“Первое, что я увидела, был свет. Там, откуда я приехала, постоянно темно, потому что нет электричества. А здесь все переливалось огнями, и это было чудесно!“ — вспоминает Джуэл (имя изменено) свою первую встречу с Данией.

“Я благодарила Бога за то, что оказалась в этой стране, и с нетерпением хотела взяться за работу”.

На родине девушке сказали, что она будет ухаживать за престарелыми людьми.

Международная организация по делам миграции считает, что до 80% нигерийских женщин, отправляющихся работать в Европу, на самом деле вербуют для проституции. Конечно, и Джуэл слышала о случаях обмана, но те женщины проделывали трудный и опасный путь на автобусах в Ливию и на лодках через Средиземное море, а ей предложили лететь из Лагоса в Копенгаген самолетом, и это ее успокоило.

“Все было так солидно организовано, что у меня не возникло никаких подозрений”, — говорит она.

В Копенгагене ее встречала соотечественница, которая на следующий день повела новоприбывшую в Вестербро — местный квартал красных фонарей.

“Я оглядывалась в поисках какой-нибудь клиники”, — вспоминает Джуэл. Спутница все время советовала хорошенько присматриваться к местности, а потом огорошила страшной правдой.

“Здесь ты и будешь работать!“ — сказала она. Я обернулась, думая, что она показывает на подходящее по виду здание. И тут она спокойно объяснила, что “здесь“ — это на улице, по которой мы шли, а “работа” будет заключаться в охоте на клиентов. Мне показалось, что мир вокруг начал рушиться”.

В тот же вечер произошла случайная встреча, которая потом оказалась важной — с Мишель Милдуотер из неправительственной организации HopeNow, помогающей в Дании таким, как Джуэл. Та обратила внимание на выглядевшую испуганной миниатюрную девушку лет двадцати и дала ей визитку с телефоном.

Мишель Милдуотер основала НКО HopeNow в 2007 году

“Мадам” велела Джуэл не доверять “этой англичанке на велосипеде” и быстро нашла для нее первого клиента.

“Мужчина дал ей 4000 крон (620 долларов) за то, чтобы отвести меня к нему домой, и моя мадам повернулась и ушла”, — продолжает Джуэл свой рассказ.

“Он вез меня на машине так долго, что казалось, мы никогда не приедем. Я не знала языка и не понимала, что он говорил. Мы общались при помощи переводчика Google. Мне было страшно”.

Так прошло несколько месяцев.

“Это дело не по моей части, — говорит Джуэл. — Я всегда стояла в сторонке с робким видом, но меня все равно находили. Постоянные клиенты знают, когда появляется новая девушка, а их всегда тянет на новизну”.

По последним данным ЕС, в 2017-2018 годах больше 14 тысяч женщин были перемещены через границы в основном для занятия проституцией, примерно половина — из-за пределов Евросоюза. Нигерия в первой пятерке стран-поставщиков. Это верхушка айсберга, поскольку в статистику вошли только выявленные случаи.

Еврокомиссия оценивает доходы подпольных дельцов в 14 миллиардов евро в год.
Так выглядит Вестербро по ночам

Как правило, все происходит по одной схеме. Молодым женщинам предлагают приличную работу, по прибытии на место объявляют, что таковой нет, а они задолжали за доставку и проживание.

“Это долговое крепостничество, — говорит Сине Пламбек, старший исследователь отдела миграции датского Института международных исследований. — В случае с женщинами из Нигерии сумма составляет от десяти до шестидесяти тысяч евро. Ее нужно вернуть быстро, и если у вас нет официального разрешения на работу, остается только секс-индустрия”.

Те, кто завербовал Джуэл, за день до вылета из Лагоса сообщили, что она должна будет выплатить в рассрочку 42 тысячи евро и заставили поклясться, что она никому ничего не скажет, не то ей и ее родным придется худо. Чтобы было страшнее, разговор происходил на кладбище.

Когда Джуэл уже была в Дании, ее близким действительно угрожали.

“Какие-то люди приходили к нам и настойчиво просили мою бабушку поговорить со мной, чтобы я и не думала заявить в полицию или не выплачивать долг. Каждый раз, когда я звонила ей, она плакала и уговаривала меня не подставлять семью”.

Под таким давлением речь о выборе не шла.

“Невозможно было сказать “нет”. Всем приходилось отвечать “да”. За каждым потенциальным клиентом охотились десять-пятнадцать женщин, которым хотелось заработать в этот вечер”.

Все происходило в машинах, припаркованных на автостоянках, а то и на земле между машинами. Если клиент предлагал поехать к нему домой, было больше комфорта, но больше и риска.

“Один мужчина велел мне раздеться и лечь в ванну, а потом принес два ведерка льда и стал лить на меня холодную воду”, — рассказывает Джуэл, вздрагивая при этом воспоминании.

Presentational grey line

Безнаказанность преступников

Обнародовав в апреле этого года новую стратегию борьбы с контрабандой людей, Еврокомиссия признала, что десять лет предыдущих усилий в основном прошли впустую.

“Безнаказанность правонарушителей в ЕС сохраняется, количество возбужденных дел и приговоров крайне низко”, — говорилось в заявлении, охарактеризовавшем контрабанду людей как “вид преступности с малым риском и высоким доходом”.

Различные попытки уменьшить спрос на секс-услуги также окончились ничем.

По данным британского правительства, с марта 2019 по март 2020 года в Соединенном Королевстве полиция зафиксировала 7779 преступлений, относимых к категории “современного рабства”, включая трудовую и сексуальную эксплуатацию, но лишь в 250 случаях подозреваемым были предъявлены обвинения.

Помощью жертвам “современного рабства” в Британии занимается Армия спасения. С июня 2020 по июнь 2021 года к ней обратились 610 иностранок, подвергавшихся сексуальной эксплуатации.

Presentational grey line

“Красные фонари” и “красный фургон”

Субботний вечер. Истедгаде, главная улица квартала Вестербро с ее барами, ночными клубами и секс-шопами шумна и залита светом. Кругом фланируют мужчины, многие нетвердо держатся на ногах.

Здесь же женщины из Нигерии и Восточной Европы с безукоризненными прическами и макияжем. Нынче у них в моде облегающие спортивные костюмы. Высокие каблуки и стереотипные “сексуальные” наряды попадаются редко.

Мишель Милдуотер, занимающаяся своим делом больше десяти лет, по-прежнему ходит по кварталу, предлагая таким, как Джуэл, контактный телефон, совет и помощь.

Продажа и покупка секса за деньги в Дании не запрещены, но проститутки обязаны иметь разрешение на работу.

Нелегальных иммигрантов депортируют из страны. Если женщина докажет, что была жертвой контрабанды людей, это ничего не изменит — после недолгого пребывания в государственном центре ее вышлют на родину.

Поскольку миграционный статус многих иностранок сомнителен, они не склонны контактировать с полицией, что делает их уязвимыми для злоупотреблений и издевательств.

Это беспокоит Мишель. “В одном из здешних отелей было несколько случаев насилия, когда жертвы убегали все в крови”, — говорит она.

По выходным датские некоммерческие организации организуют разного рода помощь секс-работницам. Одна из них, Reden International, содержит кафе, где можно передохнуть, прийти в себя и закусить в перерыве между клиентами. А в боковой улочке другая группа волонтеров проводит в жизнь инициативу, не имеющую аналогов в мире.

Это “красный фургон“ — минивэн с постелью, мягким освещением и запасом презервативов и гигиенических салфеток. Туда проститутка может привести мужчину вместо того, чтобы отправиться с ним в какое-нибудь потенциально опасное место.

До самого рассвета к фургону направляется непрерывная вереница женщин, за каждой из которых, словно на привязи, следует клиент. Волонтеры держатся на расстоянии, но достаточно близко, чтобы было можно позвать их на помощь. “Красный фургон” обслуживает в среднем семь пар в час.
"Красный фургон" и волонтеры. Слева направо: Паулина Хоффман-Шредер, Сине Пламбек и Афиния Джатупарисакул

Сине Пламбек — одна из этих волонтеров.

“У женщин, с которыми мы имеем дело, масса проблем — долги, бедность, семьи, дети, — говорит она. — Большинство из них не занимались бы этим, если бы жизнь не заставляла. Бесполезно читать им мораль. Они будут торговать собой, нравится нам это или нет, а мы, по крайней мере, предоставляем им безопасное место”.

Хэппи-энд как в кино


После четырех месяцев на панели, находясь в унынии и отчаянии, Джуэл все же не желала обращаться к властям, боясь за себя и свою семью в Нигерии.

И вдруг ее жизнь волшебным образом переменилась. Звучит как сентиментальная сказка, но она влюбилась в датчанина, а он в нее. Во время первого же романтического ужина Джуэл призналась, как зарабатывает на жизнь.

“Ему было тяжело, но он оказался на высоте”, — говорит Джуэл о мужчине, который вскоре стал ее мужем.
Эту картину написала Джуэл

С того дня Джуэл перестала выходить на панель.

Несколько раз жених платил за нее еженедельный оброк, но было ясно, что требуется постоянное решение. “Ты знаешь кого-то, кто мог бы помочь?“ — спросил он. Тут-то и пригодилась карточка с телефоном Мишель Милдуотер.

Активистка посоветовала молодой женщине преодолеть страх и перестать платить “мадам”. Так она и сделала. Никаких неприятностей для родных не последовало — то ли шантажисты блефовали, то ли, на счастье, оказались криминальной мелочью, а не членами серьезной международной банды.

Джуэл подала ходатайство о виде на жительство и сейчас ждет решения. Она надеется на благоприятный исход, потому что овладела языком и родила ребенка от датского гражданина.

С Мишель они большие друзья. На свадьбе Джуэл та была подружкой невесты.

“Это был один из лучших моментов моей жизни — меня отвели к алтарю, и это была Мишель”, — говорит Джуэл.

Она мечтает поступить в бизнес-школу, а еще — помогать волонтерам.

Накануне локдауна Мишель Милдуотер, которая некогда была актрисой, уговорила Джуэл сочинить и поставить любительскую пьесу-монолог о судьбе женщины, испытавшей то же, что она. Джуэл назвала свое сочинение “Чтобы из этого вырваться, надо через это пройти”.
“Для меня это было как терапия. Меня невероятно тронула реакция публики. Когда шел спектакль, мне казалось, что моя душа расстается с телом. Потому что все это не выдумка — это реальная жизнь”, — говорит Джуэл.