Евгений Гриб: У балета нет национальности

 (13)
Евгений Гриб
Евгений ГрибFoto: Kristjan Järv

Солист балетной труппы национального театра «Эстония» Евгений Гриб получил премию Союза театральных деятелей за одноактный балет "Свет в окне" и рассказал журналу JANA, по каким правилам он живет.

В раннем детстве я слишком рьяно двигал всеми конечностями. Решили, что у меня склонность к хореографии.

В балет меня привела бабушка.

Сначала я начал заниматься балетом, а уже потом увидел его на сцене. В 4–5 лет я просто не смог бы попасть в театр.

Первый настоящий балет, который я увидел – это «Спящая красавица» в театре «Эстония». Балет был долгим, но я, не отрываясь, смотрел на сцену. Был абсолютно заворожен происходящим.

У балета, как и у оперы или живописи, нет национальности. У нас в труппе мы говорим на четырех языках: эстонском, русском, английском и иногда на французском. Последний я знаю совсем чуть-чуть, но термины классического танца взяты из французского, базовые слова я знаю.

Читайте также:

Странно, но у меня никогда не было кумира, на которого я бы равнялся. Иногда даже завидую людям, которые фанатеют от кого-то, ездят за своим любимым артистом по всему миру. Ко мне это не приросло.

В балете конкуренции, сплетен и интриг не больше, чем на другой работе. Просто в кино акцентируют на этом внимание. Никто битое стекло под ноги мне не сыпал.

Нет конкуренции – нет развития.

С «Лебединого озера» нельзя начинать знакомство с балетом.

Балет развивается и физически, и визуально. Видео и 3D, перестройка сцены – все это вливается в театр.

Полную версию Правил жизни Евгения Гриба читайте в апрельском номере JANA на следующей неделе.