- Никогда о себе не думала, “капец, я уборщица”. Все хотят, чтобы везде было чисто, но никто не задумается, кто эту чистоту наводит. Это ненормально, — говорит Юлия Бондарчук.

Юлия работает уборщицей на финском заводе UPM и ведёт об этом блог в Инстаграме. В соцсетях можно найти множество эмигрантских блогов, поэтому контентом, основанным только на этом, никого не удивишь.

- Нельзя быть блогером без какой-то своей фишки. Просто как эмигрант ты никому не интересен. Я искала, но не нашла в Инстаграме никого, кто бы работал уборщицей и показывал это. Поэтому я и присвоила себе статус первой уборщицы в Инстаграме.

Показывать в буквальном смысле грязную работу в блоге толкает не только стремление к оригинальности и продвижению аккаунта, но и желание повлиять на стереотипное мышление в обществе.

- Играет роль и вся чушь про то, что уборщицы — это дно. Я не вижу ничего хорошего, когда родители своих детей пугают: не будешь учиться — пойдёшь полы мыть. Это очень больная тема для общества. Это неправильно, я считаю. Любая профессия заслуживает уважения.

В Инстаграме Юлия громко заявляет, что она “уборщица, которая рвёт шаблоны, моя унитазы с айфоном в руках”.

- Люди с постсоветского пространства привыкли думать, что уборщица — не самое лучшее занятие. А тут уборщица с айфоном, купленным не в кредит, путешествует, ходит в кафе и рестораны.

Новая профессия требует инвестиций

Когда задуманный для узкого круга друзей блог начал разрастаться, Юлия сменила язык постов с украинского на русский. Как поясняет девушка, потенциальная аудитория таким образом расширяется и, соответственно, больше простора для роста.

- Финляндия русским ближе, чем украинцам. Я сама себя перестроила и перешла на русский язык, который учила в школе. Сначала было очень страшно писать по-русски.

Для Юлии блог уже стал второй работой: проектом, в который она инвестирует средства и время.

- Чтобы блог приносил доход, мало просто снимать сториз и писать два поста в неделю. Важно постоянно развиваться, учиться, какие-то тренинги проходить. Время движется вперёд, тенденции меняются. Это не так легко, как может показаться.

- Раз вступив на эту тропу, мало кто возвращается назад, блогерство затягивает, — смеётся Юлия.

Двухлетний Марк учит четыре языка

Юлия приехала в Финляндию семь лет назад вместе со своим будущим мужем в поисках дополнительного заработка. Начинала она с рабочей практики на молочной ферме. В то время девушка училась в аграрном институте в Украине.

- На ферме мы делали всё: доили, ухаживали за телятами, убирались, делали коровам уколы, роды принимали, отправляли на сухостой. Все процессы, кроме осеменения, но и там мы помогали.

В итоге “на время” затянулось на годы, молодые люди получили гражданство и решили остаться в Финляндии. На вопрос, что было самым сложным на начальном этапе эмиграции, Юлия отвечает — язык.

- Финский мы не знали, я вообще ничего не знала о Финляндии. Нужно было английский вспоминать. Самое сложное было начать говорить. Я первые несколько дней пряталась от начальника. Вроде бы умеешь говорить, но страшно было просто рот открыть. Однако это быстро прошло, потому что бегать за тобой тоже никто не будет.

Сейчас семья живёт на западе Финляндии в пригороде города Пиетарсаари. Двухлетний сын Юлии разговаривает дома на украинском, смотрит мультики на русском, а в садике изучает финский и шведский. Юлия с мужем серьёзно думали над переездом в финноязычный регион. Однако после рождения Марка они увидели ситуацию с другой стороны.

- Шведские финны все-таки другие, более целеустремлённые, что ли. Возможно, Марк переймёт эту черту. Также в вузах на шведские факультеты легче попасть, то есть больше возможностей. Марку сейчас только два года, но мы уже задумываемся над такими вопросами. Так что пока остаёмся здесь, хотя раньше рассматривали вариант уехать из этого региона, поскольку он шведоязычный, а мы говорим по-фински.