ЛИЧНЫЙ ОПЫТ | "Я готовила днем и ночью, 5 часов отдыха — и ночная смена". Как найти вторую Родину в Эстонии и влюбить таллиннцев в дагестанские курзе


Nurjan Navruzova (JANA, 2019)
Нурьян НаврузоваFoto: Maria Zavizion

Невысокая и милая, с невероятной харизмой и яркими глазами, она носит трендовые босоножки разного цвета и колечко в виде механизма от часов, подаренное сыном. Знакомьтесь, Нурьян Наврузова, не побоимся этого слова, главный специалист в Таллинне по изготовлению… курзе! Это такая симпатичная разновидность дагестанских пельменей с десятком начинок и особыми специями с Кавказа. Как, вы правда еще не пробовали?

Ей было 9, когда она впервые побывала в Эстонии. В 19 приехала сюда во второй раз, к сестре, а через пару дней в родном Дагестане началась война. Нурьян была в ужасе от того, что мама находилась там, где бомбили, а еще понимала, что возвращаться, скорее всего, будет некуда. Изредка созванивались с семьей: “Приходили люди в военной форме, спрашивали тебя (до приезда в Эстонию девушка работала на телевидении на границе Чечни и Дагестана, — JANA)”.

– Явно не для того, чтобы погладить по головке… — серьезно говорит Нурьян и задумчиво смотрит вдаль.

Читайте также:

Теперь у нее постоянный вид на жительство в Эстонии, 11-летний сын, любимый мужчина и собственное дело: на своей второй Родине девушка лепит курзе — разноцветные (и не только) дагестанские пельмени с косичкой посередине. (К косичке Нурьян относится особо трепетно, но об этом позже.)

ЧТО ТАКОЕ КУРЗЕ?
Дагестанское национальное блюдо, похожее на русские пельмени. В Таллинне можно попробовать курзе с бараниной и говядиной, печеным картофелем и творогом, тыквой и крапивой! Также в курзе используются разные специи, например, ореховая трава, которую Нурьян привозят прямо из Дагестана.

Мы сидим в летнем кафе в Теллискиви, пьем какао, болтаем ногами на высоких стульях и говорим обо всем на свете.

– Когда приехала сюда, я мечтала уехать обратно, честно! Адаптация мне нелегко далась. Там была работа, семья, а здесь — один сплошной языковой барьер. Каждые 3 месяца я сходила с ума, хотела бросить все и уехать домой. Но через 2 года вышла замуж, и началась другая жизнь.

Нурьян смеется: в то время было не до работы и переживаний. Жизнь стала вдруг необыкновенно прекрасна: бесконечные путешествия, веселье и мысли о том, как круто жить на свете.

Нурьян Наврузова Foto: Maria Zavizion

– Слава богу, мы могли позволить себе этот образ жизни. И вот тогда… началась новая жизнь в Эстонии. Я ее прочувствовала. И даже привыкла! Жить, есть, мерзнуть — буквально все стало своим и понятным. Мне говорят, что в Эстонии я вообще стала более спокойной.

– Тебе не кажется, что Дагестан и Эстония — это две параллельные реальности? — интересуюсь я, сравнивая свои собственные ощущения от переезда в Эстонию.

Я горжусь своей культурой. И мне очень нравится, как в Эстонии трепетно относятся к своим корням.

– Здесь миллион различий! — Нурьян эмоциональна, особенно если дело касается важных для нее моментов. – Это две полярные культуры. Но то, о чем ты спрашиваешь, преследовало меня только до момента рождения сына. Когда родился Демид, вдруг поняла, что мне уже не хочется мигрировать дальше. Я же хотела в теплые страны, так как мне дико не хватало солнца. Но тут я поняла, что правда счастлива!

Кстати, именно в первые беззаботные годы замужества появилась мысль о собственном деле.

– Пока не было детей, наша задача с подругой была лишь одна — чем-то себя развлечь, пока супруги работали. Забава была такая — ходить в какое-нибудь кафе, есть и пить чай. Вспоминала недавно: почему именно чай? Да потому, что у нее папа азербайджанец, а я из Дагестана! Наша жизнь временами состояла из того, что утром мы думали, где мы пообедаем и выпьем чаю, а днем — где мы поужинаем и снова выпьем чаю…

Так однажды подруги подумали, что здорово было бы иметь собственное кафе. Дагестанские элементы интерьера, кухня, любимые блюда, еще можно печь торты! Надо сказать, что девушки не были женами в их традиционном понимании: дома готовили редко, но ради собственного кафе можно ведь и изменить привычки!

– Я пришла домой и говорю мужу: “Мы с Эльмирой хотим кафе, я даже место нашла! А то, ты знаешь, зеленый чай делают очень крепкий, они вообще ничего в чае не понимают!” Он так на меня смотрит внимательно и говорит: “Ну то есть вы хотите кафе, где вы могли бы сами сидеть, да?”

– Отказал?

– Не совсем! Я ему ела мозг чайной ложкой, на что он мне как-то сказал: “Пиши бизнес-план!” “В смысле? — говорю. — Какой еще бизнес-план?” Типа, тебе сложно что ли просто так денег дать? В общем, говорит, напишешь, все сделаем! Я решила, что это слишком сложный путь к мечте и на все забила. И как же круто, что он не инвестировал в меня ни копейки, я бы закрылась, даже не открывшись! А через какое-то время был развод и после него была уже новая я…

…Бывают женщины, для которых развод — это депрессия и масса сожалений о несбывшемся. Для Нурьян это стало перерождением.

– Это была уже не та Нурьян, которая перекатывалась из бара в бар. Я словно родилась заново.

Выйдя из ЗАГСа, она не сошла с ума от горя. Супруг был порядочным человеком, девушке было где жить и что носить.

– Мы очень болезненно, но цивилизованно расстались. Это было толчком не к “пойти открыть кафе”, а к “понять, кто я и что мне завтра делать”. Кто я была в Эстонии? Толком не знающая языка Нурьян, которая прожила 10 лет в браке? У меня был временный вид на жительство, маленький сын на руках и предстояло решить много бюрократических моментов…

Первое, что сделала новая Нурьян — пошла на языковые курсы. Сдала три экзамена, отдав этому 4 года.

– Для меня важно, чтобы не было языкового барьера, хочется быть наравне. Теперь у меня постоянный вид на жительство! Все по-честному! Остался лишь один вопрос: “Почему я не сделала это раньше?”

Мой дом превратился в курзешную. Мы дегустировали мясо, я готовила днем и ночью, 5 часов отдыха и – ночная смена.


Нурьян похвалила себя за победу и… решила получить второе образование. Тогда ей было 35.

– Я никому не говорила об этом! Думала — провалю экзамен, вот стыдоба-то будет! Я в жизни не проваливали ни один экзамен!

– Отличница?

– Нет! В том-то и дело! Для меня важно не проиграть! Ой, я вдруг сейчас подумала, что с этим, наверное, сложно жить… Кстати, сюда же можно отнести мой перфекционизм — ты видела мою косу на курзе? (косичка на каждом курзе — идеально ровная, — JANA). Ты не знаешь, сколько подходов иногда бывает, когда коса по какой-то причине не лепится, — это до свидания просто!

Нурьян задумывается, но подводит итог:

– Нет, это хорошая черта! Мне с ней тяжело, а людям-то приятно?

Нурьян не стала искать легких путей и решила поступать в экономическую школу, на smm-специалиста. 60% обучения на эстонском языке — отличная возможность подтянуть язык. И… поступила!

– То, что со мной было в Дагестане, это вообще не триумф, триумф был здесь! Я себя буквально на пьедестал ставлю! Я сидела с диктофоном на эстонском, дома рыдала, писала конспекты… Было тяжело.

Забавно, но она даже взялась за изучение того самого ненавистного бизнес-плана, на котором когда-то настаивал муж.

– Полгода! Ежедневно! Я даже не представляла, что так много времени надо этому посвятить! Но, помнишь, как говорится: “Не позволяй душе лениться!” У меня были однокурсницы в экономической школе, которым было за 50! Я их увидела тогда и выдохнула…

Осенью прошлого года она сделала бизнес-план @The Kurze. Ее любимого детища, которое она вынашивала так долго и с такой любовью.

– Мне нужно было просто сделать первый шаг. Мне говорили — давай, начни делать, а там уже все остальное! Но у меня же все должно быть, как и косичка, идеально. Месяц делали лого, бедный мой графист… Я свой первый пост в группу в Фейсбуке сутки писала. Он появился под утро, после бессонной ночи, такой трушный, настоящий… “Друзья мои! Мне дико страшно, но я ступаю на другую тропу, усеянную мукой… (Смеется.) Знакомьтесь, теперь я буду делать курзе! Одно из трех моих любимых дагестанских блюд”.

Нурьян поверить не могла, что ее честное признание до такой степени растрогает людей и моментально влюбит их в эту неизвестную гурманскую новинку. У нее был не просто первый заказ — 50 первых заказов!

– Мой дом превратился в курзешную. Мы дегустировали мясо, я готовила днем и ночью, 5 часов отдыха — и ночная смена.

Нурьян Наврузова Foto: Maria Zavizion


И тут она снова пошла учиться. На этот раз в частную поварскую школу. Хотелось быть настоящим профессионалом в своем деле. Кульминацией стала стажировка в ресторане “Чайковский”.

– Я не замечала, как пролетало 7 часов на ногах. Это лучшее, что со мной было в мире блюд высокой кухни! Это — моя энергетика, мое настроение. Кстати, люди даже не знают, а ведь какие-то курзе слеплены мной под музыку Чайковского или под… Достоевского! Я теперь открыла для себя аудиокниги — безумно люблю читать, но руки заняты!

– Это прямо интеллектуальные курзе! — смеемся мы вместе.

– Аккаунт живет благодаря моей честности. Все мои подписчики — живые люди. Я этим горжусь. Я получаю отзывы из Америки, из Гонконга. Недавно написали парни из Аризоны, говорят: “Боже, это самые красивое плетение курзе и цвет, которые мы видели!” В такие моменты я счастлива, хочется чтобы об этом знал весь мир!

11-летний сын Демид — тоже в деле. Помогает раскатывать тесто, получая за это карманные деньги, а еще называет себя креативным директором — это он делает рисунки на упаковках курзе, которые отправляются заказчикам. Про сына Нурьян может долго рассказывать: вот и колечко от какого-то эстонского дизайнера — это он подарил! А ведь было время, про детей она и думать не хотела, да и с мужем в этом вопросе была абсолютная солидарность.

Foto: Maria Zavizion

– В нашем доме в Дагестане всегда было огромное количество племянников. Я говорила сестре: “Соня, у меня никогда не будет детей, и это все из-за тебя!” А Демид появился у меня в возрасте, когда я на самом деле захотела ребенка. Я классная мама! Я не укладывала его в соседней комнате, чтобы, как говорят, он ко мне не привык, знаешь же все эти байки… Я с ним спала, я просто ушла в него и до сих пор в нем, обожаю его!

– То есть “не спать вместе, не кормить долго” — не про тебя?

– Абсолютно! Конечно, я не всегда кайфовала, и депрессия тоже была. Но это единственный человек, которому мы должны, он же не просит нас родить его, это наше решение! Я считаю, нужно следовать своему чутью: если тебе хочется уложить его в кровать, то не надо никого слушать! Мне повезло, нам легко договориться. У него такой классный возраст! И я еще молода! И есть интернет! Мы вместе смотрим блоги, делимся какими-то идеями, мы на самом деле на одной волне.

Мы разговариваем уже 2 часа и ожидаемо добрались до личного. Нурьян новых отношений не скрывает, говорит о них загадочно и романтично:

– От моего мужчины за версту пахнет благородством, спокойствием и уверенностью. А еще у него отличное чувство юмора!

– Может, тогда еще о желаниях?

– Знаешь, было бы так просто хотеть, например, шампанского, новое колечко или поход в спа… Но нет! Я хочу поставить свое дело на рельсы. Подобрать команду. Чтобы была моя курзешная. А потом? Хочу устраивать гастротуры в Дагестан! Мне хочется познакомить людей с моей культурой, показать эти красивейшие горы, вкуснейшую кухню… Я горжусь своей культурой. И мне очень нравится, как в Эстонии трепетно относятся к своим корням. Смотри, сколько крафтовых мастерских. В Дагестане тоже — ткут ковры, вяжут. Одни кубачинские мастера чего стоят!

…Заканчиваем разговор исключительно по-женски: болтаем о мужчинах и путешествиях. Решаем, что самый идеальный вариант сейчас — не думать ни о чем, купить билеты до Парижа, взять в охапку любимых людей и улететь на выходные… А что? Идеальное легкое безумие. Я уже знаю, кто будет отвечать за еду в этой поездке.

P. S. К моменту выхода нашего материала история с открытием @The Kurze благополучно заплелась в нужный узор. Теперь можно заказать доставку курзе на дом или попробовать их на Kopli, 23.

Нурьян Наврузова Foto: Maria Zavizion