У Кайрит Оргусаар с детства было два призвания — искусство и медицина. Сначала она пробовала поступить в Художественную Академию — тогда она называлась ERKI (Эстонский Государственный Художественный Институт) — на факультет графики и когда эта дверь не открылась, то понесла свои документы в Таллиннское Медицинское училище. “Я училась на медсестру и очень довольна своим выбором”, — подтверждает Кайрит, которая до системы школьного здравоохранения получила заметный трудовой опыт как центре здоровья в Пирита, так и в клинике пульмонологии Северо-Эстонской Региональной больницы. “Пиритаский центр для начинающей медсестры был весьма хорошей возможностью”, — вспоминает Кайрит. “В нашем центре делали и пластические операции, которые в то время были, во-первых, делом новым и интересным, а во-вторых я получила не только знания по специальности, но и очень хороший опыт командной работы и общения”.

Две страсти

В какой-то момент Пиритаский центр закончил свою работу и Кайрит отправилась в клинику пульмонологии Северо-Эстонской Региональной больницы, где со временем она стала руководителем медсестринской работы. Но несмотря на то, что в здравоохранении у Кайрит все шло хорошо, интерес к искусству и желание реализоваться в этой сфере никуда не пропали. “Я посещала художественный кружок в таллинском центре по интересам “Кулло”, пробовала новые приемы, техники. И поняла, что хочу большего. Когда в 2013 году в Художественной Академии начались двухгодичные курсы изобразительного искусства, я зарегистрировалась на них”.

Два года спустя для Кайрит стало ясно, что она хочет продолжать развиваться в этой сфере. “Тогда я отправилась в Таллиннский Университет на специальность художественной терапии — кто-то из знакомых рассказал мне об этом и так возник интерес. Я почувствовала, что наконец-то смогла соединить два близких моему сердцу вида деятельности — помогать людям и заниматься искусством. Я не повесила белый халат на вешалку, потому что профессии медсестры принадлежит вторая половина моего сердца, медицина — это моя вторая страсть. Я ушла из Северо-Эстонской Региональной больницы, потому что не было возможности совмещать работу там и обучение, но я посмотрела на сферу здравоохранения пошире и таким образом присоединилась к семье школьных медсестер Таллинна”, — рассказывает Кайрит о поисках себя.

Три школы

На данный момент Кайрит работает в трех школах и в одной из них — в Частной школе Мяэпеалсе — преподает и художественную терапию. “Я занимаюсь небольшими школами. Помимо Мяэпеалсе на моем попечении еще Открытая Школа и Таллиннская Свободная Вальдорфская школа”, — рассказывает школьная медсестра. “Мне подходит много мест — так не возникает рутины. Все мои школы имеют свою лицо и являются замечательными заведениями”.

Школьная медсестра Кайрит делает все то же, что и ее коллеги — проводит медосмотры, вакцинирует, консультирует и выслушивает жалобы учеников на здоровье. С чем же приходят к ней учащиеся? “В начальных классах больше падений — они же много бегают везде. У кого-то болит голова, кто-то жалуется на усталость. Чем старше ученики, тем сложнее их проблемы. Начиная с классов основной школы преобладают уже проблемы душевного здоровья — чувство одиночества, низкая самооценка, различные страхи”, — перечисляет школьная медсестра. Все дети с такими проблемами имеют возможность пройти художественную терапию? Увы, нет, но Кайрит убеждена, что во многих случаях это принесло бы школьникам пользу. “Художественным терапевтом я являюсь все же только в школе Мяэпеалсе, в которой обучаются дети с особыми образовательными потребностями, да и там не все ученики ходят на мои уроки. Художественная терапия назначается согласно реабилитационному плану и речь идет не просто об уроке рисования, хотя мы и на самом деле рисуем, и мастерим. Главное в том, чтобы через творчество ребенка дойти до того, что в его голове и его переживаний. Иногда вместе мы и решаем какие-то проблемы”.

Например, к Кайрит ходила одна девочка, которая боялась дома спать одна — откуда-то подкрадывался страх, что кто-то поднимается по лестнице наверх и подкрадется в ее комнату. “Нет никакого смысла говорить ребенку, что дверь дома закрыта и этих чудовищ не существует. Страх нелогичен”, — говорит Кайрит. “Вместо этого я говорю, что давай попробуем смастерить это чудище. Так оно получает лицо и это уже не так страшно, как абстрактный страх. Тогда мы делаем еще гнездо для чудища, куда оно может каждый вечер отправляться спать вместо того, чтобы подкрадываться к детям. И это работает — страх ребенка уменьшается, а потом пропадает вовсе”.

Детские беспокойства — это причина для беспокойства

Кайрит полагает, что душевное здоровье детей — это очень большая проблема. Количество жалоб растет и очередь к специалистам длинная, а частные приемы дорогие. “Очень серьезная проблема”, — подтверждает школьная медсестра — художественный терапевт. “Именно в эту сферу государство должно направлять деньги, потому что видно — детей и молодежи с душевными проблемами больше, чем когда-либо. Когда я 30 лет назад заканчивала медицинское училище, то проходила практику в психоневрологической больнице. В то время тамошними пациентами были в основном люди пожилые и среднего возраста. Во время обучения художественной терапии я посетила ту же больницу и увидела, что там очень много молодых людей”, — рассказывает Кайрит.

Уже год длящаяся эпидемия коронавируса является дополнительным испытанием как для детей, таки для взрослых. “Дети скучают по одноклассникам и учителям, когда возникает возможность для реальных встреч, то сразу же заметна радость детей”, — подтверждает Кайрит, которая также грустит по старым добрым временам, когда в зданиях находящихся под ее попечением школ бурлила каждый день жизнь. “Сегодняшние дети более открыты и смелые”, — считает Кайрит. “Они подходят, когда мы встречаемся в школьном коридоре, что-то рассказывают. Когда я провожу контроль здоровья, то они даже толкаются — кто будет первым”, — смеется она. “Я не помню, чтобы я в таком возрасте добровольно устремлялась в кабинет медсестры. Если вызывали с урока, то всегда была паника — что же надо будет пережить — болезненный укол или сдать неудобный анализ кала. И даже обычное измерение и взвешивание были каким-то ужасными. Но если сегодня я захожу в класс и говорю, что начинается контроль здоровья и спрашиваю, кто хочет первым, то все поднимают руки”.

Очень особенный кабинет

К школьной медсестре Кайрит приходят и тогда, когда нет жалоб на здоровье. Потому что у одной школьной медсестры с художественным уклоном всегда есть в запасе бумага для рисования и цветные карандаши. Кайрит Оргусаар обращает внимание на то, что дети наслаждаются рисованием — особенно если вместе со взрослым. Поэтому она и советует родителям: реализуйте с ребенком какой-то творческий проект — изобразите, нарисуйте, смастерите что-то. И так, чтобы не смотреть на часы. Сама школьная медсестра иногда задерживается на работе — хотя уроки и прошли, в ее кабинете еще кипит деятельность. “В Открытой Школе однажды случилось так, что техники должны были в конце учебного дня ремонтировать мой компьютер. И вот они приходят и видят такую картину: пару школьников сидят вокруг письменного стола, другая пара улеглись на кушетке для осмотра, еще двое устроились на полу, и все рисовали. В довершении картины на подоконнике устроилась собака”.

Любимец Кайрит — Альфи — по бумагам норвежский лундехунд — видимо еще одна причина того, почему ученики Открытой Школы и Частной школы Мяэпеалсе так рвутся на прием к Кайрит. Альфи получил разрешение от директоров время от времени посещать школы. Пес с покладистым характером позволяет десяткам рук гладить и трогать себя, и даже тем детям, которые не особо хотят приближаться к животным, важно, что он может быть рядом. Так что стены кабинета школьной медсестры Кайрит Оргусаар украшают детские рисунки, а под столом — место для любимой собаки. Потому что медсестра знает — хотя жизнь и меняется быстро, и нынешние дети живут не так, как их родители, всегда есть простые вещи, которые не меняются, и они могут сделать самочувствие лучше. Это радость творчества и четвероногий друг.