“Сегодня возраст 50–75 лет — это подарок судьбы, которого не было у наших родителей”. Психолог о том, почему выход на пенсию это еще не старость


“Сегодня возраст 50–75 лет — это подарок судьбы, которого не было у наших родителей”. Психолог о том, почему выход на пенсию это еще не старость
Photo by Michael Morse from Pexels

Какими мы будем бабушками и дедушками? Будем ли мы ангелами-хранителями семейного очага, носителями сердечной памяти о корнях, опыте мужества и мудрости жить? Почему старение неизбежно, а взросление выборочно? Об этом JANA поговорила с легендой отечественной психологии Галиной Миккин.

ЭКСПЕРТ

Галина Миккин,
доктор психологии, экзистенциальный консультант, лектор и практик с 45-летним стажем работы в вузах Эстонии и СПбГУ

* * *

Не стареет только то, что тренируется

Многие из нас упрощенно представляют ход нашего развития в жизни — что лет до 20 мы развиваемся, потом выходим на некое плато функционирования, а затем, лет после 60, начинается старение. На самом деле — все бывает иначе.

Большая ошибка, достигнув 20–25 лет, считать, что уже все сложилось и дальше это можно при случае использовать. На самом деле, меньше стареет только то, что мы регулярно задействуем и упражняем — мышление, эмоции, память. И с годами это становится все более и более важным. Если ты не включаешь в жизнь и никак не реализуешь свой потенциал задатков, это начинает тебя разрушать.

Читайте также:

Я сама лет в 40 лет почувствовала себя почти старой от погружения в рутину быта. Пришлось многое изменить, чтобы снова позволить себе стать собой и ожить, преодолев набранные стереотипы, а к 50 обрести второе дыхание.

На Урале у меня есть тетушка, ей 90. Два года назад внучка записала ее на творческий конкурс бабушек Пермского края. Она была самой старшей участницей. Догадываетесь, кто победил? Она играла драматические сценки, пела, даже рок-н-ролл станцевала! А ведь ее судьбу нельзя назвать простой. Сейчас, в 90, у нее внуки, правнуки, есть друзья и жизнь ее — полная чаша. Сдаваться она не собирается! И хочет не существовать, а быть наполненной жизнью.

Иметь счастливое детство никогда не поздно

Если вспомнить теорию, то в каждом из нас есть три уровня проявления себя — родитель, взрослый и ребенок. Корни этого видения идут еще из фрейдизма.

Детское начало опирается на “хочу”, “нравится”. Если годам к 40 или 50 оно угасает, то человек превращается в диванную приставку перед телевизором — занудную, скучную, и увядание начинается очень быстро. Ребенок в нас — это истоки нашей жизни, способности ее переживать, наполняться ею. Так что, дай бог, чтобы, независимо от возраста, он в вас не угас.

Хорошо, когда мы умеем своего внутреннего ребенка подпитывать извне. Здесь многое опирается на игру, общение, творчество, на близость к природе — на способность к простым радостям, которые денег не требуют. И очень здорово, когда рядом есть дети, внуки, потому что они нам об этом напоминают.

Второй уровень — уровень взрослого. Взрослый в нас — опирается на разум. Если для ребенка главное — “хочу-не хочу”, “нравится-не нравится”, то для взрослого это “разум­но”, “справедливо”, “верно”. Он ориентируется на знания, правила, информацию. Увы, глядя на нас, дети уже не очень стремятся быстро взрослеть. Мы погрязли в избыточных рамках, стали предсказуемы, у нас главный критерий — “как принято”.

У детей другой лексикон — “интересно”, “здорово”, “по-своему”. И это помогает не увядать. Взрослость ориентирована на то, что предписывается, как дресс-код в жизни. Но почему не позволить себе свои краски? Не быть скучной в своей внешности, позволять себе хоть какие-то элементы индивидуальности. Я не против взрослости, она в умении делать дело и в ответственности. Но когда это без изюминки… это нежизнеспособно.

И последний, третий уровень — родитель. Родительское начало появляется не только с возрастом, оно бывает свойственно и детям. Им тоже хочется иметь авторитет, задавать правила игры и отношений, поучать, опекать — и получать признание как от детей, так и от взрослых. Это способность как командовать, так и быть заботливым. И нам стоит для себя почаще сознавать, каковы мы в этой родительской ипостаси стремления к власти.

Творить, творить и еще раз творить

Выход на любое творчество очень важен. Даже люди с тяжелыми формами рассеянного склероза могли писать замечательные картины, петь, танцевать и играть на сцене, сидя в колясках. А сказко- и куклотерапия могут облегчить состояние даже у умирающих. Эти творческие формы ввел в работу с ними мой давний друг, создавший первый российский хоспис в Питере в 1990 году. Это профессор психиатрии Андрей Владимирович Гнездилов, или, как зовут его любящие пациенты, “доктор Балу”. Оказалось, что общение с куклой, сказка и музыка могут успокоить боль, облегчить одиночество и страхи даже в последние дни жизни.

Целительные творческие формы могут быть очень простыми. Очень хороша лепка, особенно для детей, — в материал словно переходит их внутреннее напряжение.

А музыка, песня? Женский организм особенно жаждет таких эмоций. Он, как забытая скрипка, просто стонет: “Сыграй же на мне!” Музыка, которая вовлекает и радует своим ритмом, — ищите ее! Кому-то романсы, кому-то джаз подходит — я их обожаю! И, как говорил Станиславский, надо найти свой темпоритм. Это — свой стиль, ритм и темп в жизни, в движениях и речи. Пробуйте их немного менять. Найдите тот диапазон, где вы более свободны и чувствуете приток сил. Это элементарная самоподзарядка.

Танцуйте. Дома, наедине с собой, играя с ребенком, шутя с друзьями — неважно как. Важно, чтобы вы двигались, чтобы ваша пластика оживала. Потому что пластика и гибкость — это молодость, как минимум, тела.

Творчество включает и оживляет душу, тонизирует дух и разум, вызывает радость, которая говорит нам о притоке настоящей жизни. Женщина, не умеющая радовать сама себя и окружающих, стареет очень рано.

Маяк вечной женственности

Я часто гуляю по берегу моря и в парке перед гостиницей Хилтон, хожу туда, чтобы пройтись и на тренажерах позаниматься. Потому что для тела и для подпитки внутреннего ребенка, нужно движение. Туда приходит много бабушек. Некоторые из них уже еле ходят. Одна у меня была любимая — по имени Олле, 87 лет. Она ходила со спортивными палками — “Не дождетесь, чтобы я с костылем ходила!” — заходит, бодрая, в этот парк, машет ими, приветствуя народ на детской площадке. Молодые мамы моментально оживали. Им там быть так скучно — сидят, не умея включиться в игру, и от детей устают. А эта бабушка — она умела всему радоваться. И улыбка ребенка для нее — настоящая радость!

И эта бабушка в юности шла с сибирского лесоповала в Эстонию 2 года! Где-то работала по пути и — добралась. От ревматизма у нее ноги были колесом, и при этом столько жизнерадостности — мелочам, простым вещам радовалась! “Ах, сегодня я смогла кусочек окна вымыть, лучик солнца увидеть!” “Вот, в парк выбралась, вот тебя увидела!” Она любила раскачиваться на тренажерах — на тех, что были ей доступны. Покачается, прогуляется, с кем-то пощебечет. Мамы на этой площадке ее просто обожали. Для чего нужна такого типа старость? Она как маяк какой-то вечной, заряжающей жизнью женственности.

Счастье — в простых вещах

В любом возрасте для женщины очень важен тонус: “Я не хочу, чтобы мне было скучно”. Дай бог, чтобы женщина это умела. Для этого тонуса нужны очень простые вещи: движение, воздух, близость с природой. У нас, в Эстонии, слава богу, для этого условий предостаточно! Тем более, что транспорт бесплатный. Сел на автобус, вышел у моря — красота!

Надо двигаться, это несомненно. Но это не должна быть просто механическая ходьба. Пошел гулять — получай удовольствие от красоты природы, начинай хоть что-то замечать и переживать. Выбирай тот темп, при котором ты будешь чувствовать себя частью окружающей тебя жизни, сможешь включаться в нее и наполняться душевно. Ты будешь видеть детей и стариков, птиц, собак, живые глаза, замечать и отвечать на их эмоции. В таком состоянии случаются очень интересные встречи. Так одиночество перестает пугать. А хорошие экскурсии и любимые занятия тоже не лишние — и душу порадуют, и самоуважение тонизируют.

Вода тоже — в обязательном порядке. Плавание, душ, массажные ванны — неважно, что. Главное, чтобы ласкало, насыщало, тонизировало. Отличный вариант — бассейн. Цель не в рекордах. Но при этом приятно сознавать, что могу проплыть километр. Я чувствую волю своего тела к жизни и уважаю его, но не перенапрягаю. Может быть, старость в этом плане тоже мудрее? Сил меньше, и их уже направляешь только на то, что тебе по-настоящему нужно, интересно, необходимо.

Солнца у нас маловато, конечно, но при этом можно найти плюсы и здесь. Мы больше умеем радоваться этим просветам. Солнце раз в три недели? Надо использовать эти моменты! И, конечно, солнышко надо создавать! Не просто ждать. В вас тоже должно быть солнышко. В ваших глазах, в вашей улыбке. В каком-то маленьком, забавном, но милом акценте — как в шутке. А как иначе?

Держаться корней

Переехав в Эстонию из России, я поняла, что в эстонскую культуру я войду только когда мне будет что предложить из своей. Тогда мне очень помогли семинары и лекции Юрия Лотмана (советский и российский литературовед, культуролог и семиотик, — JANA), который работал в Тарту. Когда переезжаешь из страны в страну, вообще надо уметь сохранить свои корни. Не абсолютную привязку к месту, а именно то, что связано с культурой. Те же песни и сказки, какие-то наши традиции, о которых мы можем рассказать нашим детям. Но не навязывая. Это наша вера, наши ценности и живительная память.

Язык тоже один из важных способов самовыражения, поэтому с возрастом надо больше читать. Если глаза подводят, слушай аудиокниги. Через язык можно себя очень сильно расшевелить. Добавить какую-то остроту, сочность. Речь не должна быть скучной. Нужно забыть про внутреннюю серость, вносить какие-то свои акценты и обязательно подпитывать чувство юмора.

Я после переезда сюда начала вспоминать песни. Бабушкина сестра закончила Петербургскую консерваторию, у нее было изумительное меццо-сопрано, она пела дома, для нас. Я тогда вспомнила 150 романсов. Даже внукам своим пела вместо колыбельной, и мои эстонские внуки с удовольствием под это засыпали.

Эстонские женщины могут многому научить. Если у российских больше принята жертвенность и самоотверженность, то здесь женщины деятельны. И при этом они как-то успевают и ручным творчеством увлекаться, и готовят прекрасно, и в хоре поют, и танцуют — и все это держит их жизненный тонус долгие годы.

Время свободы

Ближе к 50, когда дети покидают семейное гнездо, у многих женщин начинается период расцвета, но к нему надо суметь подготовиться. То есть начать заранее чем-то дополнительно увлекаться, какие-то хобби найти, заняться рисованием, танцами или пойти в хор петь. Неважно. Но какой-то задел для организации своего развития нужно иметь, ведь там, где нет развития, начинается деградация. А в 50 лет стоит отважиться перестать быть только домохозяйкой, ориентированной только на дом. Кто-то открывает для себя работу в социальной сфере, появляется возможность поездок, и женщины просто на глазах расцветают.

Выход на пенсию в 63–65 для многих кризис, но это еще не старость, она на самом деле начинается гораздо позже. Период от 50 до 75 сегодня — это тот самый подарок судьбы, которого не было у наших родителей. Силы еще есть, не надо много бегать по врачам. Гимнастика, пилатес, плавание, прогулки — все это доступно и для многих — достаточно, чтобы быть в форме.

В Эстонии очень много делается для пенсионеров — бесплатных концертов, поездок. В Таллинне есть и университет для сеньоров — в доме Хопнера на Ратушной площади. Там читают разные курсы лекций по психологии, культуре, медицине, здоровью — и все это бесплатно. А органные часы? И в Пюхавайму, и в Домском соборе. Только ходи и получай наслаждение!

С годами человек, наконец, выходит к своим настоящим мотивам — к чему его тянет, от чего становится интереснее жить. В старости иногда бывают озарения, открытия: “Вот это мое!” Но для этого надо пробовать что-то и следить за своей реакцией — поднимается ли от этого тонус в теле? Есть ли хоть какой-то маленький сдвиг к радости?

Я знаю многих стариков, которым под 90, и они говорят, что совсем недавно научились радоваться жизни.

…Никому насильно не поможешь. Иногда приходится поувядать на диване, даже потосковать, чтобы, дойдя до своего дна, опустошенности, оттолкнуться и всплыть. И когда ты поймешь, что не хочешь больше задыхаться от жалости к себе и бессмысленности, а хочешь что-то делать — тогда начинай, пробуй, двигайся, будь живым. Каждый человек этот путь проходит по-своему и каждый может сдвинуться с мертвой точки. Нужно только этого хорошо захотеть. В любом возрасте.