“Периодически я была влюблена в каждую из актрис”. Актриса Татьяна Космынина — о “самой женской” постановке Русского театра, плюсах пандемии и работе режиссера


Отрезанная снегопадом от всего мира вилла во французской глубинке, преддверие Рождества, 8 очаровательных женщин и — вдруг! — трагедия, виновницей которой может оказаться любая из них. Одной из премьер нового сезона в Русском театре стал спектакль “8 любящих женщин” по пьесе французского драматурга Робера Тома. Режиссер спектакля — актриса театра Татьяна Космынина, в постановочной группе, как и в самой пьесе — всего один мужчина, который так и не появляется на сцене. JANA поговорила с Татьяной Космыниной о “самой женской” работе Русского театра.

JANA: Татьяна, в одном из интервью накануне премьеры вы говорили, что “8 любящих женщин“ — это ответ на зрительский запрос чего-то более легкого. Как вы думаете, это примета времени? Люди сегодня не готовы к сложным темам?

Татьяна Космынина: Я не думаю, что люди не готовы воспринимать сложный материал, но отвлечься, действительно, хочется. Возможно, ввиду выпавших в этом году переживаний люди стали настолько чувствительны, что иногда нужен какой-то бальзам для души, чтобы ее больше не терзали. И если я не останавливаюсь на трагедии, а выбираю так называемый легкий жанр — но при этом легкий не значит халтурный! — например, детектив или комедию, то это не потому что моя душа не готова ничего другого воспринимать. Это значит, что сейчас мне нужен ресурс, мне нужно время и место отдохнуть и набраться сил. Назрела потребность в чем-то лечащем.

Читайте также:

Подготовка спектакля пришлась на окончание весеннего карантина. Повлияло ли это на настроение в вашей команде, с каким чувством вы готовили спектакль?

На нас это повлияло очень положительно! Потому что актеры, которые во время самоизоляции остались без спектаклей, без общения с публикой, так соскучились по работе, что включились в репетиции “8 любящих женщин” очень активно, азартно, с юмором и с хорошей энергией. Кроме того, само предложение поставить спектакль я получила благодаря тому что границы закрыли и режиссеры, с которыми мы планировали сотрудничать, просто не смогли приехать. В этом смысле нам ковид сыграл на руку.

“8 любящих женщин“ — действительно “самая женская” работа Русского театра?

Мы не планировали этого специально, но, действительно, в постановочной группе у нас все женщины, кроме художника по свету. Со мной в команде работали хореограф Ольга Привис, художник-постановщик Яна Ханикова, которая отвечала полностью за оформление и костюмы, и видеохудожник Алена Мовко (автор видеографики для платья Элины Нечаевой на “Евровидении”, — прим. ред.). А художник по свету Антон Андреюк — это просто незаменимый человек, который оформляет все наши спектакли.

Сцена из спектакля "8 любящих женщин", режиссер - Татьяна Космынина Foto: Nikolai Alhazov, Vene teater

Удалось ли вам в процессе работы над спектаклем избежать каких-то характерных для женского коллектива сложностей? Благодаря чему?

Таких специфически женских вещей, о которых говорится в анекдотах, фильмах или книгах — например, что мы должны были постоянно ругаться или соперничать — этого ничего не было. Это стереотип, причем уже устаревший. Те сложности, с которыми мы сталкивались в своей работе, мы могли бы пережить, даже будь в нашей команде половина представителей сильной половины человечества. Я думаю, что когда собираются профессионалы, то гендерная принадлежность уже не играет роли. Просто приходит человек, который владеет своей профессией, и работает. И у нас одна задача — сделать хорошую работу. Поэтому мне не важно, мужчина мой художник или женщина, важно, чтобы декорация была рабочая и красивая. Мне неважно, кто нарисует лису для спектакля — мужчина, или женщина, мне важно, чтобы лиса была “живой”.

Лиса получилась просто потрясающая! (во время спектакля важную роль играет видеопроекция на сцене в виде окна, в которое “заглядывают” разные животные, — прим. ред.)

Да, я этих животных тоже очень люблю, это моя любимая часть оформления. Я сразу знала, что они будут в постановке, еще до того, как мы начали репетировать. И обдумывая спектакль, помнила о том, в какой момент, например, лиса будет смотреть в окно, и это очень меня вдохновляло и возвращало в нужное творческое русло… Я очень рада, что публика это почувствовала, поняла наш юмор.

Как вы выбирали исполнительниц для спектакля, легко ли материал “лег” на актрис Русского театра?

Это произошло очень легко и естественно. Но поскольку актрис в нашем театре больше, чем восемь, я по возможности обязательно сделала бы несколько составов, и, уверена, у одной и той же роли было бы несколько шикарных вариаций. Но так сложились обстоятельства, что это оказалось невозможно.

Есть у вас в этом спектакле “любимица”, какой-то персонаж, который вам ближе, в котором вы себя саму видите?

Могу сказать, что периодически я была влюблена в каждую из актрис и в каждого из персонажей. Я эту пьесу и полюбила именно за то, что в ней нет главной героини. Что каждая из восьми женщин в какой-то момент становится той главной, вокруг которой разворачивается действие.

Меня совершенно поразило, как стала работать буквально с первой репетиции Наталья Мурина. Мы ее привыкли видеть героиней лирической, она играет обычно красивых, но “раненых” женщин, за которыми часто безнадежно и безответно увиваются поклонники. Она очень интеллигентная, мягкая, а здесь она сыграла такую красивую, но такую смешную, “скандалистую” тетку, чем-то напоминающую персонажа Людмилы Гурченко из “Вокзала на двоих”.

Наталья Мурина в роли Габи и Елена Тарасенко в роли Пьеретты ("8 любящих женщин", режиссер - Татьяна Космынина) Foto: Nikolai Alhazov, Vene teater

Одна из самых сложных ролей в спектакле — это роль служанки Шанель, которую исполняет Анна Маркова. И только благодаря ее таланту удалось эту роль наполнить и сделать очень весомой — не только очень смешной, но и очень трагичной, социально наполненной, хотя у Робера Тома это довольно плоский персонаж, ей не очень много уделено внимания в пьесе. А Анна ее сделала настоящим, живым человеком.

Замечательный тандем получился у двух наших молодых актрис Анастасии Цубиной и Карин Ламсон. Они однокурсницы, и это здесь очень сыграло на руку. Они играют сестер, и они получились так похожи, так они друг друга подхватывают, даже костюмы их — спасибо Яне (Ханиковой, художнику по костюмам, — прим. ред.) — очень “рифмуются”.

Наталья Мурина (Габи), Анна Егорушкина (Огюстина), Карин Ламсон (Катрин), Лидия Головатая (бабушка), Анастасия Цубина (Сюзон), Анна Сергеева-Марвина (Луиза) ("8 любящих женщин", режиссер - Татьяна Космынина) Foto: Nikolai Alhazov

У Елены Тарасенко получилась совершенно потрясающая Пьеретта. Не было вопросов, кто ее будет играть. Помимо того, что она шикарная длинноногая блондинка, Елена сумела сделать эту женщину драматичной. Обычно Пьеретту играют просто как бывшую стриптизершу, вульгарную даму, а здесь она получилась такой чувствительной! И это тоже только актриса своей душой ее наполнила.

Анна Сергеева-Марвина, которая сыграла горничную Луизу, просто всех очаровала! У нее так мало реплик, но ее нельзя не заметить, Анна сделала ее не шаблонной, не картонной. За ней просматривается какая-то судьба, есть что “копнуть”.

Анна Маркова в роли служанки Шанель и Анна Сергеева-Марвина в роли горничной Луизы ("8 любящих женщин", режиссер - Татьяна Космынина) Foto: Nikolai Alhazov, Vene teater

Если бы я не была режиссером, то, наверное, претендовала бы при распределении на роль Огюстины, которую исполняет Татьяна Егорушкина, потому что мне просто близок этот персонаж смешной — “сердце-почки-ревматизм”. Это просто подарок для актрисы, можно так разойтись!

А Лидия Сергеевна Головатая, которая играет бабушку, во время репетиций была нашим ментором и одновременно камертоном, на который мы все время ориентировались. Иногда фантазия в процессе зашкаливает, а Лидия Сергеевна как человек самый опытный очень умело, корректно, деликатно возвращала нас всегда к рабочему процессу. Именно благодаря ей я узнала очень многое о профессии режиссера, потому что я, конечно, прежде всего актриса, которая ставит так, как чувствует и понимает. А Лидия Сергеевна учила меня профессии.

Лидия Головатая в роли бабушки ("8 любящих женщин", режиссер - Татьяна Космынина) Foto: Nikolai Alhazov, Vene teater

Для вас режиссер — менее комфортная роль, чем актриса?

Вообще, слово комфорт предполагает, что ты сел, расслабился и радуешься жизни. С этой точки зрения это не комфортная роль. Я понимаю, что в данном случае захожу на чужую территорию, что прежде всего я актриса и мое образование — актерское.

Просто в определенном возрасте и с определенным опытом каждый актер начинает понимать, что он уже много ролей сыграл, с большим количеством режиссеров поработал, у него сформировалось свое видение театра и он тоже мог бы что-то поставить.

И это очень важно, если собирается команда, которая тебе доверяет. Если бы эти восемь замечательных актрис не хотели со мной работать, их бы никто никогда не заставил. Это они позволили мне занять руководящую позицию и только благодаря их доверию я ношу сейчас это гордое звание “режиссер спектакля” “8 любящих женщин”, а не вообще “Татьяна Космынина, режиссер”. Я не претендую на то, что я теперь режиссер и знаю, как делаются спектакли, совсем нет. В моем случае это всегда будет представление актера о том, как ставят спектакль.

Сцена из спектакля "8 любящих женщин", режиссер - Татьяна Космынина Foto: Nikolai Alhazov, Vene teater

Вообще театр органичен женской природе? Можно ли сказать, что это “правильная” работа для женщин или это зависит от человека?

Наверное, это зависит от человека. Думаю, в 2020 году уже нет ни одного места работы, про которое мы можем говорить, что оно “чисто мужское” или “чисто женское”. Бывают такие мужчины, с которыми ни одна женщина не сравнится, и такие женщины, за которыми ни один мужчина не успеет. Все зависит от личности.

Одно можно сказать точно — в театре женщинам определенно не хватает ролей. Хороших, классических ролей для мужчин несравнимо больше! Как минимум, потому что классические драматурги, в основном, мужчины, и писали они про сильных героев — тоже мужчин. И пьеса “8 женщин”, которая рассчитана на восемь актрис, — это редкое исключение, поэтому этот спектакль идет практически во всех театрах и всегда пользуется спросом именно среди актрис.

В чем на ваш взгляд, главная женская сила — как в театре, так и в жизни в целом?

Все женщины такие разные. Все сильны в разных вещах — кто-то силен на работе, кто-то в семье, кто-то силен в любви, кто-то в служении. Сколько женщин, столько и суперсил. К сожалению или к счастью, я не могу назвать одно определенное женское качество, присущее всем женщинам и определяющее их именно как женщин.

Кто вас вдохновляет из ваших современниц?

Меня очень вдохновляет драматург Ася Волошина. В Русском театре я играю моноспектакль “Настя, Настя, Настя” по ее пьесе “Мама”. Я сейчас снова над ним работаю, беру в руки эти листы с текстом, пометками многочисленными и прямо физически чувствую от них тепло и энергию. И это меня вдохновляет.

Меня очень вдохновляет советское кино, конца 70-х — начала 80-х годов. Людмила Гурченко, Лия Ахеджакова, Нонна Мордюкова… А потрясающая Мерил Стрип, Джуди Денч? Я в этом смысле не оригинальна. Все по-настоящему великие актрисы очень меня радуют.

Но и мужчины меня вдохновляют. Мне так нравится, например, фильм “Осенний марафон”, как там играет Леонов — хотя я это видела тысячу, миллион раз! — фильм “Старший сын”… Все, что гениально снято и гениально сыграно, меня вдохновляет.

Приходится ли вам отдыхать от работы в театре? Что вас наполняет, кроме искусства?

Мне не нужно от театра “отдыхать“ — просто интересно менять деятельность. Я сейчас репетирую как актриса, и это очень здорово, потому что я отдыхаю от постановки. Когда я была режиссером, я отдыхала от другой работы. Мне очень нравится думать про театр, фантазировать, придумывать какой-то будущий спектакль. Причем не от начала до конца, а придумать какой-то оригинальный ход и через это как-то греться и отдыхать, отвлекаться от быта.

Вы счастливая женщина? И что вас такой делает?

К сожалению, мой мозг так устроен, что я понимаю, что была счастлива, спустя какое-то время. Здесь и сейчас какое-то счастье, эйфорию реже ощущаю. Но иногда удается уловить понимание того, что у меня все хорошо и дома, и на работе и, что, кажется, пора радоваться и этому. Иногда это какие-то внешние обстоятельства: ветра, например, нет на улице — и чувствуешь себя счастливой. А бывает, изнутри идет что-то такое, что не можешь объяснить. Как в той песне: “Бывает все на свете хорошо, в чем дело, сразу не поймешь”.

Возвращаясь к спектаклю. Несмотря на свою легкость, он оставляет после себя в финале как минимум один вопрос: как же так — восемь женщин, все любящие, всего один мужчина — и такой финал. Так сильно они его любили? Или все-таки не любили?

Убили ли они его? Да. Залюбили до смерти? Определенно. И это как раз тема следующего спектакля, который мы сейчас репетируем в театре и который выйдет в декабре, на малой сцене. Это спектакль на двоих, и мы с актером Сергеем Фурманюком в нем разбираемся, в чем состоит искусство любить.

Как любить так, чтобы своей любовью не убить, не задушить? Ведь это очень простое и естественное желание — взять человека в оборот, “заобнимать до смерти”. А вот любить и отпускать, любить и давать свободу, любить не свою любовь, а то, что человеку хорошо — даже если не рядом со мной — это очень сложно. И об этом будет наш новый спектакль.

Ближайшие спектакли “8 любящих женщин” пройдут 15.11.2020, 20.11.2020. Билеты можно приобрести на сайте театра.

Сцена из спектакля "8 любящих женщин", режиссер - Татьяна Космынина Foto: Nikolai Alhazov, Vene teater