Модель с синдромом Дауна стала звездой кампании Gucci и появилась на страницах Vogue

 (8)
Модель с синдромом Дауна стала звездой кампании Gucci и появилась на страницах Vogue
Правообладатель иллюстрацииELLIEJG16_ZEBEDEEMODEL/INSTAGRAM

18-летняя Элли Голдстейн, родившаяся с синдромом Дауна, стала первой моделью с особенностями развития, которая снялась для рекламной кампании Gucci и появилась на страницах журнала Vogue. Ее родители называют это сногсшибательным успехом, а эксперты индустрии говорят о прорыве в области многообразия фэшн-индустрии.

Британка Элли Голдстейн появилась на свет с одной лишней хромосомой. Вряд ли бы ее ждала в жизни головокружительная карьера, если бы не самоотверженность родителей, собственные талант и упорство, а также удивительное стечение обстоятельств, позволившие ей стать первой моделью с синдромом Дауна, на которую обратили внимание гиганты фэшн-индустрии.

Фотография Элли, опубликованная на странице бренда Gucci в “Инстаграме”, имела грандиозный успех, набрав почти 800 тысяч “лайков” и сотни восторженных комментариев.

Модель из Илфорда на востоке Лондона снялась для онлайн-версии журнала Vogue Italia в рамках рекламной кампании туши для ресниц Gucci Mascara L’Obscur.

Читайте также:

“Мне это очень нравится. Спасибо за эту невероятную возможность и прекрасный день съемок”, — сказала Элли после фотосессии.

С 2017 года Элли работает в модельном агентстве Zebedee Management. Своей задачей агентство называет стремление увеличить представительство людей, до сих пор исключенных из медийного пространства. Среди них люди с ограниченными возможностями, особенностями во внешности, а также транс- и небинарные модели.

Подружка Элли случайно услышала об агентстве по телевизору и уговорила маму девочки Ивонн отвести дочку туда.

Параллельно с модельной карьерой сейчас Элли учится сценическому местерству в колледже Redbridge в Эссексе. За неполные три года в модельном бизнесе она снялась для рождественской кампании сети косметических супермаркетов Superdrug, а также в рекламном ролике Nike, приуроченном к чемпионату мира по футболу среди женщин.

“Мы все невероятно гордимся Элли и теми замечательными комментариями, которые написали о ней в “Инстаграме”, — рассказала журналистам мама модели Ивонн Голдстейн. — Наша девочка всегда любила быть на виду, она уверена в себе и знает, чего хочет”.

Presentational grey line

“Репрезентация не для всех”
Алина Исаченко, Би-би-си
Последнее время фэшн-индустрия проходит через этап перелома отношения к устоявшимся за десятилетия стандартам красоты, испытывая нарастающее давление со стороны общества и медиа и пытаясь приспособиться к запросу на более широкую инклюзивность.
Последние годы ознаменовались сдвигом в отношении к тем параметрам, которым должна соответствовать модель, желающая покорить мировые подиумы ROOFUL ALI

Этот перелом происходит медленно, и было бы большим преувеличением говорить, что индустрия встречает перемену общественных настроений с распростертыми объятиями. За без малого десять лет, проведенных в этой среде, на моих глазах сменялись целые поколения моделей, выточенных как будто по одному лекалу и похожих друг на друга как близнецы: от роста и фигуры до возраста и черт лица.

В недавние годы мы увидели ряд заметных прорывов: успешных моделей с темным цветом кожи или восточными чертами уже давно не единицы, как раньше; все чаще на ведущих мировых подиумах появляются манекенщицы с пышными формами, трансгендеры и даже девушки в хиджабе.

Однако люди с особенностями развития и инвалидностью до сих пор оставались за рамками дискуссий о репрезентации в фэшн-индустрии.

“Мы часто получаем запросы на моделей, подпадающих под определение “многообразие” (diversity), но никогда в них не упоминается о людях с инвалидностью или о представителях транс- и небинарного сообщества, — говорят создатели агентства Zebedee Management. — Мы хотим изменить это”.

Если мы посмотрим на “Доклад о многообразии”, ежеквартально публикуемый на экспертном сайте индустрии моды Fashion Spot, то увидим классические критерии, по которым оценивают репрезентативность того или иного бренда. Они включают расовые различия, возрастные параметры, присутствие моделей категории “плюс-сайз” и представителей трансгендерных и небинарных сообществ.

Категория “люди с инвалидностью” там отсутствует.

Появление таких моделей, как Элли Голдстейн, на страницах глянцевых журналов и в кампаниях люксовых брендов, пусть пока и очень ограниченное, — это еще один шаг в сторону разнообразия и инклюзивности в фэшн-индустрии. И еще одно напоминание, что репрезентация в мире моды не ограничивается набором стандартных критериев.

Даже несмотря на усилия таких агентств, как Zebedee, представленность людей с ограниченными возможностями в мире моды по-прежнему минимальна. По данным агентства, лишь 0,02% рекламных кампаний фэшн-брендов — от одежды до косметики — включают моделей с инвалидностью.

Рынок одежды для людей с ограниченными возможностями оценивается более чем в 300 млрд долларов. Задача мировых брендов — не только создавать предметы гардероба для этой группы людей, но и стремиться к тому, чтобы таких моделей, как Элли, было больше на подиуме и их не использовали лишь в качестве токена, создающего видимость многообразия.

Вполне возможно, мы стоим на пороге времен, когда фраза “девушка модельной внешности” станет анахронизмом, и подогнанным под единый жесткий стандарт манекенщицам придется потесниться на подиумах и страницах модных журналов ради тех, кого в XX веке там нельзя было себе и представить.

Произойдет ли это и как скоро, зависит от брендов, которые, в свою очередь, зависят от общественных настроений.

Presentational grey line

Способны удивлять по-настоящему

“Я была восхищена этой работой [Gucci], это очень сильно, — говорит менеджер московского модельного агентства Direct Scouting Равида Атласкирова. — Это потрясающий жест в поддержку тех, кого считают “иными”. И эта работа, которая делает нас всех равными”.

При этом Равида считает, что на российском рынке подобные съемки не будут пользоваться популярностью из-за менталитета и страха быть непонятыми.

“Возможно, когда-нибудь я буду иметь возможность и право соприкоснуться с такой красотой и работать с такими людьми, как Элли Голдстейн. Но считаю, что мне многому еще надо учиться, чтобы заслужить такое право”, — заключает Равида.

Глава крупного модельного агентства Silent Models в Париже Винсент Питер говорит, что пока к ним не поступало запросов на моделей с особенностями развития.

“Возможно, что-то изменится к следующей неделе моды, но пока всё по-прежнему”, — признает он.

Пока консервативная фэшн-индустрия мало-помалу расширяет рамки для людей, которые прежде в эти рамки категорически не вписывались, Элли воодушевленно готовится к новым проектам.

“Я получила массу удовольствия, снимаясь в платье от Gucci. Я очень горжусь моей фотосессией и мечтаю стать знаменитой”, — делится она своими впечатлениями.
“Я жду не дождусь момента, когда смогу работать с другими брендами”.