“Каждая семья решает сама, я только предложила бы спросить себя: что именно мы покупаем, когда платим?“ — пишет Людмила Петрановская.

“Всегда, когда мы на что-то готовы потратить деньги, мы покупаем что-то для себя. Платим за то, чтобы что-то получить или от чего-то избавиться.

За что именно мы платим, если даём ребенку деньги за ту работу, которую нужно делать для всей семьи, или которую иначе делал бы какой-то другой член семьи? Что-то вроде еженедельной уборки или мытья посуды после ужина. Что-то, за что другие члены семьи никаких денег не получают, просто делают.

Если подумать, мы платим за то, чтобы избежать переговоров, пререканий, напоминаний, конфликта. Мы не знаем, как добиться своего, мы боимся недовольства ребенка, не хотим напряжения в отношениях. Нам проще сделать самим или заплатить.

Ещё раз — не за мытьё.

За избавление от родительских обязанностей по включению детей в домашние дела.

Можно ли заплатить ребенку, чтобы он сам себя воспитывал? Правильно ли это?

Другая ситуация: есть какая-то работа, которую в семье принято отдавать на аутсорсинг. Т.е. вы бы все равно за нее заплатили, причем именно за то, чтобы дело было сделано не вами: окна после зимы вымыты, газон подстрижен, обычно это что-то не ежедневное.

В этом случае ваш ребенок, как и любой другой человек, имеет право претендовать на эту оплачиваемую работу. Предпочтете вы его или постороннего — зависит от репутации работника. Можно ли на него положиться? Хорошо ли сделает? В этом случае все нормально, вы платите именно за работу.

Только если вдруг начнётся “ой, мам, я устал, можно завтра” или халтура, трудовой договор надо расторгать. На рынке труда нынче конкуренция, знаете ли. И наоборот: не надо на основании того, что это ваш ребенок, отменять или сокращать обещанную плату. Или комментировать ошибки издевательски, как вы никогда бы не позволили себе это с нанятыми работником.

В общем, мне кажется, все хорошо, что ясно и честно. И все плохо, что мутно и с путаницей ролей”.