30 декабря 2020 года Ольга сбежала из дома вместе с тремя дочерьми. Под Новый год оператор колл-центра банка из Барнаула поняла, что жить с мужем больше не может. Тот не распускал руки, зато давил морально.

“Достань деньги, где хочешь, я жрать хочу”, “ты некрасивая, жирная, старая, нищебродка”, вспоминает она слова мужа.

Ее супруг не работал, так что кормить мужа и троих детей, выплачивать ипотеку приходилось одной Ольге с зарплатой в 25 тысяч рублей (примерно 280 евро, — прим.): “Каждые выходные я ждала с ужасом, потому что он не давал мне отдохнуть, говорил: веди меня куда-нибудь, у меня плохое настроение”.

Дошло до того, что во время мытья посуды Ольга представляла, как всаживает нож в грудь мужу. “В один прекрасный день я увидела интервью женщины: ее посадили за убийство сожителя. Почти так же было [как со мной], только он ее бил и пил. Ей дали шесть лет. И я посмотрела на детей — кто их шесть лет кормить будет?”

Тогда Ольга решила бежать.

“У нас любят давать советы: “Послала бы его, да и все”. Но когда ты метр тридцать ростом, а перед тобой шкаф двухметровый, проигрываешь в плане “да пошел ты”, — объясняет она, почему не выгнала мужа из квартиры, а ушла сама.

Супруг был дома круглосуточно, и, чтобы сбежать незаметно, Ольга придумала позвонить ему: “Приезжай ко мне на работу, мне должны дать хорошую премию, поедем тебе что-то купим”.

Как только супруг сел на автобус, женщина подъехала к дому на такси, лихорадочно собрала вещи и забрала дочерей.

“Я в таком состоянии была, как полусумасшедшая. Маленькой дочке вещей побольше взяла, а старшей забыла все вещи, положила только джинсы и пару трусов. И себе взяла пару вещей, ни о какой косметике, средствах личной гигиены не шло и речи. Я боялась, что он вернется в любой момент”, — вспоминает она.

Ольга надеялась поселиться у подруги, но та, поначалу поддержавшая ее, в итоге отказалась приютить подругу с детьми. Пришлось снимать комнату.

Вещей взамен оставленных купить не на что: Ольга все еще выплачивает ипотечные взносы как основной заемщик. Кое-какую одежду отдали знакомые знакомых, но этого недостаточно: “У маленькой еще есть вещи на зиму, а у средней уже нету вещей никаких. А теплых больших вещей никто и не дает”. Дочерям Ольги 15, 10 и 5 лет.

Уйти в никуда

Ольга не одинока в своей истории.

Согласно Росстату, в 2019 году 23 тысячи женщин стали жертвами преступлений со стороны члена своей же семьи.

И это при том, что полиция регистрирует лишь 56% заявлений о домашнем насилии, а многие жертвы опасаются жаловаться.

О насилии в своих семьях “Левада-центру“ говорили 6% опрошенных женщин.

Психолог центра “Насилию.нет” (центр признан в России иностранным агентом) Александра Иванова рассказала Би-би-си о сценариях, когда женщина вынуждена бежать из дома.

“Самая простая ситуация — когда это его квартира. Второй тип ситуаций, который не менее редок — просто страшно. Выгнать партнера или мужчину может быть небезопасно для жизни и здоровья, приходится уходить самой. Часто партнер угрожает и не выпускает пострадавшую из квартиры. И тут не важно, в чьей собственности жилье”.

В последнем случае бежать приходится экстренно, без долгой подготовки и сборов.

Руководитель кризисного центра для женщин “Китеж” Алена Ельцова рассказала Би-би-си, что к ним иногда приезжают пострадавшие вовсе без вещей. “Люди в состоянии шока часто забывают самое необходимое. Одна женщина забыла документы на ребенка, но привезла к нам цветок в горшке”, — вспомнила она.

Уходить “в никуда”, не успев толком собрать вещи — это и есть правильный поступок в некоторых случаях, рассказала Иванова из “Насилию.нет”.

“Если было физическое насилие — это точка, в которой точно не надо ничего ждать. Женщина может быть не готова прервать эти отношения, у нее есть надежда, что это какая-то ошибка, больше такого не произойдет. Но физически находиться в одном пространстве может быть небезопасно, и в этот момент нужно уйти — куда угодно, к друзьям, в гостиницу”.

То же самое психолог советует делать в случае угроз насилием и других ограничений свободы — например, если женщину запирают или отбирают телефон, паспорт. Все эти ситуации — потенциально опасные для жизни, объясняет Иванова.

“Когда ты находишься под давлением, в ситуации страха и угроз, сложно адекватно оценивать происходящее. Мышление сужается, становится “туннельным”. Кажется, что ты ничего не можешь с этим сделать и самое лучшее — это стараться не раздражать партнера. Чтобы появились какие-то перспективы, нужно выйти из ситуации”, — объяснила психолог.

Эксперт подчеркивает, что кроме одежды и косметики, женщинам в такой ситуации нужно безопасное убежище. А также сопровождающий: он мог бы позаботиться о быте, помочь написать заявление о побоях в полицию, восстановить документы.

Коробки для пострадавших

Когда я рассказываю Ольге, сбежавшей от мужа, про коробки с вещами для бежавших от домашних тиранов, она говорит, что с радостью приняла бы такую помощь.

С такой идеей выступили в магазине одежды YOU. Этой зимой они пришли к активистам сети взаимопомощи женщин “ТыНеОдна” с идеей коробок для женщин, столкнувшихся с домашним насилием.

“Нам сложно быть меценатами, которые отгружают миллионы рублей — наши производственные мощности не могут позволить”, — рассказала Би-би-си директор по маркетингу YOU Инга Бычкова. Поэтому она решила договориться с другими компаниями.

“Для “ТыНеОдна” всегда было важно, чтобы в борьбу с домашним или любым другим видом насилия включались крупные бренды”, — говорит сооснователь и продюсер сети взаимопомощи Евгений Лошак.

Соавтор проекта “ТыНеОдна” Алена Попова вспоминает, что прежде большие компании не горели желанием вовлекаться в тему домашнего насилия, чтобы не ассоциироваться с чем-то мрачным.

Как отдельную победу Попова выделяет поддержавшую акцию с коробками сеть парфюмерии “Л’Этуаль”: “Огромный бренд впервые в истории России сказал, что да, я тоже с вами и я буду громко об этой проблеме говорить”.

Ей важнее то, что бренды начинают говорить о проблеме домашнего насилия, чем то, что они пожертвовали свои товары.

В акции с коробками участвуют 10 брендов, среди них — косметический бренд Mixit, книжное издательство “Бомбора”, сервисы доставки еды “Самокат” и Delivery Club, такси “СитиМобил”, мобильный оператор Tele 2 и другие. Всего собрали 50 коробок.

Чтобы понять, какие именно вещи положить в коробки, “ТыНеОдна” устроили опрос среди тех, кто раньше к ним обращался.

В результате в сумку попали: шампунь, расческа, зубная щетка, тональный крем, худи и спортивные брюки, детские салфетки, промокоды на такси и заказ еды. А еще две книжки — взрослая и детская, на случай, если из дома пришлось уйти матери вместе с детьми.

Половина коробок с вещами поедет в кризисные центры в Петербурге, оставшиеся — в негосударственный центр “Китеж”, который помогает пострадавшим от насилия женщинам. По данным “Насилию.нет”, всего в России 196 центров социальной и психологической помощи.

“Мы никогда не отказываемся от неденежной помощи. Если они захотели так помочь — это тоже здорово, — говорит директор “Китежа” Алена Ельцова. — Значит, нам не придется ехать и покупать все эти вещи. У нас в штате нет особых людей, которые бы занимались закупками: одна я”.

В следующий раз Ельцова советует добавить в набор белье и колготки: женщинам их часто не хватает, а пользоваться чужим ношеным бельем многие не хотят.

Следующий раз будет в начале мая, надеются организаторы. Они соглашаются, что пока масштабы акции небольшие, а первые коробки попадут к женщинам только в Москве и Петербурге — самых благополучных регионах страны. Они планируют сделать акцию регулярной и привлечь к участию другие компании.

Бычкова задумала, чтобы компании-участники бросили вызов своим конкурентам сделать то же самое. “Брендам должно быть стыдно не поднять эту перчатку, — рассуждает она. — Каким бы конкурентом ты ни был, когда речь идет о социальных историях, тут нет места конкуренции”.