Сандер, как получилось, что в 10-летнем возрасте ты обрел новую семью? Что этому предшествовало?

До десятилетнего возраста я жил в Таллинне со своей биологической матерью. Я был ее единственным ребенком, отца у меня не было. Я считал все, что происходило у нас дома, нормальным, поскольку сравнивать мне было не с чем. Я думал, что семейная жизнь в том и состоит, что взрослые в больших количествах употребляют алкоголь и применяют насилие, и чувство голода тоже норма. У меня даже своей кровати не было — мы с матерью спали на матрасе прямо на полу.

Первый раз меня забрали у матери, когда я учился еще в начальной школе. Тогда меня сначала отвезли к бабушке с дедушкой, а потом отправили на год в приют. За это время моя биологическая мать, так сказать, исправилась, и мне, наконец, разрешили вернуться к ней. Но после этого домашняя ситуация снова начала быстро ухудшаться. Проблемы мамы с алкоголем, вечеринки, бесконечная смена партнеров, постоянный беспорядок… Мы жили в однокомнатной квартире, так что все это происходило прямо у меня на глазах. Я до сих пор не могу понять свою мать.

Она запугивала меня, убеждала в том, что работники по защите детей и приемные родители — злые и плохие люди, от которых надо все скрывать. Она не хотела, чтобы я говорил правду работникам по защите детей. Однако вскоре эти самые работники снова отправили меня в приют. Однажды учительница музыки попросила меня остаться после уроков в школе, и домой я больше никогда не возвращался.

Твоя мать учила тебя все скрывать. Как ты думаешь, откуда другие взрослые узнали о твоем сложном положении? Как понять, что ребенку необходима помощь?

Учителя заметили, что мое поведение ухудшилось, я не работал на уроках, а если что и делал, то только кричал. Одежда на мне была грязная. Школьный психолог узнал о моем положении благодаря моему другу, которому я описал все, что творится дома, и который решил поделиться услышанным с психологом. В тот момент мне казалось, что друг предал меня, но теперь, оглядываясь назад, я понимаю, что он поступил правильно: он искал помощи там, где мог. Психолог пригласил меня на беседу, и дело сдвинулось.

Как тебе запомнилась первая встреча с попечительской семьей?

Я обрел новую семью под Вильянди, у меня появились мать, отец, три брата (с одним из них я делил комнату), две сестры, а также собака и две кошки. Это была очень большая семья, в которой было трое биологических детей, а на замещающем попечении в ней за годы побывало восемь детей.

Прежде всего был недельный пробный период, так сказать. Помню, что в первую же ночь в кровать ко мне забралась кошка и спала со мной. Мне всегда хотелось иметь кошку, но в приюте об этом нельзя было и мечтать.

На первых порах я чувствовал некоторое отчуждение, но потихоньку стал привыкать и играть со своими новыми братьями и сестрами. Я очень боялся, что оправдаются предостережения, которыми стращала меня моя мать, и приемные родители окажутся злыми людьми, которые будут бить и мучить меня. Но все вышло наоборот: они оказались очень душевными, спокойными и добрыми. Все мои страхи развеялись.

Что дала тебе жизнь в новой семье и как она тебя изменила?

Живя в приемной семье, я стал понимать, что моя прежняя жизнь и поведение моей матери были неправильными. То, что я раньше считал нормальным, оказалось ненормальным. Например, в приемной семье на мое одиннадцатилетие мне впервые преподнесли торт и подарок! Это тронуло меня до глубины души, растрогало прямо до слез. До этого мой день рождения справляли только один раз, и все закончилось тем, что моя мать проснулась утром после гулянки в компании трех мужчин, а мне пришлось провести ночь на шкафу, потому что места больше не было. Тот день рождения отмечали вовсе не ради меня.

Многое изменилось. Если бы я не попал в эту семью, то и основную школу, наверное, не закончил бы, потому что оценки у меня были плохие. Наверное, рано или поздно я пополнил бы ряды уличной шпаны. Здесь же благодаря приемной матери и братьям я снова вернулся на правильный путь. Живя здесь, я понял, что детей не надо наказывать. Лучше всего просто поговорить по душам. Мои нынешние родители — матери 63 года, а отцу 67 — поразительно спокойные люди. Они спокойно воспринимают любые проблемы. Все вопросы мы решаем путем переговоров, и эта тактика до сих пор работает.

Сейчас я учусь в 11 классе гимназии. Меня интересует программирование, и я хочу учиться по этой специальности в Тартуском университете. Я самостоятельно изучаю язык программирования Java, меня привлекает создание мобильных приложений для Android. В школе я руковожу кружком робототехники для учеников 1-5 классов. Разумеется, сейчас из-за коронакризиса мы не занимаемся.

Что бы ты хотел сказать взрослым, которые подумывают о попечительстве?

Я бы всячески рекомендовал сделать такой выбор, но надо учитывать, что у ребенка, который придет в семью, как, например, у меня, — свои тараканы в голове. Нужно показать ребенку, какой должна быть нормальная семейная жизнь. Обсуждайте с ребенком все дела — и не один раз, а постоянно. Будьте готовы и к возможным кризисам.

Например, я из прошлой жизни вынес привычку во всем винить себя, мне казалось, что я самый плохой. Уже живя врозь со своей биологической матерью, стал сам наказывать себя. В приюте, а на первых порах — и в новой семье сам вставал в угол, считая, что заслужил это наказание. Долгое время я относился к себе так, как это делала моя биологическая мать, потому что по-другому не умел: так я был воспитан. Помню, как она проверяла, выучил ли я песню к уроку музыки, и стоило мне ошибиться, как я тут же получал ремня. Позже, когда я уже жил в приемной семье, мои психологические проблемы давали о себе знать, я очень легко выходил из себя, но большую помощь мне оказали как психиатр, так и психологи.

Как тебе кажется, удалось ли тебе к сегодняшнему дню излечить травмы, полученные в раннем детстве?

Полностью от груза прошлого не избавиться. Но, конечно, сейчас мое положение намного лучше. По сравнению с тем, что было, я, можно сказать, стал другим человеком. Стал более дисциплинированным, хожу в школу и учусь. Уже и не вспомню, когда в последний раз переживал эмоциональную нестабильность.

Что бы ты сказал тем детям и молодым людям, которые сейчас находятся в таком же положении, в каком когда-то был и ты?

Немедленно свяжитесь со школьным психологом или директором, которые сообщат о вашем положении работникам по защите детей. Или позвоните по телефону помощи детям: 116 111. Не бойтесь, что предадите друга. Это не предательство, а помощь, которая может изменить жизнь вашего друга.

* Имя изменено

Интервью провела: Силья Оя, Департамент социального страхования

Надежда Леоск

Надежда Леоск, Департамент социального страхования:

В словах Сандера звучит очень важный для нас, взрослых, призыв: покажите детям, какой должна быть нормальная семейная жизнь. Обсуждайте с ребенком все — и не один раз, а постоянно.

Каждому ребенку нужно, чтобы рядом с ним был сильный и надежный взрослый человек, который хочет и пытается понять ребенка и поддерживает его в повседневных радостях и трудностях. Потребность ощущать себя частью семьи, быть социально связанным с другими людьми жизненно важна для каждого ребенка — так же, как и для взрослого. Она дарит чувство благополучия. Разумно установленные границы и правила, в свою очередь, помогают ребенку лучше понимать мир и тем самым чувствовать себя в большей безопасности.

Решение открыть двери своего дома и свое сердце ребенку из другой семьи — это очень серьезное и ответственное решение. Человек, ступивший на этот путь, должен понимать и принимать то, что у каждого ребенка — своя история и свой опыт потерь, а часто — и травма. Чтобы справляться с проблемами, расти, развиваться, становиться самостоятельным, ребенку необходимы поддержка и понимание. Именно поэтому крайне важную роль играет подготовка семьи.

Важно также, чтобы семья не оставалась одна со своими вопросами или переживаниями. Важным партнером семьи является специалист по защите детей местного самоуправления; семья также может получить консультацию и опорные услуги в опорных организациях. В центре всего — сам ребенок, его голос. Сандер дает нам всем еще один очень важный посыл: замечай, проявляй заботу, вмешивайся, если видишь рядом с собой ребенка, которому нужна поддержка или помощь! Так ты покажешь, что тебе не все равно. Помощь можно получить, например, по телефону помощи детям 116 111.

Если вас трогает тема приемного родительства или вы подумываете о том, чтобы стать попечительской семьей, посетите сайт Tarkvanem. Там вы найдете истории самих попечительских семей и мнения специалистов в этой области как на эстонском, так и на русском языке. Со своими вопросами вы всегда можете обратиться в отдел замещающего попечительства Департамента социального страхования, позвонив по справочному телефону 655 1666 или написав по адресу asendushooldus@sotsiaalkindlustusamet.ee; также можно обратиться к специалисту по защите детей по месту жительства.