Типичная бруклинка

“Я — типичная бруклинка”, — описывала себя в одном из интервью дочь президента Афганистана. Мариам Гани родилась в США, выросла в одном из пригородов Мэриленда, закончила университет, а затем и Школу визуальных искусств в Нью-Йорке. Четыре года назад она стала преподавателем в Беннингтонг-колледже в Вермонте. Сейчас женщина работает режиссером, художником и писателем.

В творчестве Мариам делает упор на притеснение афганцев талибами. В Афганистане она бывала нечасто: первый раз приехала в возрасте 24 лет
Мариам вела уроки в Кабуле, нанимала на работу женщин для разных проектов. “Я думаю, что в Афганистане все должно изменяться к лучшему для всех, включая женщин”, — говорила она.

Дочь президента Ашрафа Гани сняла два фильма: “Что мы оставили незаконченным” — о пяти незавершенных кинолентах, которые в годы Афганской войны были положены на полку, и “Короткая история разрушений”, рассказывающий о двух зданиях в немецком Касселе и афганском Кабуле. Одна из работ получила награду и положительные отзывы критиков на Берлинском кинофестивале в 2019 году.

Картины и фотографии Мариам выставляют в престижных американских музеях современного искусства: “Метрополитен-музее”, музее Гугенхайма, галерее “Тейт Модерн”.

Мариам владеет дорогим просторным лофтом в престижном квартале Клинтон-Хилл в Нью-Йорке, на севере Бруклина. Свое жилище женщина описывает так: “Полки от пола до потолка забиты книгами, в комнате есть вышитые подушки из сирийского Алеппо и ковер из Туркменистана, подаренный отцом. На холодильнике — магниты с мотивирующими высказываниями”.

Дочь президента много путешествовала: побывала в Гонконге, Венеции, Берлине, Дамаске, Бейруте, Джакарте, Лондоне, Монреале, Каире, Копенгагене, Мумбаи, Москве. В российской столице, кстати, она посетила Третьяковскую галерею.

Мариам ведет богемный образ жизни, называет себя феминисткой и либералкой, любит читать книги, занимается общественной деятельностью. Нынешние события в Афганистане она также не оставила без внимания. “Я в ярости, я скорблю и ужасно боюсь за семью, друзей и коллег, оставшихся в Афганистане. Я активно работаю, чтобы хоть что-нибудь для них сделать”, — написала она в своем Instagram.

В основном же страницы Гани в социальных сетях выглядят максимально нейтрально: она публикует зарисовки из жизни в США или путешествий по разным странам мира, никаких портретов, селфи или чего-либо компрометирующего.

Благополучие Гани вызвало вопросы у общественности, когда власть в Афганистане захватили боевики движения “Талибан” (организация запрещена в России как террористическая), из-за чего многие афганцы опасаются за свою жизнь. В это время Мариам в легком голубом платье вместе с подругой прогуливалась по Нью-Йорку, где ее и подкараулили журналисты.

“Хипстерская дочь президента Афганистана неторопливо прогуливается по Нью-Йорку, в то время как ее отцу, сбежавшему из Кабула с 169 миллионами долларов наличными, предоставили убежище в Дубае”, — описали снимок в одном из западных изданий.

“Один из лучших мыслителей мира”

Будущий афганский лидер Ашраф Гани родился в 1949 году в провинции Логар и окончил местный лицей. Затем он продолжил учебу за границей: вначале стал студентом Американского университета Бейрута, где познакомился со своей будущей женой Рулой Сааде, потом был принят в Колумбийский университет.

Пара обосновалась в США и получила американские паспорта. Двое их детей — дочь Мариам и сын Тарик — родились в Штатах и являются гражданами страны
Их отец Ашраф Гани преподавал в Калифорнийском университете в Беркли, в Университете имени Джонса Хопкинса в Балтиморе, в бизнес-школах Гарварда и Стэнфорда, получил докторскую степень, прославился как политолог и антрополог. С 1991 года он работал во Всемирном банке. Неудивительно, что своих детей Ашраф воспитал в духе западных ценностей. “Он всегда был прекрасным человеком”, — рассказывала об отце Мариам.
После американского вторжения Гани вернулся в Афганистан. Здесь его назначили советником специального представителя ООН в стране, а потом — советником президента Хамида Карзая по финансовым вопросам. Он также координировал гуманитарную помощь Афганистану по линии ООН, работал министром финансов и ректором Кабульского университета. Британское издание Prospect включило Гани в список “Лучших мыслителей мира”.

Ашраф Гани даже выдвигался на должность генсека ООН, но проиграл корейцу Пану Ги Муну. В президенты Афганистана он впервые баллотировался в 2009 году, однако набрал всего три процента голосов и занял четвертое место. Вторую попытку Ашраф предпринял в 2014-м, и она оказалась успешной. Он победил и через пять лет, на выборах 2019 года.

Избиратели поддержали Гани несмотря на то, что он — чистый пуштун — женат на христианке из Ливана. Не смутило их и то, что ранее политик имел американское гражданство, от которого отказался в 2009 году из-за постоянной критики на родине.

О вестернизированном президенте западные СМИ всегда отзывались с большой теплотой. Писали, что Гани просыпается в пять часов утра, а затем два-три часа проводит за чтением, является поклонником бейсбола, футбола и крикета, коллекционирует книги, увлекается историей Афганистана. Примечательно, что в основном Ашраф носит национальные пуштунские костюмы, а в одежду европейских брендов облачается лишь в исключительных случаях.

Ашраф Гани всегда считался довольно обеспеченным человеком: его состояние оценивалось в пять миллионов долларов. Он жил в президентском дворце. Помимо этого во владении политика 80 гектаров земли в родной провинции Логар. Он также имеет несколько крупных участков, доставшихся в наследство от отца и засеянных сельскохозяйственными культурами.

Многих потрясла информация о поведении Гани после прихода талибов к власти. В российском посольстве сообщили, что президент бежал из страны не с пустыми руками: четыре машины и вертолет были туго набиты 169 миллионами долларов. Пять миллионов долларов наличными в вертолет не поместились, их пришлось оставить в аэропорту.

“Если бы я остался”

Сейчас 72-летний Ашраф Гани находится в Объединенных Арабских Эмиратах и отрицает, что взял с собой крупную сумму денег, покидая президентский дворец. Свой побег он объяснил так: “Если бы я остался, огромное число моих соотечественников могло бы погибнуть. Кабул бы превратился в руины, что стало бы катастрофой для шести миллионов его жителей”.

Несмотря на заявления сбежавшего президента, из Афганистана уже приходят тревожные новости. Талибы, которые обещали не расправляться с афганцами, сотрудничавшими с Западом, уже начали составлять черные списки людей, которые раньше сотрудничали с США или предыдущей администрацией. Об этом свидетельствуют данные Норвежского центра глобального анализа RHIPTO, опубликованные Reuters.

Если найти разыскиваемого человека им не удается, опасность грозит его семье. Так, на западе Афганистана талибы убили родственника журналиста Deutsche Welle, который уже прибыл в Германию, и тяжело ранили еще одного члена его семьи. Остальные родственники смогли спастись от боевиков и в настоящий момент скрываются.

Кроме того, связанные с экстремистами группировки похитили свыше 150 человек (большинство из которых индийцы), направлявшихся в аэропорт на восьми минивэнах. Боевики также ворвались в дом к одному из афганских переводчиков, который до этого работал на чешских военных, находившихся в стране. Мужчину избили и увезли в неизвестном направлении. О судьбе его троих детей и жены также ничего не известно.

Положение женщин при новой власти вызывает особые опасения. Предыдущее правление талибов — с 1996 по 2001 год — считается мрачным периодом для афганок. Тех, кто не соблюдал их правила, пороли и публично унижали. Женщин, заподозренных в прелюбодеянии, забивали камнями, гомосексуальность считалась преступлением и каралась смертью, девушкам запрещали получать образование.

В наши дни западные СМИ сообщают о новой волне преследований женщин. В июле в районах, подконтрольных талибам, женщинам запретили посещать поликлиники без опекунов-мужчин, боевики закрыли школы для девочек, а также образовательные учреждения, где они учились вместе с мальчиками.

“Женщины почти полностью исчезли с улиц Кабула”, — описывает происходящее в афганской столице The Guardian. А те, кто выходят в магазин или на прогулку, предпочитают надевать паранджу.

Многие афганки, чтобы не привлекать внимания, вновь облачились в бурки. По этой причине на них взлетели цены в местных магазинах. Издание приводит слова одной из местных жительниц по имени Ааила: “В прошлом году эти бурки стоили 200 афгани (172 рубля). Сейчас их пытаются нам продать по две-три тысячи афгани (в районе двух тысяч рублей)”.

Выступая на первой пресс-конференции в Кабуле, официальный представитель талибов Забихулла Муджахид заверил журналистов, что отныне в стране начнут уважать права женщин, им можно будет не только учиться отдельно от мужчин, но даже работать в будущем правительстве. Однако в тот же день в провинции Тахар боевик застрелил девушку за отказ надеть паранджу, а в провинции Фарьяб боевики убили мать четверых детей, которая не пожелала готовить им ужин.

Талибы утверждают, что за 20 лет они пересмотрели свои взгляды и стали более светскими. Но им мало кто верит.