“Каждый сам выбирает, как действовать в таком положении. Ингрид Рюйтель продолжила заниматься той работой, которую делала раньше. Хелле Мери не давала интервью, пока Леннарт был президентом. И мы в канцелярии тоже столкнулись с ситуацией, когда нам пришлось объяснять, что положение моего мужа и его роль не прописаны в Конституции”, — сказала президент Кальюлайд. “Интерес людей понятен, но вопрос в том, где проходит грань между любопытством и общественным интересом”, — пояснила она.

По словам президента Кальюлайд, для детей также было наиболее разумным решением, когда один из родителей остался более или менее вне поля зрения. “У детей была возможность относительно анонимно ходить по магазинам с одним из родителей, — сказала она. — Это хорошо, когда ты ходишь за покупками и никто не обращает на тебя внимания. В этом смысле дети все-таки могли оставаться автономными. Они были уже не слишком маленькими, но и не настолько взрослыми, чтобы терпеть мою профессиюю исопутствующее ей внимание”.

Полностью интервью Керсти Кальюлайд газете LP читайте ЗДЕСЬ.