Что такое насилие: объясняет психолог

 (4)
Noorte Hääle fotolavastused
Foto on illustratiivne.Foto: Tiit Blaat

Надеемся, эта информация поможет провести более четкую грань, пишет "Леди Mail.ru".

Гештальт-терапевт и практикующий психолог Илья Латыпов объясняет, что именно следует понимать под термином “насилие”.

В обсуждениях, касающихся тем насилия, столкнулся с тем, что сам термин “насилие” для многих людей очень неопределенен, и допускается очень широкое толкование этого слова. Доходит до того, что любое шевеление человека, причиняющее дискомфорт другим людям, может быть объявлено насилием.

Но не все в действиях других людей, которые причиняют нам неприятные чувства или ощущения, является насилием, и не всякое насилие сопровождается ощутимым, ясным и осознанным дискомфортом. Иногда бывает “что-то не так, а что — не могу понять”. Попробую максимально ясно (насколько это возможно в данной теме) обозначить то, как я понимаю насилие.

Читайте также:

Насилие — причинение человеку физического или психологического вреда с целью заставить против его воли сделать то, что хочет источник насилия, или же с целью наказать за неподчинение.

Синонимы слова “насилие”: истязание, произвол, диктат, террор, угнетение, самодурство, расправа, подавление, нажим, принуждение, тирания.

Виды требований со стороны тех, кто прибегают к насилию, можно свести к двум большим категориям:

а) Дай мне то, что я хочу (тело, деньги, власть и так далее);

б) Стань таким/такой, как я хочу: изменись как личность или стань объектом, на котором я просто буду срывать свои агрессивные импульсы.

Составляющие акта насилия:

1. Наличие умысла заставить другого сделать то, что хочется.

2. Осуществляющий насилие может осознавать, а может и не осознавать боль и дискомфорт, причиняемые им другому, так как используется целый арсенал психологических защит, призванных или устранить, или резко снизить эмпатический отклик на сопротивление и боль.

Например, дискомфорт часто отметается как незначительный и не заслуживающий внимания, или же вовсе обесценивается как “самодурство”. Часто используются оправдания, призванные придать особый смысл причинению страдания другому человеку (“это ради твоей же пользы”) и так далее.

3. Осуществляющий насилие действует исключительно в своих интересах и против ясно выраженной воли защищающегося (в виде “нет” и производных от него). Ясно выраженная воля защищающегося не требуется там, где по умолчанию человек неприкосновенен, пока не сказано “да”: тело, личные вещи, социальные контакты, ценности (так называемая “суверенность личности”).

4. Осуществляющий насилие делает то, о чем он и тот, на кого направлено насилие, не договаривались!

Например, ситуация должника: когда берешь в долг, то возврат денег оговорен, и требования вернуть долг — не насилие, даже если они неприятны должнику. А вот на оскорбления и физическое воздействие вы не договаривались, и согласие на это не давали. Это позволяет отделить, например, практики БДСМ от насилия, или критику по запросу от насильственного самоутверждения одних за счет других.

5. Самозащита не может быть отнесена к насилию, так как насилие продиктовано стремлением подавить, подчинить личность, тогда как защита преследует цель остановить это давление, в крайнем случае — ценой уничтожения источника опасности.

Люди хорошо чувствуют эту разницу, поэтому очень часто агрессоры пытаются выставить себя защищающимися от чужого нападения, так как напавший и защищающийся не равны в своем статусе.

6. Негативное, равнодушное или критичное отношение к человеку или к его действиям само по себе насилием не является. Единичные нарушения границ с последующим отступлением и извинением тоже к насилию не относятся.

Детско-родительские отношения обладают своей спецификой, которая не позволяет механически применять к ним критерии насилия, относящиеся к отношению взрослых людей. Способность детей к произвольному поведению все же ниже, чем у взрослых. А то мы так и умывание сопротивляющегося младенца в насилие запишем. Чем старше дети — тем ближе они к “взрослым” критериям.