Оба мальчика Кати прошли через трагедию: старший несколько лет назад потерял мать из-за тяжелой болезни, родители младшего мальчика оказались неспособны бросить наркотики, как и заботиться о ребенке.

Стать матерью за пять дней

Аксель*, которому сейчас два года, успел прожить в родном доме едва ли неделю, когда прибыла полиция, вызванная соседями из-за шумной вечеринки. В доме, помимо отдыхающих, был найден младенец, которого полиция доставила прямо в детскую больницу. Заброшенный родителями Аксель, и без того родившийся очень маленьким, потерял почти килограмм и потому был помещен в отделение интенсивной терапии.

Кати стала приемной матерью Акселя всего за пять дней — ровно столько времени прошло с момента телефонного звонка социального работника до встречи будущей мамы и ее ребенка в больнице. Кати хотела стать приемной матерью, она прошла курс PRIDE по подготовке к усыновлению и попечительству, и была морально готова к появлению ребенка, но она не ожидала, что в конце процесса все произойдет так быстро.

Кати призналась, что изначально хотела усыновить ребенка младше трех лет. Однако на обучении PRIDE она узнала, что в Эстонии в среднем за год усыновляют 20–30 детей, а значит, детей, которых можно усыновить, очень мало. Семей, желающих усыновить ребенка, гораздо больше, чем детей, которых можно усыновить. Кати решила стать попечителем, а это означает, что она подарила ребенку дом и окружила его любовь, но законным представителем ребенка, то есть его опекуном, является местное самоуправление.

Кроме того, на обучении Кати узнала, что среди детей, которым ищут новую семью, также очень мало полностью, и физически, и психически здоровых. Многие из них имеют особые потребности, заболевания, психические или физические травмы. Дети, нуждающиеся в замещающей, то есть приемной семье, приходят в нее с так называемым багажом, полным эмоций из прошлого, с которым им нужно помочь разобраться.

Кати решила, что готова предложить дом ребенку, у которого может быть болезнь, но такая, которую можно либо лечить, либо контролировать с помощью лекарств.

Первая встреча

“Впервые я увидела Акселя в Таллиннской детской больнице. Помню, это была первая коронавирусная весна, и было трудно попасть в больницу из-за жестких ограничений. Главный врач разрешил мне прийти посмотреть на ребенка при условии, что если я в таком случае обязательно заберу ребенка, иначе мне придется остаться в больнице. За пять дней до этого мне позвонил социальный работник и спросил, не хочу ли я взять двухнедельного младенца, маленького мальчика, разлученного со своей биологической

семьей и находящегося на лечении в больнице. И что у этого ребенка ВИЧ, — вспоминает Кати, — Во время этого звонка я была на работе. Моей первой реакцией было ответить “да!”, но я все же решила взять паузу, чтобы подумать. Уже через час я перезвонила социальному работнику и сказала, что определенно хочу этого ребенка. В тот же день я сказала начальнику, что, вероятно, у меня вот-вот появится ребенок. Кстати, месяц назад на собеседовании по развитию я говорила, что хочу ребенка”.

“Я хорошо помню свою первую встречу с Акселем. Я сразу узнала своего ребенка! Даже не смотрела на других детей в отделении интенсивной терапии, сразу направилась к его кроватке. Так я и стала мамой. Мы вместе пролежали в больнице еще десять дней. Нас выписали, когда он наконец набрал вес и весил три килограмма, — вспоминает Кати. — На прощание мне выдали лекарства для ребенка, и я уже записалась на прием в инфекционную клинику, чтобы познакомиться с будущим врачом малыша”, — добавила она.

Пришлось в спешке покупать детскую одежду, кроватку, коляску и прочие вещи, ведь ребенок появился так быстро. К счастью, на помощь пришли друзья Кати и ее мама, так что к ее возвращению с ребенком из больницы дома было все готово.

ВИЧ+ — это нормальный ребенок

“Он не виноват, что родился таким, — говорит Кати о вирусе Акселя. — Если бы его мать принимала лекарства во время беременности, ребенок родился бы здоровым, к сожалению, она этого не делала, и Аксель родился с ВИЧ”.

Это означает, что Аксель теперь должен два раза в день, каждые 12 часов, принимать лекарство в форме сиропа. “Ты должен принимать витамины”, — говорит Кати ребенку, потому что Аксель еще не понимает, что такое ВИЧ. Кати боится, что и другие не поймут, что Аксель ни для кого не опасен. Поэтому она, по договоренности с лечащим врачом Акселя, решила не сообщать о вирусе в детском саду, так как благодаря лекарствам вирус у ребенка полностью под контролем. Вирус не передается через контакт с биологическими жидкостями и кровью ребенка. Поскольку в Эстонии ВИЧ по-прежнему стигматизируется, Кати решила, что о болезни ребенка будут знать только ее мать и несколько близких друзей.

Сегодня диагноз “ВИЧ” не означает того, что означал несколько десятилетий назад. Если тогда это звучало как смертный приговор, то сегодня вирус прекрасно лечится антиретровирусными препаратами, и его носитель может жить полноценной жизнью, никому не угрожая.

“Я знаю: когда Аксель принимает лекарства, вирус в его организме не активен. Он не представляет для меня никакой угрозы, даже если… укусит. Я не хотела говорить об этом широкой аудитории, опасаясь, что родственники и знакомые не поймут, почему я не взяла здорового ребенка. Но мой ребенок здоров! Если он будет вовремя принимать лекарства, он будет вполне здоров. Воспитание такого ребенка ничем не отличается от воспитания любого другого ребенка, за исключением того, что ему нужно два раза в день принимать лекарства”, — говорит Кати.

Жизнь в роли мамы

На вопрос, как сейчас складывается жизнь, Кати с улыбкой отвечает, что замечательно. “Я теперь мама”, — радуется она.

Но ей было непросто справляться со страхом, что однажды, возможно, ей придется попрощаться с ребенком. При замещающем попечении биологические родители могут вернуть себе ребенка, доказав, что способны его вырастить. Но в реальности такое случается редко. “Первый год я боялась, что Аксель вернется в свою родную семью”, — призналась Кати, которая планирует однажды рассказать Акселю и о его биологических родителях, и о врожденном вирусе. А пока еще слишком рано.

Кати рекомендует попечительским семьям брать детей с диагнозом ВИЧ. “Бояться нечего, это совершенно нормальные дети. Просто имейте в виду, что вирус никуда не денется. По крайней мере, сейчас это так. И вам придется регулярно контактировать с врачом”, — сказала она и порадовалась, что у нее такая хорошая команда в лице мамы и друзей, которые никогда не заставляют ее чувствовать себя одинокой.

* имена изменены

Интервью провела: Силья Оя, Департамент социального страхования

Керсти Кинк, врач-инфекционист, Ляэне-Таллиннская центральная больница: ВИЧ-положительный ребенок абсолютно безопасен для окружающих

“Вирус ВИЧ полностью контролируется, если ребенок регулярно получает лекарства. В наши дни это уже не самое серьезное заболевание. Лекарства от ВИЧ существуют с 1995 года, и в течение 27 лет они постоянно совершенствовались. При этом медицинская наука еще не искоренила этот вирус. ВИЧ-положительный ребенок со статусом вируса ниже определенного предела не представляет опасности для окружающих и может жить обычной жизнью так же, как любой другой ребенок, без каких-либо ограничений.

ВИЧ не передается при поцелуях, объятиях или в общей ванной комнате. Благодаря лекарствам этот вирус находится “в шкафу с запертой дверцей”. Вирус может снова начать распространяться в организме только в том случае, если прервать прием лекарств.

ВИЧ-положительные дети, став взрослыми, способны создать собственную семью и иметь здоровых детей.

Известно о 57 ВИЧ-положительных детях, родившихся в Эстонии. Всего в Эстонии инфицированы вирусом ВИЧ 6 000 человек.

Если вас интересует и трогает тема приемного родительства, узнайте больше на сайте www.hoolduspere.ee и смело обращайтесь к специалистам Департамента социального страхования. Вы также можете позвонить по справочному номеру замещающего попечительства 655 1666.

Закладка
Поделиться
Комментарии