Как у тебя появилась идея уехать, чтобы работать за рубежом?

Когда я работала [в Латвии], у меня было ощущение, что здесь и в таких условиях у меня нет никаких возможностей развития как для акушерки. Я чувствовала, что нужно что-то менять.

Разве может быть, чтобы в крупнейшей больнице Латвии не было возможностей развития?

Это очень тесно связано со стилем работы и организацией в каждом отделении, я могу говорить только об опыте работы в родильном отделении больницы Страдиня. С одной стороны, акушерки там делают все, но в то же время мало что можно делать автономно. Конечно, в Страдиня больше патологических родов, и я не оспариваю, что на таких должен присутствовать врач. Однако возможности работать самостоятельно нет и с женщинами, у которых беременность и роды физиологические. Я чувствую, что могла бы делать больше, что прогресса нет. Неупорядоченная рабочая среда и недостаток определения ответственности были теми мешающими факторами, которые, возможно, и коллег не мотивировали на перемены. Когда я приехала сюда, мне в первые три месяца было невероятно сложно, потому что многое из того, что я делаю здесь, я в Латвии не делала. К примеру, зашиваю разрывы. В Страдиня это делают врачи и только некоторые акушеры. Я никогда не наблюдала женщину в латентной или начальной фазе родов. Мои возможности это сделать равнялись нулю. Хочу акцентировать внимание на учебе и практике — в это время у меня не было возможностей в полной мере обучиться этим вещам, и из-за этого, когда я начала работать, мне было страшно.

Здесь иначе происходит ведение родов, так как в отделении каждая акушерка от начала и до конца несет ответственность за конкретного пациента: мы сами принимаем женщин, сами ведем роды, сами их переводим и выписываем.