О такой практике писали “Московский комсомолец”, “Чемпионат.com”, Sports.Ru, Eurosport и “Факты.ua”. Победы гимнастки Ларисы Латыниной, лыжниц Ларисы Куркиной и Юлии Чепаловой некоторые СМИ приписывали именно беременности. А 21 ноября 1994 года немецкая телекомпания RTL выпустила эфир с якобы признаниями в использовании такого способа для получения медали гимнастки Ольги Карасёвой.

Различные стимулирующие средства для улучшения спортивных результатов применяли ещё со времён Древней Греции. Тогда это были растительные и животные препараты: кунжутные зёрна, мухоморы и бараньи тестикулы. Один из самых необычных допингов применяли древние египтяне — перед состязаниями атлеты принимали истолчённое заднее копыто абиссинского осла, сваренное в масле и перемешанное с розовыми лепестками. В конце XIX — начале XX века популярными стимуляторами становятся кокаин, стрихнин и героин. Эра синтетических допингов начинается на Олимпийских играх в 1936 году, когда немецкая сборная через год после изобретения синтетического тестостерона взяла 89 медалей.

Вначале антидопинговая политика в спорте носила рекомендательный характер, однако череда смертей спортсменов (в том числе Кнута Йенссена, который упал замертво во время гонки, а в его крови была обнаружена зашкаливающая доза амфетамина) привела к тому, что в 1967 году Международный олимпийский комитет вводит обязательную сдачу анализов перед состязаниями.

Сейчас в антидопинговом списке ВАДА пять категорий запрещённых веществ и три нелегальные группы манипуляций. Хорионический гонадотропин человека (ХГЧ) — гормон, вырабатываемый внешней оболочкой зародыша, — относится ко второй категории. Во время беременности он отвечает за развитие плода и плаценты, а также помогает организму женщины лучше справляться со стрессом и физическими нагрузками. ХГЧ прямо запрещён только для мужчин, как и схожий с ним лютеинизирующий гормон, однако в списке нет упоминания женщин. ВАДА не рассматривает появление этих показателей в анализах во время беременности у спортсменок в качестве допинга и, следовательно, поводом для дисквалификации счесть не может, иначе бы это нарушало личные права спортсменок, дискриминировало бы и ограничивало право на личную жизнь. Считается, что этой законодательной лазейкой активно пользовались спортсменки из стран социалистического блока.

За всю историю Олимпиады в ней принимали участие 11 беременных спортсменок, в том числе на поздних сроках. Например, канадская кёрлингистка Кристи Мур выступала в составе сборной на пятом месяце беременности, а Нур Саряни Мохамед Таиби, представлявшая Малайзию в пулевой стрельбе в 2012 году, была на восьмом месяце. И хотя Мур разделила “золото” с остальными членами команды, её вклад в игру не был значительным. А Таиби и вовсе не взяла призового места.

Это неудивительно, ведь наиболее “продуктивным” для спортивных достижений сроком считается 11-12-я неделя, то есть самый конец первого триместра. Кандидат медицинских наук, гинеколог-эндокринолог Нона Овсепян объясняет: “ХГЧ — гормон, который обеспечивает нормальное течение беременности. Кроме своей основной функции, он способствует увеличению секреции женских и мужских стероидных гормонов. На малых сроках беременности происходит максимальный синтез ХГЧ и одновременно повышается уровень тестостерона. Такое состояние гормонального фона можно сравнить с приёмом анаболических стероидов, которые спортсмены используют в качестве допинга. Максимальный уровень ХГЧ, синтезируемый на малых сроках беременности, может служить допингом у беременных спортсменок”. Помимо ХГЧ, во время беременности увеличивается продукция тестостерона, что также может оказывать положительное влияние на результаты соревнований.

Вместе с тем беременность на этих сроках может оказать и противоположный результат. Такая история произошла с олимпийской чемпионкой по стрельбе Мариной Логвиненко — из-за тяжёлого токсикоза спортсменка едва держала винтовку и смогла завоевать лишь бронзу. При этом её беременность закончилась рождением дочки, так что приписать её “положение” погоне за результатом вряд ли можно.

Беременности, запланированные под соревнования и затем прерванные, обычно называют “договорными” или “вынужденными”. Однозначно определить, была ли беременность у спортсменки желанной или “вынужденной”, ни антидопинговое агентство, ни фактчекеры не смогут. Можно только проанализировать, кто из медалисток после игр стал матерью, а кто нет (при этом стоит учитывать, что в среднем до 20% беременностей заканчиваются самопроизвольным выкидышем).

Дочь Ларисы Латыниной родилась в декабре 1958 года, в то время как сама гимнастка в июле на чемпионате мира по спортивной гимнастике взяла пять золотых медалей. Получается, что выступала она в конце первого или начале второго триместра. Лыжница Лариса Куркина уже после получения “золота” в Турине обратилась в больницу с жалобами на плохое самочувствие. Там врачи сообщили ей, что награду она забирала уже не одна. Чуть меньше чем через полгода Лариса родила дочь Дашу. Юлия Чепалова в 2009 году была дисквалифицирована на два года за допинг. При этом у неё четверо детей — старшая дочь Олеся была рождена в январе 2003-го, а последнее перед этим “золото” спортсменка получила в феврале 2002 года на Олимпийских играх в Солт-Лейк-Сити. Второй ребёнок был также рождён через год после медали. Таким образом, Латынина и Куркина действительно выступали на самых продуктивных сроках, а Чепалова с одинаковой вероятностью могла быть или не быть беременной во время Олимпиады.

Что касается Ольги Карасёвой, то информация о том, что она прибегала к “договорным” беременностям, появилась в прессе в 1994 году, когда немецкая телекомпания RTL опубликовала якобы телефонный разговор со спортсменкой. Причём в том эфире говорящая представилась Ольгой Коваленко, заслуженным мастером спорта по спортивной гимнастике, чемпионкой Олимпийских игр 1968 года в Мехико, чемпионкой мира 1971 года, неоднократной чемпионкой Европы и СССР. Карасёва действительно носила одно время фамилию Коваленко — по мужу, но на момент выхода уже сменила её обратно. Более того, на момент записи эфира Карасёва находилась в круизе по Средиземному морю вместе с другими олимпийцами. Именно в том эфире и прозвучало скандальное признание: “Нас заставляли забеременеть от своих тренеров, а на девятой-десятой неделе, накануне крупных соревнований, мы должны были делать аборт. Дело в том, что как раз на этих сроках у женщины резко повышается уровень гормонов в организме. Это стимулирует физическую силу и позволяет добиваться высоких результатов. Вот так мы и побеждали”. Сразу после выхода интервью гимнастка собиралась судиться с телекомпанией, однако в какой-то момент посчитала это излишним. Три года спустя газета “СПИД-Инфо” опубликовала статью Ирины Ованесян “В постели с тренером”. Тогда гимнастка не выдержала и всё-таки подала на издание в суд иск о защите чести и достоинства. Суд встал на её сторону и обязал издание опубликовать опровержение и выплатить компенсацию.

В 2015 году интервью с анонимным гимнастом опубликовал сайт Eurosport. Собеседник утверждал, что подобная практика распространена до сих пор, однако не привёл никаких доказательств своих слов.

Никаких признаний от спортсменок о том, что их беременности носили договорной характер, не публиковалось. Таким образом, хотя эта история и выглядит логичной с точки зрения медицины, подтверждений, что кто-то из медалисток “подогнал” свою беременность под чемпионат, а после прервал её, нет. При этом некоторые победительницы действительно брали призовые места, будучи в положении.

Вердикт “Проверено.Медиа”: Это не точно. Это значит не то, что мы плохо старались, а то, что доступной на сегодняшней день информации не хватает, чтобы как следует проверить факт или утверждение. Ни достоверно подтвердить, ни достоверно опровергнуть его мы не можем.