Каждый живет у себя и в горе, и в радости: преимущества гостевого брака


Каждый живет у себя и в горе, и в радости: преимущества гостевого брака
Pixabay

И ладно бы брачные фантазеры! Но ведь и реальные супруги уже не считают гостевуху чем-то исключительным. О новом тренде среди супругов пишет Леди Mail.ru.

Гвинет Пэлтроу призналась, что проводит со своим мужем Брэдом Фэлчаком лишь часть недели, после чего он возвращается в свой дом: “Все мои женатые друзья говорят, что наше расписание идеально, поэтому мы не должны ничего менять”. Пэлтроу считает, что это очень “практично и мило”, так создается “полярность в браке”, которая возжигает страсть. Дональд Трамп, видимо, придерживается такого же мнения, раз сам живет на втором этаже Белого дома, а Мелания — на третьем, и они, бывает, по нескольку дней не видятся.

Российский певец Стас Пьеха тоже недавно признался: “Мне нравится идея гостевого брака. Я готов отдавать жене лишь небольшую часть своего времени”. Инстаграм-дива Айза Анохина туда же: “Гостевой брак! Когда вместе не живете, но вы вместе. Я не собираюсь жить даже с Леонардо ДиКаприо. Быт убивает все к чертям собачьим!”

Читайте также:

Даже одна моя родственница стала встречаться с мужем только в выходные. “Так готовить меньше, — смеется.— В будни мы пашем, как кони. Зато с пятницы до вечера воскресенья романтика: кафе, кино, прогулки, свечи, красивое нижнее белье…”

А французы, которые вроде в любви разбираются! По данным Национального института демографических исследований, сейчас 1,2 млн французов находятся в отношениях, но не живут под одной крышей. Аврора Эмле, журналистка Le Figaro, задается вопросом: “Может, те, кто состоит в гостевом браке, или “не сожительствующие пары”, на языке Мольера, нашли лекарство от неизбежной эрозии любви?”

Может, и так. Ведь никогда прежде люди, связанные узами брака, не были столь независимы.

Каждый теперь прекрасно может выжить в одиночку, общественное мнение уже не такое категоричное, а традиционные семейные ценности, похоже, стремительно переходят в категорию нетрадиционных. Да и радикальное продление жизни сказывается.

В Европе в XIX веке продолжительность жизни составляла 37—38 лет, а в Российской империи — не больше 30 лет. Пока женишься, детей нарожаешь, корову подоишь — уже и на погост пора. Не успевали люди заскучать! А теперь только и ноют, как их тошнит от бытовухи и монотонности, как все депрессивно, душно, как хочется свободы, свежести, перемен: “Давай отдыхать друг от друга”.

Вот и отдыхают. Ездят друг к другу в гости. Сохраняют полярность. Не факт, что гостевуха вместо бытовухи сделает уставших от брака более счастливыми. Но если это кому-то помогает сохранить любовь и официальные семейные узы, то пусть. Пусть каждый живет у себя. И в горе, и в радости.