Психолог: нам кажется, что нас вынудили остаться дома, но свобода у нас оставалась


Психолог Елизавета Дульберг рассказала в эфире программы "Кофе+" на канале ETV+, почему выход из карантина может быть не менее сложным, чем сам карантин.

Елена Соломина, ведущая программы “Кофе+”: Специалисты наверняка основываются на тех исследованиях, которые проводились у полярников, которые жили в изоляции, у людей, которые жили в тюрьме. Насколько это похоже на нас? Потому что у нас ограничения были, но все-таки они были частичными и не так уж долго.

Елизавета Дульберг, психолог: Изоляцию с тюрьмой точно сравнивать не стоит — зачем нужен лишний стресс для психики? Часто нам кажется, что нас вынудили остаться дома, но на самом деле это все-таки был личный выбор каждого, как он свое время распределяет, выходит он ночью погулять или не выходит, то есть, свобода у нас с вами оставалась и об этом важно помнить.

Читайте также:

Андрей Титов, ведущий программы “Кофе+”: Ну давайте сравним это с пребыванием на орбитальной космической станции, мы, можно сказать, миссию какую-то выполняли, проводили там исследования, которые будущему человечеству помогут. В общем, оставаясь дома, мы делали все, чтобы это заболевание не распространялось, но тем не менее наш привычный жизненный уклад претерпел очень серьезные изменения.

Елизавета Дульберг: Да, это правда. Эта точка зрения намного лучше, вы можете чувствовать себя героем.

Андрей Титов: Нас всех к этому призывали — оставаясь дома, кажый должен чувствовать себя героем.

Елизавета Дульберг: По крайней мере, так вы не чувствуете себя жертвой. И в таком случае вам гораздо проще с этим справиться. Что касается привычного уклада жизни, вы правы, у людей не было привычек, которые были бы выработаны для такой жизни дома, не было привычной рутины и, конечно, они почувствовали себя в новой обстановке, это было очень непонятно.

Елена Соломина: Насколько это стало серьезным испытанием для семейных отношений, для пар? Люди виделись в основном в выходные дни, а тут многим пришлось остаться дома и с утра до вечера видеть друг друга, разговаривать, взаимодействовать, организовывать свой быт. А еще дети, наверняка, были на дистанционном обучении.

Елизавета Дульберг: Да, это правда очень сложно. В Китае после того, как закончился карантин, много пар побежало разводиться в ЗАГС. Представьте, что вы едете в купе в поезде или 9 часов вынуждены сидеть в самолете во время долгого перелета. Это очень напряженная ситуация, мы в очень тесных условиях и люди чувствуют себя в постоянном напряжении оттого, что им нужно постоянно следить друг за другом — за собой, за партнером. И вот это напряжение им некуда деть. Обычно мы уходим на работу — поссорился с начальником, с коллегой поругался — и напряжение ушло. А тут ты дома, и тебе некуда это деть. Поэтому, конечно, срывы были, истерики были, не без этого.

...Очень важный момент — насколько вообще человек умеет свои эмоции регулировать. И если он не умел это делать до карантина, то вряд ли он быстро этому научится. Идеальный вариант, который может помочь в этом случае — физическая активность, потому что она хоть немного помогает этот стресс сбросить.

Елена Соломина: Многие люди на карантине почувствовали себя прокрастинаторами, потому что они подумали: вот, у нас осободилось много времени, сейчас мы будем учиться, познавать что-то новое, повышать свою профессиональную квалификацию и — опс! — они сидят на диване, много едят, почти не двигаются и смотрят сериалы. Как это можно объяснить?

Елизавета Дульберг: Я очень много историй слышала от людей, которые уходят из офиса либо во фриланс, либо открывают свое дело, и очень многие говорят о том, что первые два-три месяца без офиса они находятся просто в прострации. Нет привычной рутины, каких-то правил, привычного графика, и человек какое-то время не понимает, что ему делать. Плюс стресс насчет будущего, денег — с этим очень сложно справиться. Тут диван и появляется.

Елена Соломина: Если человек страдал паническими атаками или другими расстройствами - таким людям тяжелее находиться в изоляции? Как для них это прошло?

Елизавета Дульберг: Если ты и так находишься в депрессивном состоянии или у тебя повышена тревожность, то общий эмоциональный фон, который сейчас существует, он это усугубляет. Потому что эмоци заразны и мы подхватываем эсоциональное состояние окружающих людей. Таким образом кроме собственной депрессии у тебя добавляется еще и коллективная депрессия или паника. И переносить это сложнее, конечно.

Елена Соломина: Насколько серьезные будут последствия этого карантина, прежде всего, психологические? Сначала мы были в шоке, достаточно остром состоянии, не понимали, что происходит, сейчас мы понемногу привыкаем к новой жизни, а вот дальше нам нужно будет разгребать те проблемы, которые возникли. Насколько серьезными могут быть эти проблемы?

Елизавета Дульберг: Знаете, как иногда бывает в близких отношениях? Вы, например, чувствуете предательство и или потеряли любимого человека. И иногда люди совершенно бессознательно принимают такое решение: "Любить слишком больно, я никогда любить не буду, в близкие отношения вступать не буду". За три месяца у многих людей разрушился привычный уклад жизни, и может наступить такой момент, когда они бессознательно могут принять подобные решения, например: "Больше никогда не буду заниматься предпринимательством", "Больше никогда не буду работать на себя", "Нужно судорожно копить деньги". Это может быть вариантом посттравматического расстройства, но в худшем случае может повлиять на всю оставшуюся жизнь.

Андрей Титов: Что можно посоветовать? Не рубить сплеча, вспомнить мудрую поговорку "Семь раз отмерь, один отрежь"?

Елизавета Дульберг: В таком состоянии очень легко почувствовать и беспомощность, и безысходность, и безвыходность. В таком состоянии, сколько не отмеряй, ничего не получится, потому что ты ничего не видишь, у тебя как будто туман перед глазами.

Елена Соломина: А если вернуть ту привычную рутину, которая у тебя была до этого, это поможет удержаться на поверхности и выдержать этот период?

Елизавета Дульберг: Может быть поможет, может быть, нет. Если есть такое критическое состояние, ощущение безысходности, даже тем людям, кто привык справляться сам, я бы посоветовала обратиться к психологу, чтобы это не затягивать. Потому что ближайшие месяцы могут пройти совершенно по-другому, а психолог может вернуть хорошее, спокойное внутреннее состояние.

Полностью беседу психолога Елизаветы Дульберг с ведущими программы “Кофе+” Андреем Титовым и Еленой Соломиной можно посмотреть в записи: