Возмущенная мама: “Сын пятый год учит русский язык, но до сих пор может сказать только “Меня зовут…” и “Здравствуйте!”


Возмущенная мама: “Сын пятый год учит русский язык, но до сих пор может сказать только “Меня зовут…” и “Здравствуйте!”
Foto: Pixabay

“Мой сын учится в гимназии. Он очень хорошо владеет языками: у него никогда не было проблем с эстонским или английским, он хорошо схватывает логику языка, а его сочинения учителя очень хвалят", — так мама Криста начинает свой рассказ в журнале Pere ja kodu о том, как ее ребенок учит русский язык.

Когда в шестом классе возникла тема выбора дополнительного иностранного языка, я посоветовала сыну выбрать русский язык. Я рассуждала классически: Россия — наш сосед, и нам стоит знать язык такого большого и важного соседа. Знание русского языка может пригодиться в некоторых зарубежных странах, где не говорят по-английски, тогда как в большинстве немецкоязычных стран можно обойтись знанием английского.

Обычные рассуждения родителя, к чьему ребенку иностранные языки словно “липнут” сами по себе. Тогда почему бы не воспользоваться бесплатной возможностью, которую предлагает государство?

Читайте также:

Но я была наивна.

Отсутствие мотивации

Мой сын уже пятый год изучает русский язык, и его языковые навыки состоят примерно из двух предложений: “Меня зовут…” и “Здравствуйте!”. Ну что это за предложения?! При этом, судя по его оценкам, он знает русский язык “удовлетворительно”, а периодически даже “хорошо”. Последний раз он просил меня о помощи год назад.

Когда я обнаружила его языковую некомпетентность, я предложила нанять репетитора, чтобы подтянуть язык, но сын не согласился, сославшись на то, что вряд ли сможет говорить по-русски. Думаю, его учитель тоже с этим согласен, иначе зачем ему ставить "тройки" и "четверки" за полное отсутствие знания языка.

Чем на самом деле занимаются дети на уроках русского языка?

Поговорив с сыном, я узнала, что большинство учеников в его классе находится в таком же положении. Есть пара человек, которые говорят более или менее связно, но остальные стараются дотянуть до конца урока в надежде списать либо весь урок пытаются кое-как связывать слова, вызывая смех у остальной части класса. У тех пары человек, которые справляются, либо как минимум один из родителей говорит на русском языке, либо они отличаются повышенной ответственностью и просто зубрят новые слова.

Чаще всего ученики просто используют более простые решения типа Google Translate, чтобы хоть как-то разобраться дома с непонятными предложениями. А какие сленговые выражения входят в эту программу, вы знаете? Но по сравнению с тем, как наши дети знают русский, это просто цветочки.

Поговорила со знакомыми — та же история. В одной школе уставшие от всего этого родители организовали отдельное собрание, чтобы обсудить методику преподавания русского языка. Ученики там не умеют произносить по-русски даже самые простые предложения, а родители недовольны тем, сколько времени они на это тратят в школе.

Они требуют изменить методику преподавания русского языка в школе и уделить внимание тому, чтобы язык был понятен детям. Тем более, что в этой школе нет возможности выбирать между русским и немецким как вторым иностранным языком, русский обязателен для всех.

Сами дети говорят, что русский язык сложный. Со всех сторон звучит, что учить русский нет смысла. От отсутствия мотивации, в основном, страдают те дети, которые живут в эстоноязычной среде и до сих пор из иностранных языков использовали только английский.

Но, может быть, в отсутствие долгосрочной перспективы можно было бы использовать более кратковременную мотивацию для изучения языка? Возможно, методика, используемая на уроках, слишком быстро сводит на нет естественный интерес новичка, который всегда присутствует в начале изучения нового языка?

Как учить?

Одна знакомая старшеклассница заявила, что на уроках изучаются скучные темы. Например, учитель требует от них рассказать о “Лебедином озере”. Другой ученик рассказал, как они переводят русскую классику, подбирая соответствия к словам “каннибал” и “бревенчатый плот”, но совершенно не понимая при этом, как сказать: “Сейчас девять часов”.

Возможно, имеет смысл поискать более непринужденные способы познакомить учеников с русским языком через их естественные интересы?

Может быть, к примеру, перевод слов русских рок-песен поможет интересу к изучению языка не угаснуть? Вероятно, старшеклассников могло бы заинтересовать задание найти на YouTube песню Владимира Высоцкого или рок-групп “Кино” или “Аквариум”, перевести ее и потом всем вместе послушать на уроке на учительском компьютере.

Многие говорят, что русский “музон“ — это “кайф”, но чтобы получить этот кайф, нужно понимать слова. Для такого рода музыки тексты имеют решающее значение.

Либо нам стоит снизить уровень преподавания русского языка и поставить более простую цель. Например, сделать упор на то, чтобы детям был понятен повседневный язык и не трогать поэтическое наследие русских классиков? Организовать языковое погружение? Поискать “дружественные” классы для общения в русских школах?

Сами учителя предполагают, что, поскольку структура русского языка настолько отличается от структуры эстонского языка и в нем много исключений, ученики не могут понять логику языка и видят единственный выход в зубрежке.

Уроки лицемерия

Конечно, неправильно полагать, что детям в будущем вообще не понадобится русский язык. Я знаю многих людей, которые устроились на хорошую работу в Европе именно благодаря знанию русского языка. В некоторых зарубежных странах русские общины весьма велики, и мы надеемся, что в будущем Эстония продолжит поддерживать торговые контакты со славянскими странами. Но для учеников, видимо, эти аргументы звучат неубедительно.

Они поняли, что можно достаточно легко справляться с уроками русского, так как учителям безразличен их уровень знаний. Более сообразительные ищут способы завоевать симпатию учителя и тем самым исправить “тройки” по русскому на “четверки”.

Например, двое знакомых музыкально одаренных старшеклассников решили добровольно выступить на конкурсе русских романсов. Им гораздо проще и выгоднее один раз вызубрить слова песни, чтобы не только завоевать благосклонное отношение к себе, но и получить “четверку”.

Однако есть и такие ученики, которые едва не до небес превозносят своих учителей русского — и в их признаниях повторяются слова “строгий” и “требовательный”. Эти учителя не сводят изучение предмета к бессмысленной зубрежке, они все объяснют и следят за тем, чтобы темы соответствовали возрасту. Вероятно, при этом они используют более персональную методику, чем обычно.

К сожалению, тем ученикам, которых не радуют хорошие, строгие учителя, приходится просто просиживать уроки. Делая вид, что они учатся, и зная заранее, что те, кто ничего не знает, получат “три”, а те, кто знает два предложения, получат “четыре”.

Разве мы хотели, чтобы у наших детей был такой уровень изучения языка?

Статью на эстонском можно прочитать здесь.