“Ползу на запах”: что держало меня в отношениях с абьюзером

 (7)
“Ползу на запах”: что держало меня в отношениях с абьюзером
Фото автора Polina Zimmerman: Pexels

Колумнист Леди Mail.ru Юля Верклова посвящает эту статью всем женщинам, живущим с мужчиной, который их не любит. И от которого они почему-то не могут уйти.

Чистая химия


Мой первый муж был абьюзер. Классический такой: сначала встречал с работы сам или, если не успевал, присылал шофера, чтоб я не шла одна по темной улице. Обещал терем с балконом на море. Умолял о ребенке… Потом оказалось, что я “живу за его счет и ребенка на него повесила”. Я аж целых два месяца жила за его счет после родов, ага.

Пока не было детей, мы постоянно ругались и мирились — “эмоциональные качели” тоже классика абьюза. С утра муж шлет эсэмэски со стихами, вечером молча и мрачно выбрасывает в унитаз ужин, который я приготовила. В понедельник не приходит ночевать и не отвечает на звонки, в пятницу дарит билеты на море…

Про психологические и социальные подоплеки созависимости я сейчас не буду, об этом уже много написано. У меня, кажется, была другая причина, о ней мало говорят.

Читайте также:

В большинстве случаев все эти “некуда идти”, “я без него пропаду”, “он без меня пропадет” — лишь отговорки, и в глубине души девушки это понимают. Я понимала, и не в глубине. Мы друг другу категорически не подходили. Поэтому я раза по три в год собирала вещи и вызывала такси. Но все время возвращалась. Почему возвращалась — только что дошло.

Химия. Чистая химия, которую мы принимаем за любовь и которой невозможно противостоять! У вас бывало такое: разругались вдрызг, наговорили друг другу гадостей, не разговариваете больше — а ночью, оказавшись в одной постели, просто ползете на запах? Просыпаетесь в обнимку и, едва включив мозги, тут же отодвигаетесь друг от друга подальше?

Я жила в этом аду два года, пока не родила. А родила — и магия сразу рассеялась. Может, гормональный фон поменялся…

Женские привилегии


Я думаю, институт семьи придумали мужчины, потому что для них это был единственный способ продолжать свой род и воспитывать своих детей. Впрочем, ладно, это не я думаю, это еще Энгельс писал в XIX веке… Идея не нова: всем всегда очевидно, что вот этот конкретный ребенок родился у этой конкретной женщины. По меньшей мере, женщине это точно очевидно. А мужчина никогда не может быть на 100% уверен, что отец (в биологическом смысле) именно он. Единственный способ получить хоть какие-то гарантии — это присвоить себе женщину и следить, чтобы она не контактировала с другими мужчинами.

Партнеров для брака на протяжении веков выбирали по социальным параметрам — из своего круга. Любовь как фактор вообще не учитывалась. Но зов природы необходим для продолжения и усовершенствования человеческого рода, поэтому графини влюблялись в садовников, а графы в крепостных актрис.

В новое время, когда сословные нюансы утратили значение, обнаружилось, что и по любви можно выйти замуж не за того. Хорошие девочки часто влюбляются в плохих мальчиков по одной-единственной причине: генетический материал качественный. Можно бы взять материал и не фиксировать это документально… Но идея о греховности секса вне брака веками вбивалась в женские головы.

Возможно, из сочетания его и ваших клеток может получиться гениальное потомство — и именно это не дает вам уйти? Все это происходит на уровне подсознательного, на уровне физиологии даже — потому никак не поддается рационализации. Мы подгоняем под это романтические термины типа “любовь”, “судьба” и “жертвенность”. Или психиатрические: зависимость, созависимость, нересурсное состояние. В общем, придумываем повод не уйти. А потом рождается ребенок — и “химия” отключается, дело сделано, ты свободна!

Встань и иди


Когда моему малышу было два месяца, я ушла от мужа. Казалось бы, объективно зависимость усилилась: куда бежать одинокой женщине с младенцем, на что жить? Но я больше не ползла на его запах — и этого было достаточно.

Естественно, мне было страшно. Но мозг уже включился. И мозг сказал: “Ок. Ты позволяла издеваться над собой. Но ведь он и над ребенком уже издевается: не позволяет его покормить, пока сам не поел, не дает денег на медицинскую страховку, не встает к нему, плачущему, по ночам. И так всю жизнь?”

Забота о потомстве — тоже, знаете ли, мощный инстинкт. Вот я и сбежала вместе с сыном.

Через два года я вышла замуж за другого человека — совершенно прекрасного, подходящего мне по всем идейным и социальным параметрам. В том числе — по взглядам на воспитание детей. В этом году наш старший сын окончил школу. Он сейчас подает документы в университет. Поступает вне конкурса, потому что победитель всех олимпиад. Парень силен в естественных науках — как его биологический отец, и он при этом добрый, сильный и счастливый — как его фактический отец… И только сейчас мне стал ясен смысл событий, происходивших 18 лет назад. Это нормально — рожать от одного, а воспитывать с другим. И одной воспитывать — тоже нормально. У женщин природное преимущество в этом плане.

Я огорчаюсь, когда это преимущество пытаются представить, как ущербность: “Вынуждена одна на себе тащить ребенка” … Ну вы чего! Не “тащить”, а растить и воспитывать по своему образу и подобию. И не “вынуждена”, а может себе позволить. Женщина может. А мужчина — нет.