Елена Соломина: Вам раньше приходилось слышать о таком препарате, как “лин”?

Сергей Саади: Об этой смеси — “лин“ — никогда не приходилось слышать, но такие рекреационные наркотические смеси всегда были довольно популярны, и все врачи о них знают.

Андрей Титов: Периодически приходится слышать о тех или иных различных комбинациях препаратов, которые если не в свободном доступе, то по крайней мере по рецепту в аптеках продаются. Можно ли говорить о том, что практически любой препарат в той или иной комбинации в зависимости от количества может вызывать какое-то изменение сознания и тем самым быть привлекательным для таких любителей поэкспериментировать?

Сергей Саади: Все мы знаем, что во всех этих препаратах, в которых содержатся психотропные вещества, в частности “лин”, который может содержать кодеин или декстрометорфан, или ксанакс, про который мы сейчас говорим, они всегда используются в низкой дозировке. И если говорить о немедицинском использовании, то здесь, конечно, нужно иметь в виду, что никто не будет вам определять ту дозу, которая конкретно предназначена для определенного человека. Здесь нужно учитывать и возраст, и вес, и, может быть, какие-то сопутствующие болезни. Опасность, которую представляет собой “лин”, действительно большая, потому что последствия от этой комбинации никто не может предсказать.

Елена Соломина: А как это действует на организм человека, если взаимодействуют ксанакс, сироп от кашля с кодеином в составе, плюс — газированный напиток.

Сергей Саади: Все они относятся к ингибиторам, то есть, к веществам, которые угнетают центральную нервную систему, в первую очередь. То есть это препараты, которые используются в качестве успокоительных и обезболивающих. В дозе, не предназначенной для употребления, они могут угнетать центр дыхания. И особенно в комбинации с алкоголем — а наркотические рекреационные средства обычно употребляются где-то в клубе, на вечеринке, где есть алкоголь — это может привести к трагическим последствиям. То есть угнетается дыхание, и человек просто засыпает и не просыпается.

Елена Соломина: Давайте поясним, что такое рекреационный напиток.

Сергей Саади: Это как раз те средства, которые берутся из медицины, но используются не в медицинских целях. Используются обычно среди молодежи, они были популярны уже много лет назад в Америке и оттуда потихоньку к нам приходят.

Андрей Титов: Есть какие-то признаки, по которым встревоженные родители распознать, что их ребенок начал что-то такое употреблять? Если человек употребляет алкоголь — это запах, если наркотики — это можно определить по расширенным зрачкам. Что в этих случаях делать?

Сергей Саади: Очень сложно как-то это определить. Кроме того, что ребенок заторможен — потому что это может даже не вызывать какую-то физическую заторможенность, а больше вызывает психическую заторможенность. Никогда человек сторонний не определит, что, например, его друг что-то принял, или не определит, что конкретно. То есть, ты никогда не определишь, что ты имеешь дело с серьезным психотропным веществом, которое при передозировке или при неправильном использовании может действительно привести к остановке дыхания и к смерти.

Единственное, за чем могут следить родители, — это то, как ребенок себя ведет, за проявлениями пограничного поведения. Просто при взгляде это определить невозможно, это совокупность каких-то поведенческих особенностей ребенка. Даже врачам это определить очень сложно, всегда берутся анализы, например, мочи на бензодиазепины, если такой пациент попадает в ЭМО. И на основании него определяется, есть вещество в организме или нет.

Полностью беседу в эфире программы “Кофе+” смотрите в записи: