В действующей сейчас Международной классификации болезней (МКБ) десятого пересмотра есть только одна позиция в разделе F (“Психические расстройства и расстройства поведения”), связанная с временами года и сезонами, — сезонное депрессивное расстройство (F.33). В МКБ-11, переход на которую начинается с 1 января 2022 года, зависимость психического состояния от времени года трактуется чуть шире. Сезонный характер уже считается возможным при любом из аффективных расстройств (не только при депрессии, но и при биполярном аффективном расстройстве (БАР), а также циклотимии). Однако отсутствие у других заболеваний уточнения в МКБ о сезонном характере ещё не значит, что таких исследований не проводилось.

Самая очевидная причина связи между состоянием психики и погодой за окном, пожалуй, солнечный свет и температура. Социологические опросы говорят о том, что осеннее снижение настроения (не путать с клинически поставленным диагнозом депрессия) отмечают у себя до трети россиян. Исходя из общей логики и личных наблюдений, можно предположить, что параллельно с сокращением светового дня и понижением температуры настроение человека склонно ухудшаться, то есть у него проявляются депрессивные расстройства. И наоборот: стоит начать дню увеличиваться, а солнцу — дольше светить, как в психически неустойчивых людях начнут проявляться маниакальные акценты. Однако такая бытовая гипотеза слишком упрощает ситуацию. Также в такую закономерность невозможно встроить некоторые заболевания, в частности шизофрению. Однако в чём-то бытовая гипотеза совпадает с наблюдениями учёных.

Группа исследователей из Цюриха провела когортное долгосрочное наблюдение (более 20 лет) и выяснила, что на осенне-зимний период действительно приходится больше депрессивных эпизодов. Причём женщины подвержены сезонному ухудшению состояния в пять раз сильнее, чем мужчины. В англоязычном пространстве уже в 1998 году использовался термин, объясняющий зависимость психологического состояния от погоды, — сезонное аффективное расстройство (seasonal affective disorder, SAD). Так как большинство наблюдаемых жаловались на ухудшение настроения именно в осенне-зимний период, основной причиной его возникновения посчитали как раз уменьшение солнечного света и в 2011 году предложили метод лечения такого расстройства — светотерапию. Однако спустя четыре года появились сомнения в её эффективности и вопросы к методологии проводимых исследований. При этом учёные сошлись в том, что осенне-зимняя депрессия как отдельный вид расстройства действительно существует. А в 2015 году учёные обнаружили, что, помимо осенне-зимней депрессии, есть и инвертированная — летняя, а также предположили, что предрасположенность к депрессии может предопределять то, в какой сезон человек родился. Так, мыши, рождённые летом, были однозначно счастливее “осенне-весенних” и “зимних”, при этом “зимние” оказались менее подвержены депрессии по сравнению с “осенне-весенними”.

Также в период с поздней осени до ранней весны у пожилых людей сильнее снижаются когнитивные функции, чём в другие периоды. Учёные набрали группу из 3353 человек, у части которых была болезнь Альцгеймера (БА), и исследовали их память и когнитивные способности с помощью нескольких методик: нейропсихологического тестирования, анализа биомаркеров спинномозговой жидкости, а также вскрытия умерших и измерения экспрессии генов мозга. В результате исследования было доказано, что пожилые люди и с патологией БА, и без неё быстрее теряют когнитивные функции в осенне-зимний период по сравнению с весенне-летним.

Австралийские учёные задались целью определить, в какое время года чаще всего происходит манифестация (первое появление симптомов) шизофрении. Проанализировав обращения в медучреждения за шесть лет, они сделали вывод, что пик приходится на август (с поправкой на Южное полушарие — на конец зимы и раннюю весну. С австралийскими учёными согласны австрийские. Собрав базу из 110 735 пациентов, обращавшихся за помощью в период 2003-2016 годов, они отметили пик госпитализаций в январе и июне. А вот при БАР (оно же маниакально-депрессивное расстройство) сделать такой же вывод о сезонности госпитализаций (с любой стадией) не получилось. При этом смена пиков действительно имеет сезонный характер — “маниакальные эпизоды достигают пика весной / летом и в меньшей степени осенью, депрессивные эпизоды достигают пика в начале зимы, а в меньшей степени летом, смешанные эпизоды достигают пика ранней весной или в середине / конце лета”. С этим выводом согласны и австралийские учёные, проанализировавшие данные 27 255 госпитализаций пациентов с БАР: на весну приходился максимум попаданий в больницу именно с маниакальной и гипоманиакальной симптоматикой.

Помимо манифестации шизофрении на весну и лето приходится пик самоубийств. Учёные проанализировали данные из Греции, Норвегии и Австралии (опять же с поправкой на другое полушарие) и выяснили, что из расчёта на 100 000 человек весной и зимой в среднем на два самоубийства больше, чем зимой и осенью.

А Фотис Пападопулос, профессор психиатрии из Университета Уппсалы (Швеция), отмечает, что если зиму брать за исходную точку, то весной уровень самоубийств повышается аж на 20-60%. Таким образом, песня группы “Конец фильма” действительно не противоречит научным данным.

И хотя учёные уже однозначно установили зависимость обострения различных расстройств от времени года, до сих пор нет единого мнения, что служит тому причиной. Основные две гипотезы — это или длина светового дня, или всё-таки температура окружающей среды.

Таким образом, говорить об осеннем или весеннем обострении, подразумевая под первым снижение настроения, а под вторым — беспричинную эйфорию, действительно можно, однако следует учитывать, что есть люди с инвертированными циклами. При этом, учитывая, что многие из проанализированных заболеваний достаточно опасны, не стоит игнорировать их симптомы, объясняя всё сменой времён года, а лучше вовремя обращаться к специалистам, которые смогут подобрать грамотное лечение.

Вердикт: правда (мы имеем дело с истинным фактом или верным утверждением. Как минимум по совокупности доступной на сегодняшний день информации).