Это далеко не единственный случай, когда женщина идет на фотосессию, ожидая получить стильные снимки, а сталкивается с фотографом, который ее насилует, объективирует или принуждает ее к участию в создании порнографического контента.

В распоряжении Delfi Life оказались истории нескольких женщин, в разное время и в разных местах столкнувшихся с фотографами, которые, обещая сделать красивые снимки, подвергли их насилию. В этой статье мы расскажем две истории о ситуациях, которых многие хотели бы избежать. Даниэла подверглась сексуализированному насилию во время фотосессии, а принудительный половой акт был снят на видео. Лайме (имя изменено) сделали фотографии в обнаженном виде, о которых она не договаривалась. На тот момент девушка еще не достигла совершеннолетия.

Вербовка на вечеринке

Когда Даниэле было 23 года, она работала официанткой в одном из ночных клубов Риги. Девушка выросла в приемной семье и в детстве подвергалась сексуализированному насилию, но, к сожалению, жизнь преподнесла ей еще одно испытание, которое травмировало ее снова.

Однажды зимним вечером 2015 года она с подругой отправилась на вечеринку в магазине нижнего белья. Девушки были не просто гости, а артистки — они должны были надеть тематические наряды и сыграть соответствующие роли. В тот вечер Даниэла была полицейской. Она вспоминает, что мероприятие прошло гладко и никаких инцидентов не было. Когда вечеринка закончилась, подруги пошли переодеваться, и в этот момент к Даниэле подошли знаменитый фотограф Янис и его друг Петерис.

„Они подошли ко мне и сказали: „Ты выглядишь впечатляюще и очень хороша в том, что делаешь. Это привлекает внимание“. Моя первая реакция — я точно не модель, меня это никогда не интересовало, поэтому я сказала, чтобы они отстали“, - говорит Даниэла

„Но они предложили мне сделать фотосессию или стать моделью. Я отказалась: „Ребята, понимаете, у меня нет ни фигуры, ни желания. Тогда Янис дал мне свою визитку и сказал, что если я передумаю, то мы можем все обсудить и что он очень хорошо знает владельца этого магазина. Тогда это придало мне уверенности. Потом я поняла, что это был прием, чтобы вызвать мое доверие. Он сказал, что мы могли бы просто сделать интересную фотосессию с костюмами из магазина в качестве рекламы. Я ответила: „Нет, нет, спасибо“, но визитку все равно взяла, чтобы они успокоились и отстали“, — рассказывает Даниэла.

После события развивались стремительно. Примерно через три недели Даниэла все-таки решилась на фотосессию у Яниса. „Тогда у меня был сложный период в жизни, и я подумала, что мне нужно сделать что-то, чего я не делала раньше. Я не люблю фотографироваться и боюсь этого, тем более в пикантном образе. Но я решила, что должна попробовать и преодолеть свой страх. Я позвонила Янису и сказала, что согласна на фотосессию, о которой мы говорили“, — рассказывает Даниэла. Янис тут же подтвердил дату фотосессии. Встреча состоялась через неделю.

От фото к порнофильму

В назначенный день они отправились в магазин, чтобы купить наряды, и, выбрав их, Даниэла, Янис и его друг Петерис отправились в квартиру Яниса, где находилась его студия.

„Мы отправились в Новую Тейку, где, по словам Яниса находилась его квартира. Мы вошли внутрь, они заперли дверь и попросили меня оставить телефон в кармане пиджака. Мне уже стало немного не по себе, но я подумала, что главное — не пить алкоголь и не делать ничего, чего я бы не хотела“, — вспоминает Даниэла.

Девушка говорит, что ее попросили подписать документы о том, что она совершеннолетняя и понимает, где находится и что делает. А потом началась обещанная фотосессия, которая поначалу казалась вполне нормальной. Фотограф сделал несколько снимков, настойчиво предлагая алкоголь, от которого Даниэла отказалась. Первый день закончился без происшествий. У Даниэлы были дела, поэтому она не успела сфотографироваться во всех нарядах, которые принесла с собой. Янис предложил встретиться еще раз и закончить работу. Даниэла сказала, что фотографии в первый день получились очень скованными, потому что она не чувствовала себя комфортно, но согласилась прийти еще раз.

Через несколько дней Даниэла вернулась для второй фотосессии, и тогда двое мужчин заговорили совершенно по-другому.

„Они начали говорить о съемках чего-то вроде порно, но они не использовали слово „порно“, а говорили о сценах фильмов для взрослых. [...] Они сказали, что им нужен только короткий момент, и что у меня так хорошо все получалось. [...] Потом зашел разговор о том, не хочу ли я сняться в этом фильме, потому что там хорошие деньги. Я отказалась, сказав им, что я не модель и не думаю, что из этого что-то получится“, — говорит Даниэла. И тут снова появился алкоголь. Даниэле настойчиво предлагали выпить, потому что она была „слишком напряжена“, и под давлением она согласилась и немного опьянела. По словам девушки, она выпила, чтобы просто успокоиться.

А потом фотограф начал давать ей конкретные указания. „Янис вдруг попросил меня снять нижнее белье и сфотографироваться так, чтобы было видно больше чем нужно. В тот момент я чувствовала себя очень неловко, плохо и страшно. Но я сделала это. Это был первый сигнал о том, что все плохо. Мне было не по себе от того, что я делаю. Я чувствовала вину и стыд“.

Но на этом ничего не закончилось. Янис снова завел разговор о съемках видео. Он рассказал Даниэле, что в Японии модно снимать видео, в которых женщина как бы не замечает, что к ней прикасаются. „Я сидела на диване, он стоял передо мной и говорил об этом, а потом я начала понимать, что что-то не так. Я несколько раз отказалась. Атмосфера стала очень напряженной. Но у меня все время было ощущение, что я смогу постоять за себя и ничего плохого со мной не случится“, — объясняет Даниэла.

Но чем больше Янис говорил о съемках видео, тем больше она понимала, что назревает что-то плохое. Девушка растерялась и почувствовала большую неуверенность в себе. Янис, все еще пытаясь убедить Даниэлу, начал устанавливать камеру. Тем временем Петерис, который все это время не принимал никакого участия в съемках, сел рядом с Даниэлой на диван и начал гладить ее ногу.

„Я замерла. Меня словно парализовало. В тот момент я поняла, что сейчас произойдет. Янис включил камеру и начал снимать. [...] Я буквально окоченела и просто хотела, чтобы все это закончилось“, - вспоминает Даниэла

„В тот момент мне было так страшно, что я не могла даже думать. Я не знала, на что они способны, а на что нет“, — объясняет свои чувства Даниэла. Она делала все, что хотел Петерис, пока не „сломалась“. К тому моменту они дошли до взаимного орального секса.

„Я думала про себя, что просто притворяюсь, что все в порядке, но на самом деле мне было очень страшно. Я не могла этого вынести и начала истерически плакать. Тогда Янис занял позицию, что якобы все хорошо, — будем уважать мои желания“. Даниэла плакала и рассказывала мужчинам о самых страшных вещах, которые с ней происходили, надеясь, что это ее спасет. Но на мужчин это не произвело впечатление. Плачущей и бьющейся в истерике Даниэле Янис сказал: „Что ж, придется закончить начатое“.

„В тот момент я поняла, насколько все плохо. Я сломалась внутри. Я закончила начатое (оральный секс — прим. автора), а в конце Янис заставил меня посмотреть в камеру и сказать: „Мне очень нравится то, что я делаю““. После этого Даниэла больше никогда не встречалась ни с одним из мужчин. Она также не знает, что случилось с видео. Даниэла пыталась связаться с Янисом, но он ей не ответил.

Девушка также пыталась обратиться в полицию. В то время она состояла в отношениях с мужчиной, у которого были связи в правоохранительных органах. И когда она рассказала полицейскому о случившемся, он просто посмеялся над ней. Мужества бороться дальше у Даниэлы уже не было.

Бороться, бежать или замереть

Почему в такой ситуации женщина поддается, а не убегает или сопротивляется, мы спросили у психотерапевтки Агии Томме из медицинского центра Vivendi. „Возможно, человек, оказавшийся в роли жертвы, зажат в угол и испытывает шок. В такой момент растерянности и напряжения в организме включается стрессовая реакция „бороться, бежать или замереть“. Перед лицом значительной угрозы реакции могут стать автоматическими. Возможно, в ситуации, когда женщина почувствовала надвигающуюся опасность и столкнулась с непредсказуемостью преступника, организм сказал: „Безопаснее подчиниться и приспособиться““.

Психотерапевт отмечает, что если ожидания радикально отличаются от того, что предлагает фотограф, женщина, скорее всего, испытает сильный когнитивный диссонанс. „Возможно, из-за тяжелого опыта в прошлом, женщине легче подчиниться. Бывает трудно не поддаться социальному давлению, особенно если фотограф воспринимается как профессионал и авторитет, утверждающий, что предполагаемый результат фотосессии будет хорош для обеих сторон“. Так, преступник выступает с позиции авторитета, а жертва оказывается в подчиненной роли, и сохранить границы может быть непросто. Особенно если в коммуникации есть давление, манипуляции, провокации“.

Томме объясняет, что в подобных случаях определенную роль играют детские травмы и воспитание. Она ссылается на исследования, которые показывают, что жертвы насилия, скорее всего, уже сталкивались с насилием раньше, в том числе в детстве.

„Если ребенок видел, как женщины в семье безоговорочно подчинялись, страдали, и, возможно, подвергались насилию, то у него формируется искаженное представление о мире, где один должен подчиняться другому. Нечто подобное может бессознательно повторяться во взрослой жизни“, - говорит психотерапевтка Агия Томме.

„Возможен также вариант, когда жертва пытается установить границы и возразить, а обидчик минимизирует значимость ситуации, говоря, что в этом нет ничего страшного. Это принято называть газлайтингом, который представляет собой манипулятивную стратегию, направленную на искажение реальности другого человека, и это эмоциональное насилие. Такая стратегия заставляет вас сомневаться в себе, оправдывать другого человека, создает путаницу и обесценивает опыт жертвы“, — объясняет специалист.

Предложения в интернете

Лайма пришла к нам с совсем другой историей. В 2011 году, когда она еще не достигла совершеннолетия, ей регулярно приходили письма от фотографов на сайте draugiem.lv с приглашением на фотосессию.

Девушка вспоминает, что в то время получить красивые фотографии было очень важно, ведь лишь немногие могли похвастаться снимками студийного уровня. Так, она однажды решила откликнуться на приглашение фотографа, который писал ей несколько раз.

Laima skaidro, ka uzticējās viņam, jo fotogrāfa „draugiem.lv“ profilā ievēroja daudzas Лайма объясняет, что доверилась ему, потому что заметила в его профиле на draugiem.lv много фотографий известных моделей. Фотограф, который называл себя Gothards Dētriņš, обещал Лайме прекрасную фотосессию бесплатно.

„Мы договорились о фотосессии. У него была студия на улице Валдемара в подвале многоэтажного дома. [...] В подвал вела узкая лестница. Сначала мне ничего не показалось подозрительным. У него было все профессиональное оборудование и нормальная студия“, — вспоминает Лайма. Она сразу сказала фотографу, что еще не достигла совершеннолетия. Он хотел, чтобы Лайма подписала договор, но она отказалась, потому что увидела подозрительный пункт: фотограф мог использовать материал в коммерческих целях. Когда Лайма сказала, что не согласна на такое условие, фотограф сказал ей просто не ставить галочку рядом с этим пунктом. В итоге Лайма ничего не подписала, но фотосессия все равно состоялась.

Фотограф попросил Лайму принести несколько комплектов одежды, в которых он ее фотографировал в самом начале съемки. Даже с позиции сегодняшнего дня Лайма считает, что первые снимки были хорошими: ветер в волосах, красивая одежда, ничего непристойного.

Но, как и Даниэле, фотограф настойчиво предлагал Лайме что-нибудь выпить. Не только алкоголь, но и чай. „Он предлагал это постоянно и очень нагло, буквально каждые 5 минут“.

В какой-то момент фотограф заговорил об обнаженной фотографии. „Я ничего не пила, но он все-таки уговорил меня сниматься, сказав, что я красивая девушка, что у меня хорошее тело, я фотогенична, и у меня длинные волосы. В итоге я согласилась на обнаженную фотосессию“, — рассказывает Лайма. Поначалу обнаженные фотографии были эстетичными и совсем не вульгарными. Кроме того, она не была полностью обнажена. Но фотограф хотел большего.

„Фотограф сказал, что тело нужно смазать маслом, чтобы оно блестело. Он предложил сделать это сам и даже начал меня трогать, но я сказала, что сделаю все сама. Потом он сказал, что у него „стоит“, и стал ко мне прикасаться. В тот момент я вдруг поняла, что мои позы больше неприемлемы. Я уже стояла к нему спиной и наклонилась вперед так, что была видна вся моя попа. В этом уже не было ничего красивого. На протяжение всей фотосессии он пытался меня уговорить на большее“, — вспоминает Лайма.

В конце концов, девушка не выдержала и попросила показать ей фотографии, и, попросив сделать ей чай, стала быстро их удалять. „Он заметил это и спросил, что я делаю. Я сказала ему, что это некрасивые фотографии, что это верх безумия. Он разозлился и начал кричать на меня, что я строю из себя модель, но ведь видно, что мне нравятся поесть чипсы, — и хотя Лайму очень задели эти слова, она стояла на своем. — Я сказала, что это мое тело и что я сама выбираю, что с ним делать. И нет, я не хочу такие фотографии“.

Тогда фотограф внезапно успокоился и предложил ей продолжить фотосессию, но Лайма не согласилась.

Под предлогом того, что ее ждет парень и вызовет полицию, если она не придет вовремя, Лайма ушла из подвала, где, по ее словам, никто не услышал бы ее криков.

В течение нескольких недель Лайма пыталась получить сделанные снимки. Она несколько раз писала фотографу, но он все время оправдывался, пока не позвал ее прийти к нему еще раз, чтобы закончить фотосессию. Тогда терпение Лаймы лопнуло, и она твердо сказала ему, что либо он немедленно отдает фотографии, либо она обратится в полицию, так как на момент фотосессии она была несовершеннолетней.

В итоге Лайма получила фотографии, но они были необработанные. „Он прислал мне неотредактированные снимки, которые выглядели так, будто были скопированы прямо из камеры. Я понимаю, что он хотел использовать меня в сексуальных целях и вообще не собирался отдавать снимки. [...] Интересно, что он прислал фотографии с электронной почты человека по имени Артур, но во время фотосессии он просил меня называть его Гатисом. Трудно сказать, как его зовут на самом деле“, — говорит Лайма.

Девушка не стала обращаться в полицию, а теперь понимает, что в этом нет смысла — все уже давно потеряно.

Каждый может попасть в ловушку

Психотерапевт Агия Томме подчеркивает, что в ловушку может попасть кто угодно, но у каждого есть право отказаться от участия и покинуть место, где он чувствует себя некомфортно. „Если человек чувствует какие-то сигналы опасности, он не должен их игнорировать, потому что наши чувства выполняют защитную и предупреждающую роль — эмоции возникают не просто так, и им стоит доверять“, — говорит она.

Если фотограф обращается к вам с неожиданными просьбами, просит раздеться, давит, манипулирует или иным образом причиняет дискомфорт, вы должны решительно отказаться, обсудить суть происходящего или покинуть помещение.

С подобными историями люди сталкиваются до сих пор. Женщина не может быть уверена, что сделанные таким образом снимки не попадут в рекламные материалы фотографа спустя 10 лет или что кто-то не заставит ее снова переживать травматический опыт. О подобных ситуациях вы можете прочитать в других статьях этой серии.

Поделиться
Комментарии