Манипулируем


Самая популярная родительская манипуляция — манипуляция здоровьем.

“Вот тебе хорошо, ты музыку слушаешь по ночам, а я не высыпаюсь и у меня уже мигрени, если не что-то похуже.”

“После твоей двойки по физике отец так переживал, что я уже готова была ему вызвать скорую!”

“Тебе, конечно, на родителей наплевать, а у меня, между прочим, сердце-то уже не молодое…”

Угрожаем

Даже если вы уверены, что никогда не угрожаете, вы все равно угрожаете. Ведь это самый действенный способ показать нашу родительскую значимость там, где другие вообще не работают. Метод из разряда: “Царь я или не царь?” и “Кто вообще тут главный?”.

“Ты, конечно, можешь идти на эту вечеринку, но денег на дорогу я тебе не дам.”

“Не хочешь учиться в математической школе, можешь не просить меня больше о помощи!”

“Ты, конечно, поступай, как знаешь, но мы с мамой тебя поддерживать в этом не собираемся.”

“Если будет двойка за контрольную, ни о каком новом телефоне речи быть не может!”

Давим на жалость


Сами терпеть не можем, когда люди всеми способами вызывают в нас жалость, и сами же так охотно прибегаем к этому способу достижения цели в общении с собственными детьми. Странно, да? Психологи говорят — это от беспомощности. Буквально на втором предложении теряя собственный авторитет в глаза подростка, мы и правда начинаем казаться себе маленькими, уязвимыми, нуждающимися в поддержке и защите. Если бы родители в этот момент видели себя со стороны, они бы удивились, насколько жалко и незрело они выглядят.

“Когда ты была маленькая, я ночи не спала, а ты…”

“Папа на трех работах пахал, чтобы у тебя все было, а ты вырос вон какой!”

“Пожалей родителей, оденься как человек!”

“Сейчас поступай на экономиста, а потом, когда мы умрем, будешь делать, что хочешь!”

Вызываем чувство вины


Родители подростка жалуются, что они для него всегда неправы, всегда виноваты и всегда что-то ему должны. При этом словно описывают собственную модель поведения по отношению к подростку. По статистике, именно в подростковом возрасте дети получают от взрослых претензий и критики больше, чем в любой другой период своей жизни. А когда им буквально чудом удается выстоять под стрелами родительских упреков и замечаний, взрослые прибегают к любимому запрещенному приему: вызову в подростке чувства вины.

В чем же подросток виноват? Проще сказать, в чем нет его вины! Он виноват в том, что все делает не так, не так выглядит, не с теми дружит. Иногда он виноват в том, что, передвигаясь по квартире, слишком громко топает. А иногда сгоревшая в духовке курица — его вина только потому, что “ты же гость, сам себе не готовишь”, а мама все не успевает.

“Бабушка снова плохо спит. Надеюсь, ты доволен, что вы тогда спорили, и ты не уступил. А ведь бабушка так тебя любит…”

“Знала ли я тогда, когда рожала тебя 20 часов и еле выжила, что ты вырастешь такой…”

“Когда ты была маленькая, я смотрела, как ты спишь в своей кроватке и плакала от счастья, представляя, как ты вырастешь, и мы будем всегда друг друга понимать…”

Плачем

Да, у нас заканчиваются слова. Да, нам кажется, мы не заслужили такого отношения. И потом, заплакать в споре с подростком, — это то же одновременное вызывание чувства вины и чувства жалости. То есть: высший пилотаж манипуляции. Как реагируют в этом случае подростки? Скорее всего, они вас успокоят и, выражаясь их языком, “замнут разговор”. Вы ошибочно примите это “замятие разговора” за победу, в которой вы добились своего: ребенок замолчал и, видимо, понял вас так, как вы рассчитывали. На деле же для подростка это “замятие разговора” — ваш проигрыш. Ведь он сделает единственный вывод: связываться с вами себе дороже, любых разговоров с вами нужно избегать.

Затыкаем

Что делает взрослый, скажем, на рабочем совещании, когда ему кажется, что начальник несет какую-то околесицу? Сидит с умным видом, послушно кивает, смотрит заинтересованно. Что делает этот же взрослый в разговоре с подростком, который говорит что-то не то и не так? Вскакивает как ужаленный и выпаливает:

— Замолчи! Закрой рот! Что ты несешь?

Забавно, что мы призываем детей замолчать, чтобы однажды обратиться к психологу с самым популярным родительским запросом: “Как наладить общение с подростком?”

Обесцениваем

Мы опытнее. Мы умнее. У нас годы и образование. Мы знаем, как бывает, если… Мы обжигались. У нас на каждый случай по примеру. Мы хотим, чтобы… Мы советуем. Мы настаиваем. Требуем, в конце концов! Мы начинаем разговор с того, что позиция подростка, его мнение или решение для нас важны. Но кого мы обманываем, если просто переполнены “заготовками” для диалога, в котором почти сразу стремимся указать ребенку место, просим не высовываться и уважать старших?

“Вот дорасти до моего!”, “Да что ты понимаешь?!”, “Рассуждаешь как ребенок!”, “Я не могу с тобой серьезно говорить, ты все равно не поймешь!”, “Что ты себе возомнила?”, “Кто дал тебе право?”, “Молоко на губах не обсохло!”, “Смешно тебя слушать!”, “Да разве это проблема, не смеши меня!”, “Подумаешь, горе у него!”, “Да что ты знаешь про жизнь?”