Эстонская семья, которая ждет ребенка от суррогатной матери из Украины: "Совершенно непонятно, почему это невозможно в Эстонии"

 (11)
Эстонская семья, которая ждет ребенка от суррогатной матери из Украины: "Совершенно непонятно, почему это невозможно в Эстонии"
Hendrik Osula

По словам Дэйзи (29), самое печальное в их истории — то, что некоторые из их с мужем близких родственников предлагали выносить ребенка, но это запрещено в Эстонии или Финляндии, где молодые люди в последние годы жили и работали. Историю пары рассказывает журнал Pere ja Kodu.

Дейзи и Эрленд считают недели беременности и вместе покупают детскую одежду, как любая пара, лжидающая ребенка. Дэйзи всем сердцем хотела бы почувствовать, как малыш шевелится в животе, но их ребенка вынашивает суррогатная мать в Украине.

Ожидание ребенка для большинства означает растущий живот, боли в разных частях тела и курсы подготовки к родам. Но для Дэйзи (29) и Эрленда (28) это тревожное ожидание новых снимков УЗИ и другой информации из другого города на расстоянии в несколько тысяч километров, где их ребенка вынашивает суррогатная мать из Украины. “Мне очень не хватает этой возможности — положить руку на живот и почувствовать движения ребенка”, — говорит Дейзи. Но при этом душа ее переволнена тем же тревожным ожиданием, что и у любой другой будущей мамы.

В 15 лет гинеколог сообщил мне новость, от которой у меня подкосились ноги: я родилась без матки.
Читайте также:

Этот долгий путь начался для Дэйзи еще в подростковом возрасте. В 15 лет она пошла к гинекологу и услышала новость, от которой у нее подкосились ноги: она родилась без матки. У Дэйзи есть яичники, но нет места, где мог бы на протяжении 9 месяцев развиваться ребенок. “Когда я была молода, то не воспринимала это так трагично, но когда стала старше, то, конечно, стала все больше об этом задумываться”, — говорит она.

Hendrik Osula

Почему я не могу сделать это в Эстонии?

Много лет Дэйзи жила со знанием того, что не сможет выносить ребенка, и не скрывала это от Эрленда, с которым познакомилась восемь лет назад. Вместе они обсудили все варианты иметь общего ребенка. Рассматривали и усыновление, но это очень долгий и трудоемкий процесс. В итоге они остановились на идее суррогатного материнства. Это означает, что яйцеклетка и сперма принадлежат Дэйзи и Эрленду, но для вынашивания ребенка необходима матка другой женщины. Яйцеклетка оплодотворяется в пробирке, и врач имплантирует полученный эмбрион в матку суррогатной матери. Между суррогатной матерью и плодом нет генетической связи — все, от цвета волос до характера, определяется только генами Дэйзи и Эрленда. Но вынашивает и рожает ребенка другая женщина.

Среди моих близких родственников были те, кто согласился бы выносить нашего ребенка.

В Эстонии у такой женщины, как Дэйзи, которая родилась без матки или лишилась ее в результате тяжелых родов или болезни, нет другого выбора, кроме как обратиться за помощью за границу. Во многих странах суррогатное материнство легализовано. Из соседних стран это, например, Украина, Россия и Беларусь, где разрешено как платное, так и альтруистическое суррогатное материнство. Альтруистическое суррогатное материнство означает, что женщина, которая хочет ребенка, доказывает, что она не может сама иметь детей, и кто-то из ее роственников по ее желанию может выносить для нее ребенка, но без какой-либо оплаты. Альтруистическое суррогатное материнство разрешено во многих странах, например, таких как Швеция, Великобритания, Дания и Нидерланды.

В случае платного суррогатного материнства, будущие родители выплачивают десятки тысяч евро клинике, оказывающей услуги по рождению ребенка, из которых суррогатная мать также получает свою долю за вынашивание ребенка. По словам Дэйзи, самое печальное во всей этой истории — это то, что среди ее близких родственников были те, кто предлагал выносить для нее ребенка, но это запрещено в Эстонии или Финляндии, где молодые люди живут и работают в последние несколько лет. “В конце концов, можно было бы разрешить делать это по медицинским показаниям, — выражает свое непонимание ситуации Дэйзи. — Почему под запретом даже альтруистическое суррогатное материнство? Ведь это может помочь бесплодным парам, а также женщинам, которые потеряли матку во время родов или из-за болезни и хотели бы иметь больше детей”.

“Я плакала каждую ночь”

Дэйзи и Эрленду ничего не оставалось, кроме как поехать на Украину, где платные роды разрешены. До этого им пришлось столкнуться с неудачной попыткой на Кипре — там клиника взяла с них деньги, но обещанного результата они не получили. После тщательного предварительного изучения они выбрали Клинику профессора Феськова в украинском Харькове, где каждый месяц с помощью суррогатного материнства рождается до двадцати детей. Прежде чем сделать окончательный выбор, Дэйзи и Эрленд пообщались с другими парами. Для них это было непростым решением. Рождение ребенка таким образом стоит почти 50 000 евро, кроме того, им пришлось несколько раз побывать в Харькове, и каждый раз это тоже обходилось в немалую сумму.

Впервые Дэйзи и Эрленд поехали в Харьков в мае прошлого года. Почти неделю они провели в клинике, где подверглись тщательному медицинскому обследованию. Вяснилось, что здоровье Дэйзи полностью позволяло начать работу над зачатием ребенка, а вот Эрленду потребовалось дополнительное лечение.

Поначалу казалось, что все может произойти уже в ближайшие месяцы, но из-за бюрократии процесс затягивался. Три месяца пришлось ждать, пока из Украины курьером доставят необходимые медикаменты для повышения качества спермы и подготовки к донорству яйцеклеток. “Тем временем, все это по-прежнему вызывало чувство безнадежности”, — вспоминает Дэйзи. Но когда лекарства наконец прибыли в Финляндию, и они снова поехали на Украину для сдачи спермы и яйцеклеток, все пошло гладко. Тем не менее, это было очень эмоциональное время. “Вероятно, это было связано с лекарствами и уколами, но я очень нервничала и плакала каждую ночь”, — вспоминает Дэйзи.

“Мы выбрали пол ребенка”

Дэйзи и Эрленду предстояло еще одно важное решение — у них была возможность выбрать пол своего будущего ребенка. “Мы решили, что это будет дочь. Эрленд был согласен и на сына, но я всю жизнь мечтала о дочери”, — говорит Дэйзи.

Суррогатную мать подбирала клиника. Дэйзи и Эрленду дали возможность изучить ее краткую биографию, которая включала информацию о ее образовании и детях, а также посмотреть на фотографию женщины, которая будет вынашивать их ребенка. В клинике Феськова действует правило: суррогатная мать должна иметь хорошее психическое и физическое здоровье и родить как минимум одного ребенка. При этом нет никаких гарантий, что беременность наступит с первого раза.

Erakogu

Однако этот день наконец настал. День, о котором они мечтали годами и о котором думали в течение многих бессонных ночей. “Мне пришло сообщение, что наша суррогатная мать беременна! Я немедленно отправила Эрленда в магазин за шампанским, чтобы отпраздновать это событие, но на самом деле мы еще не смели радоваться, потому что на таком маленьком сроке может произойти все, что угодно. Так что мы с нетерпением ждали первых УЗИ”, — говорит Дэйзи. Дальнейшее взаимодействие пары с клиникой оказалось сложным. “Спустя три месяца сделали УЗИ, а потом началась эпидемия коронавируса”, — рассказывает женщина. Из-за языкового барьера семье было сложно напрямую общаться с суррогатной матерью, кроме того для Дэйзи прямое общение оказалось эмоционально не комфортным.

В нашей жизни настало счастливое время! В конце сентября у нас будет дочь, которую мы так долго ждали.

Каково это — ждать ребенка, когда ты не чувствуешь его шевелений внутри и внешне твоя жизнь никак не меняется? “Я все время читаю в интернете о том, что происходит на конкретной неделе беременности и насколько вырос ребенок. Мы купили детскую одежду и перевезли вещи, чтобы я могла оставаться в декретном отпуске после того, как ее привезут домой”, — рассказывает Дэйзи. Она много читает и рассказывает Эрленду, как купать ребенка и ухаживать за ним. Каждый день она ищет в интернете информацию о младенцах. “Но я верю, что эти навыки придут, когда придет время. Нам очень помогает и поддерживает сестра Эрленда, у которой недавно родился ребенок”, — говорит Дэйзи. Она не печалится по поводу того, что не носит своего ребенка сама, так как за много лет смирилась со своим положением. В ее жизни это счастливое время. В конце сентября у них родится долгожданная дочь. Ребенка ждут детская кроватка, имя и любящий дом. Все, что осталось сейчас, — это надеяться, что мировая пандемия будет под контролем и что они могут отправиться на Украину в сентябре. Там, в квартире, предоставленной клиникой, они с нетерпением будут ждать рождения своей малышки. Затем они привезут ребенка в Эстонию и зарегистрируют здесь его рождение, а после отправятся жить в Финляндию, где Дэйзи будет находиться в декретном отпуске.

В Эстонии альтруистическое суррогатное материнство могло бы быть разрешено?

Президент Эстонского общества гинекологов доктор Иво Саарма:

— Когда был принят первый закон о защите эмбрионов, альтруистическое суррогатное материнство было разрешено и в Эстонии, но по причинам, непонятным для Эстонского общества гинекологов, были внесены поправки, и в настоящее время эстонский закон запрещает суррогатное материнство. При этом мнение общества при внесении поправок в закон не учитывалось.

Что касается позиции Эстонского общества гинекологов, суррогатное материнство могло бы быть разрешено с согласия Совета по биоэтике, и для этого эстонским парам не обязательно было бы выезжать за границу. Такие случаи в Эстонии случаются каждый год. В основном, это женщины, которые либо родились без матки, либо по какой-то причине ее потеряли. Правда, всегда нужно учитывать несколько этических аспектов.

Вопрос суррогатного материнства стоит на повестке дня во всем мире, в некоторых странах это разрешено, а в некоторых — запрещено. Главные противники — церковь и определенные консервативные силы. Обычно это те же люди, которые хотели бы запретить аборты. К сожалению, такой вид торговли людьми в мире встречается. Эстонское общество гинекологов считает, что любая цель зарабатывать деньги таким образом предосудительна. Однако, если Совет по биоэтике примет во внимание культуру Северных стран в этом вопросе, это может снизить риски.

Высокая цена
Дэйзи и Эрленд заплатили 25 000 евро за суррогатное материнство. Осталось заплатить еще почти 18 000. Они продали машину, сменили работу и взяли ссуду. "Это сложно, но однозначно стоит нашей малышки", - говорит будущая мама. Если кто-то захочет помочь им на этом пути, Дэйзи и Эрленд будут им благодарны.

Daisy Mustonen

EE212200221034210700

Пояснение: Surrogaatluse fond