и прическа: Катрин Сангла

Дарья Саар: В этом году ты стала человеком года по версии Радио 4, а также заняла 16 место в рейтинге самых влиятельных русскоязычных людей Эстонии по версии DELFI и Eesti Päevaleht. Какой была твоя реакция?

Татьяна Лаврова: Я удивилась и обрадовалась. Мне кажется, что в Эстонии очень много достойных людей. Для меня это было моральной компенсацией и подарком. Прошлые полтора года были достаточно насыщенными и тяжелыми. Работа с Россией была прекрасным опытом, но я очень устала — так, как не уставала никогда в жизни. Только в первый год жизни сына было сложнее. Я взяла на себя очень много — добиться, чтобы не менее 5 процентов россиян, то есть, 7 миллионов человек, приняли участие во Всемирном дне чистоты 15 сентября прошлого года, начали сортировать мусор, поняли важность личной ответственности и инициативы. У меня все время было чувство “Я должна”. Но я не умею по-другому. Я занимаюсь охраной природы и благотворительностью не потому, что я такая хорошая, а потому что это моя внутренняя потребность. Помогая другим, я становлюсь лучше. Мне важно чувствовать, что я не только беру, но и отдаю. Когда мне очень плохо, самое правильное для меня — идти и помогать тем, кому еще хуже, — это дает силы.

ДС: Ты знакома с Керсти Кальюлайд?
ТЛ: Нет, лично не знакома.

ДС: Как ты думаешь почему тебя до сих пор не наградили за заслуги со стороны президента Эстонии, не вносили в списки приглашенных на президентский прием?
ТЛ: Награды лимитированы. Как я уже говорила, у нас много людей, которые достойны награды и приглашения.

ДС: Почему ты не баллотировалась на выборах?
ТЛ: Меня приглашали баллотироваться на выборах разные политические партии. Я не вижу себя в политике. Не чувствую, что сейчас должна там быть. У меня свои планы, цели. Идти сейчас в политику означает для меня потерять себя и свой фокус. Я бы тогда была, возможно, магнитом для привлечения голосов, но могла бы я отвечать за себя и действительно делать то, что считаю нужным? Сомневаюсь. Я не думаю, что в данный момент жизни буду там эффективной, теряла бы время и силы.

ДС: Откуда такое стремление к общественной деятельности?
ТЛ: Я выросла в семье, где все помогали ближним и дальним. Выросла на фильмах и книгах, где главный герой стоял до конца за идею, потому что так надо. Выросла на примере моих дедушки и бабушки. Выросла под влиянием рассказов и примера дедушки и бабушки, а также мамы.

Я эмпат до мозга костей.

ДС: Ты нашла Фонд природы Эстонии или Фонд природы Эстонии нашел тебя?
ТЛ: Координатором “Сделаем!” в русскоязычных СМИ я стала после событий вокруг Бронзового солдата в 2007 году. Для меня это было своеобразной терапией. Мне было очень тяжело выносить напряжение в обществе, так как я эмпат до мозга костей. Я чувствую чужую боль и напряжение и должна как-то реагировать, облегчать. Это вынуждает меня что-то предпринимать, так как я не могу абстрагироваться. На одном из первых собраний по подготовке первой акции “Сделаем! 2008” года ее инициатор Райнер Ныльвак спросил меня: “Таня, как ты думаешь, как нам вместе очистить Эстонию от мусора?”. Для меня этот вопрос стал точкой входа в проект, я почувствовала, что нашла свою “стаю”. Я хотела быть на стороне тех, кто, невзирая на разногласия, готов вместе действовать в целях улучшения условий жизни в Эстонии.

Платье Mammu Couture Foto: Karl Saar

О МУСОРЕ, РОССИИ И МИРОВОМ ОКЕАНЕ


ДС: Примерно 95% мирового мусора скапливается в странах третьего мира. Могут ли спасти ситуацию усилия, которые предпринимаются здесь, в Европе: запрещение одноразовых пакетов и посуды?
ТЛ: Могут. Европейские страны тоже не так давно стали такими экологичными. Тихоокеанское пятно, например, — оно же не само по себе появилось и не только из Азии мусор туда приплыл. Если мы посмотрим исследования нашего Балтийского моря, можно за голову хвататься, а это ведь наш регион. И в Балтийском море существует и химическое, и пластиковое загрязнение. В природе нет границ, все связано!

ДС: Правда, что микропластик сегодня присутствует не только в воде, но и в человеческом теле?
ТЛ: Исследования показывают, что сегодня микропластик присутствует в еде, воде, человеческом теле и меньше его не становится.

ДС: Что нужно сделать, чтобы микропластика стало меньше?
ТЛ: Прежде всего, осознать проблему и начать действовать на законодательном уровне и на уровне потребления. Если продолжим покупать пластиковую упаковку, одежду из искусственных волокон, если мы продолжим голосовать своими деньгами за вещи из пластика, то будет трудно решить проблему распространения микропластика в нашем теле, еде и воде. Важно понимать, что своими потребительскими привычками мы заказываем тот или иной результат. Я выступаю за личную ответственность, но без фанатизма.

ДС: C 2017 года в объединяющем уже 164 страны гражданском движении Let’s do it! ты отвечаешь за координирование Всемирного дня чистоты в России. Как обстоят дела с защитой окружающей среды в России сегодня?
ТЛ: Я связной между международным ядром и российской командой, я держу руку на пульсе, являюсь ментором. Судя по данным исследований, ситуация с экологией в России ухудшается. Мусора становится все больше, он все чаще захоранивается на полигонах. Полигоны зачастую к этому совершенно не приспособлены. Сейчас проходит реформа, взят курс на раздельный сбор мусора. Собираются вводить региональных операторов. Неизбежна большая путаница. Российские чиновники очень часто люди абсолютно не сведущие в этом вопросе, но я верю в силу разума. До сих пор активистам “Сделаем!” в России шли навстречу, помогали и государство, и бизнес. Будем продолжать работу. В Эстонии сложностей меньше в силу размеров страны. Есть и общие проблемы. И главная из них — жадность. Я говорю и о чиновниках, и о бизнесе, и об активистах, которые зачастую борются за имидж, забывая об общей идее. А, вообще, мы все очень опаздываем с решением проблем по охране природы.

ДС: Часто ли ты бываешь в России?
ТЛ: Во время подготовки Всемирного дня чистоты и некоторое время спустя ездила туда почти каждый месяц. В Питере, Москве, ездила на Байкал, в Ставропольский край. Эти поездки нужны, чтобы вдохновлять конкретных людей, рассказывать о мировых практиках, давать им понять, что они не одиноки в решении своих проблем.

ДС: Общалась ли ты с официальными лицами в регионах и на уровне федерального правительства?
ТЛ: Да, конечно, такие встречи были. Мы писали Путину для получения поддержки в Крыму, потому что местные власти боялись поддерживать инициативу Всемирного дня чистоты 15 сентября 2018 года. И им было важно знать, что Путин не против.

ДС: Случались ли у тебя романтические истории в России? Как ты можешь охарактеризовать российских мужчин?
ТЛ: О да! Но, поскольку меня ждал любимый мужчина в Таллине, то дальше улыбок дело не заходило. На стадии знакомства мужчины в России более щедрые, им нравится брать на себя ответственность, вести, нравится показывать, чего они стоят. Они более подвижные и смелые.

Платье Mammu Couture Foto: Karl Saar

ДС: По твоим прогнозам, при таком отношении к природе когда может произойти глобальная экологическая катастрофа?
ТЛ: Если мы говорим про Средиземное море, то там, по прогнозам, к 2050 году объем пластика превысит количество рыбы. Уже сегодня в некоторых регионах Средиземного моря (и не только его), пластика больше, чем планктона — рыба заглатывает его, яды встраиваются в пищевую цепь и попадают к нам на стол. Разве это нормально?

ДС: Ты видишь плоды акций по уборке зародившегося в Эстонии международного движения Let’s Do It?
ТЛ: Уборка — это только повод разбудить сознательность людей. В Эстонии благодаря этой акции возник День полезных дел “Сделаем!”. Ежегодно в акции участвует около 5% населения. После акции 2008 года были ликвидированы огромные залежи мусора, которые составляли по объему два отеля “Олимпия” в Таллине. После первой акции в Эстонии на 75% снизилась загрязненность окружающей среды. К сожалению, никуда не девается страсть к потребительству. Другая проблема — вывоз крупногабаритного мусора. Люди зачастую не знают куда отдавать вещи или считают для себя слишком накладным отвезти старый диван в приемный пункт. Поэтому ненужное просто выносят ночью помойку.
Пример “Сделаем! 2008” вдохновил 164 страны на слаженные системные действия. Недавно мы представили разработанный международными экспертами нашего движения план устойчивой чистоты, или Keep it Clean Plan, и приступаем к его внедрению на уровне гражданина, бизнеса и правительств. Впереди много работы.

ДС: Какой из городов Эстонии, на твой взгляд, самый экологичный?
ТЛ: Я не задумывалась на этот счет. Из городов Европы могу назвать Любляну, столицу Словении. Когда в 2008 году мы проводили первую акцию по уборке Эстонии, они, узнав об этом, уже через год провели свою собственную акцию и вовлекли 15% населения! Сейчас Словения — одна из самых чистых стран Европы. А Любляна стала первой европейской столицей Zero Waste. У них взят курс на полную переработку отходов. Согласно этой концепции, мусор — это ресурс. От него нужно не избавляться путем сжигания или хранения на полигонах, а пускать в переработку. Эстония не дотягивает по нормативам сортировки мусора до общеевропейских норм, в результате чего может быть оштрафована. Штраф мы можем получить из-за того, что у нас переработка отходов — менее 50 процентов.

ДС: Как на практике каждый из нас может следовать правилам Zero Waste?
ТЛ: Принцип Zero waste означает, что мы живем, не производя отходы и запуская вещи в новый цикл использования. Например, сдаем бутылки, выбираем оператора по утилизации мусора, который вместо сжигания и захоронения на полигоне вывозит наш мусор на переработку. Если нам нужна только одна пара носков, то покупаем именно одну пару носков, а не три пары по цене двух, только потому что есть такая возможность. Покупаем хорошие качественные вещи, которые прослужат дольше, а не несколько дешевых вещей на один сезон. Относим вещи, которыми мы уже не пользуемся, в комиссионные магазины.

ДС: Пользуешься ли ты одноразовыми пластиковыми пакетами?
ТЛ: Да, иногда пользуюсь. Если я иду в магазин и забыла многоразовый пакет, а в продаже нет бумажного, то я не буду мучаться. Важно не полностью отказаться, а минимизировать. В этом смысле я не являюсь какой-то святой, я на пути, как и все мы, но стараюсь.

ДС: Делаешь ли ты замечания своим знакомым и друзьям?
ТЛ: Нет. Если я вижу, что это уместно, то я говорю о своем личном опыте, что я делаю и как это мне помогает, могу дать совет, если спросят, или подарить какую-нибудь полезную экологически чистую вещь, многоразовые упаковки, сумки. Поначалу это сопровождалось “хи-хи, ха-ха”, но теперь воспринимается нормально.

ДС: Как твой ребенок вовлечен в экологически чистый образ жизни?
ТЛ: Он сортирует и убирает мусор. Участвует в моих проектах, дает советы. В силу своего возраста (7 лет, — JANA) он не может активно влиять на привычки потребления в семье, но я всегда выслушиваю его мысли и идеи. Например, он хочет, чтобы на Земле было больше лесов. Ему интересно садоводство, то, как выращивать разные растения.

Tatjana Lavrova (JANA, märts 2019) Foto: Karl Saar

О ВЕТЕРАНАХ, 9 МАЯ И БРОНЗОВОМ СОЛДАТЕ


ДС: Как появилась акция помощи ветеранам Второй мировой войны?
ТЛ: Я это не афиширую, но акцию помощи ветеранам лично я посвящаю памяти о своем дедушке Константине Константиновиче Токареве, который прошел войну. Он ушел из жизни, когда мне было 15 лет, а акцию я придумала, когда мне было двадцать с хвостиком. Я работала в газете “День за днем” и вела там рубрику о пожилых людях. Одна из статей была посвящена Владимиру Исаевичу Метелица, который возглавлял Таллинское общество ветеранов Второй мировой войны. Тогда ему было под 80. Я помню, что мы с ним однажды встретились в троллейбусе и он, всегда энергичный, стал жаловаться: “Ты знаешь, так сложно, много ветеранов. Глохнут, глохнут. Звонят мне, а я не могу им всем помочь. Нет денег”. И я предложила ему: “А давайте сделаем акцию, предложим людям принять участие в сборе средств!”. За весь период существования акции было собрано 90 000 евро. Рекордное количество пожертвований было собрано в рамках майской акции в 2018 году — 13 000 евро. Люди стремительно уходят, и важно помочь всем тем, кто еще жив. Странно, что до меня никто не придумал акцию по сбору средств для ветеранов. В 2008 году, когда я первый раз стала организовывать акцию, я пошла к известным людям в Эстонии и попросила поддержать акцию. В ответ я слышала: “Ты начни, а мы посмотрим”. Я сейчас понимаю, что они просто боялись, какой будет реакция в обществе. Тогда мне ничего не оставалось, как взять инициативу и ответственность за ветеранов на себя.

Ты начни, а мы посмотрим! Многие просто боялись реакции общества на эту акцию.

ДС: Помнишь ли ты 2007 год и день, когда был демонтирован Бронзовый солдат?
ТЛ: Этот день очень хорошо помню. Эмоционально было сложно. В обществе чувствовалось напряжение, непонимание, страх. И мне казалось правильным быть на стороне тех, кого я понимаю. Я понимала тех, кто защищает памятник. Я была на стороне тех, которых не слышат, которых видят теми, кем мы не являемся. Мне было больно. Я ассоциировала себя с этим памятником. Я в то время преподавала русский язык работникам общественной организации Heategu, и мы об этом особо не говорили, не хотелось эскалировать напряжение. Но меня очень поддержало, когда я пришла на очередной урок после этих событий, и все, кто пришел на урок, обнялись в знак поддержки.

ДС: Приходишь ли ты к бронзовому солдату сегодня? Отмечаешь 9 мая?
ТЛ: Нет. Я не была на новом месте ни разу. Мне сложно отмечать 9 мая так, как другие праздники. Мой дедушка, который реально воевал, знал, что такое война по-настоящему, не киношная, не книжная, а настоящая. И он знал, какой это фарш. Для него 9 мая был и днем скорби. Конечно, он радовался Дню победы как окончанию войны. Конечно, были красные гвоздики и прочие атрибуты праздника, но я всегда чувствовала в этот день его боль и скорбь. Я не чувствую, что это действительно мой праздник, что я его заслужила. Я его получила, как и жизнь, — в подарок, но я ничего сама для этого не сделала. Мне кажется странным отмечать этот день на широкую ногу, поднимать бокалы. Для меня не это является показателем того, что я отдаю дань людям. Для меня важнее обеспечить финансово ветеранов, которые еще живы — это мой способ праздновать. Наверное, я таким образом просто бегу от сильных эмоций.

Спортивная куртка, лосины H&M Stuudio Foto: Anu Hammer

О ЗРЕЛОСТИ ОБЩЕСТВА, ЛИЧНЫХ ГРАНИЦАХ И МЕНТАЛЬНОЙ ГИГИЕНЕ


ДС: Ты чувствуешь изменения в обществе по сравнению с 2007 годом?
ТЛ: Да, конечно. Вопрос только, в какую сторону изменилось общество. И сегодня можно спровоцировать события, как это было в 2007 году. Для этого надо всколыхнуть старые психологические травмы людей. У каждого внутри живет свой внутренний демон. Терпение имеет свои границы. Если умело провоцировать, то все может быть.

ДС: Как ты оцениваешь предвыборную акцию Eesti 200, посвященную сегрегации в Эстонии?
ТЛ: Мне показалось, что они очень глупо использовали рекламные возможности. Они могли ту же мысль донести в объединяющем ключе, чтобы люди задумались об объединении. А они сделали акцент на провокации и не учли, что наши люди не столь эмоционально сильны и здоровы. Возможно, где-нибудь в Швеции, где общество уже достигло внутренней зрелости, такая реклама вызвала бы негативную реакцию, но эта эмоция не ранила бы их. Они бы говорили о ней больше с точки зрения аналитики. А мы не готовы к такой рекламе.

Теперь я работаю с мусором в голове людей.

ДС: То есть, шведское общество более развито, чем эстонское, в эмоциональном плане?
ТЛ: Более сбалансировано. С точки зрения холистической терапии, мы в себе очень много подавляем, не высказываем. В этом смысле такие страны, как Швеция, уже поднаторели в умении проговаривать свои чувства и эмоции. Я не идеализирую Швецию. Там тоже много проблем, но, в целом, если мы говорим про “среднюю температуру по больнице”, там люди более открыто говорят о том, что чувствуют. Кроме того, там люди лучше умеют устанавливать личные границы. У нас люди, особенно женщины, страдают в этом смысле. Границы есть у каждого, но у нас не принято их отстаивать, даже не принято думать о том, что личные границы человека очень сильно нарушаются в семье, на работе. По моим наблюдениям, женщины менее защищены с этой точки зрения, потому что у нас растят девочек с низкой самооценкой, которые себя недооценивают. Но радует то, что в Эстонии люди все больше и больше обращают внимание на эту тему, появляются тренинги, книги.

ДС: Как выражается отсутствие личных границ на уровне отдельной личности?
ТЛ: Тем, что человек не живет, а существует. Он не использует свой потенциал в полную меру. Он не дает себе разрешения жить своей жизнью. Чтобы стать человеком, который сам руководит своей жизнью, обязательно нужна внутренняя поддержка, стержень, опора. Ее трудно сформировать, если ты вырастаешь в семье, где личные границы не уважают, человека подавляют, унижают, не ценят, есть эмоциональное насилие, то есть, оскорбления, насмешки, игнорирование. Например, ты приходишь домой и говоришь: “Я устала, мне плохо”. А тебе отвечают: “Я тоже устал, мне еще хуже”. Или, например, дочь говорит папе, что у нее проблема, а отец отвечает, что она сама виновата. Даже такие, на первый взгляд, мелочи являются эмоциональным насилием. Если к тебе пришли за помощью, ты не можешь сказать: “Ты сама виновата!”. Надо разобраться в ситуации, дать позитивную обратную связь. По крайней мере, скажи: “Мне очень жаль, что так случилось!” Мы не умеем говорить “Мне очень жаль!”. Мы не умеем признавать сложные моменты в нашей жизни, мы их подавляем и складываем в чулан. А потом из этого чулана появляется монстр, который начинает тянуть нас на дно. Проблемы лишнего веса, запои, частая смена партнеров — вот, к чему это приводит.

ДС: На твой взгляд, в Эстонии растет число тех, кто готов обращаться к психотерапевту?
ТЛ: У меня нет таких данных, но я вижу очень большой интерес к эзотерике, ясновидящим, предсказателям.

ДС: На твой взгляд, в чем секрет современной популярности телевизионных шоу экстрасенсов?
ТЛ: Это от нехватки контакта с собой. Нам каждому хочется понять себя. У нас всех есть “слепые пятна”, непрожитая боль, которую мы не отпустили. Нам всем хочется, чтобы кто-то пришел и сказал, что все будет хорошо. Хочется подтверждения тому, что есть какая-то высшая сила, которая нам помогает. И такие шоу очень вписываются и отвечают этим пожеланиям.

Мы не умеем говорить “Мне очень жаль!”


ДС: Ты активно занимаешься холистической регрессионной терапией. Как ты пришла к этому?
ТЛ: Как шутит одна моя пациентка, теперь я работаю с мусором в голове. Меня всегда интересовали эти темы. Сейчас я учусь на 3 курсе Института Холистики, а также доучиваюсь в Британском представительстве Международной ассоциации коррекции дислексии по системе Дейвиса®. Меня интересует тема аутизма.

Платье Mammu Couture Foto: Karl Saar

ДС: Назови три главных правила ментальной гигиены с точки зрения холистической терапии.
ТЛ: Во-первых, держать фокус и отсекать лишнее. Делать то, что важно именно для вас.
Второе — обращать внимание, признавать и не подавлять свои чувства и эмоции. Задавать себе вопрос “Что я чувствую?” и “Что это со мной делает?”. Признав страх или обиду, дать себе свободу выбора — хочу ли я носить в себе эту обиду или выбираю свободу от этого чувства. Искать помощь профессиональных терапевтов.
И последнее — надо бережно относиться к себе, то есть, освободиться от тех установок, которые вам навязали другие. Часто у нас голове звучит голос наших родителей или других ключевых фигур, которые говорят, что у нас ничего не получится, что кто-то лучше нас. Важно стать в отношении себя “любящим взрослым”, то есть, сделать сознательный выбор, какими вы хотите стать, принять ответственность за свою жизнь. Многим, оказывается, удобнее быть в состоянии жертвы. Бережное к себе отношение — это не погладить себя по голове или съесть ночью два торта, это работа над собой с добрым сердцем. Станьте для самих себя добрым принимающим взрослым, примите себя безусловно и ни с кем не сравнивайте.

Бережное отношение к себе – это не погладить себя по голове или съесть ночью два торта, это работа над собой с добрым сердцем.

ДОСЬЕ JANA


Татьяна Лаврова

Родилась 1 января 1984 в Таллинне
Мама, филолог, преподаватель, переводчик, гид, тренер по дыхательной гимнастике “Бодифлекс”, специалист по связям с общественностью, автор пьес, рассказов и сказок.

Образование:
Ласнамяэская русская гимназия
Защитила степень бакалавра по специальности шведская филология в Таллинском университете. Дополнительные специальности: переводчик и арт-терапевт.
Также училась в Таллиннском университете по специальности “Русский язык как иностранный” и в Высшей школе здравоохранения по специальности “Эрготерапия”.
Учится на третьем курсе в Институте холистики на холистического регрессионного терапевта, а также в Британском представительстве Международной ассоциации коррекции дислексии по системе Дейвиса®.

Пишет для разных периодических изданий с 1999 года, с 2004 по 2006 год работала журналистом в еженедельнике “День за днем”.

С 2008 координатор Дня полезных дел “Сделаем!” (Teeme Ära talgupäev) в русскоязычных СМИ в Эстонии, с 2010 года представитель международного движения “Сделаем!” (Let’s do it!) в России, куратор российской команды от Let’s Do It! в рамках подготовки к пилотной всемирной уборке в 2012 году и Всемирного дня чистоты в 2018 и 2019 годах.

С 2008 по 2013 годы работала в Союзе некоммерческих организаций и фондов координатором работы с русскоязычными НКО.

В 2015–2016 работала на ETV+ автором и ведущей рубрики “Зелёная среда” в передаче “Кофе+”.

Платье Mammu Couture Foto: Karl Saar

Известные медиапроекты с участием Татьяны: День полезных дел “Сделаем!”, программа Госканцелярии “Эстонской Республике — 100”, Продуктовый банк, весеннее спасение лягушек из-под колес, портал-навигатор Kuhuviia.ee/ru, помогающий найти ближайший пункт приема для вещей, ставших ненужными.

С 2008 года — инициатор и организатор акции “Поможем ветеранам!” в поддержку Таллинского общества участников второй мировой войны, сражавшихся на стороне антигитлеровской коалиции.