Когда мама пошла на рыбалку, или Как дети воспринимают стереотипы


Когда мама пошла на рыбалку, или Как дети воспринимают стереотипы
Photo by VisionPic .net from Pexels

Что делать мужу, если жена ушла ловить рыбу? Немецкие ученые только что завершили работу над любопытным проектом, в котором участвовали дети, пишет DW.

Как ты думаешь, Фрида хорошо владеет топором и мечом? А Оттар умеет вкусно готовить? Эти и другие вопросы немецкие ученые задали детям детсадовского возраста в рамках только что завершившегося проекта. Его суть заключалась в следующем: ребятам читали книгу-картинку “Зигурд и сильные женщины” (“Sigurd und die starken Frauen”) и обсуждали с ними конкретные эпизоды. Всего в исследовании участвовали 43 ребенка.

“Мы изучали, как дети воспринимают гендерные роли, — рассказывает Ларс Бургхардт, руководитель проекта, ведущий сотрудник кафедры раннего развития и воспитания детей в Бамбергском университете. — В выбранной нами книге роли были перевернуты: мужчины утешали детей, женщины были викингами. Все участники проекта в конце сказали, что было бы гораздо лучше, если бы каждый мог делать то, что он хочет, независимо от того, мальчик ты или девочка”. Распределение ролей, рода занятий по половому признаку дети назвали “подлым” и “нечестным”.

Читайте также:

Гендерные роли: что возмущает ученых

Как отмечают немецкие исследователи, первые книги в жизни ребенка как правило обслуживают традиционные клише. “Интерес к гендерной проблематике в немецком обществе есть, но очень много экстремальных высказываний. Мол, чушь все это. Еще говорят “Gender-Gaga”. Разумеется, что многие вполне довольны своей гендерной ролью, и есть девочки, которые мечтают стать принцессами. Но что делать тем, кто не находит в этом розово-голубом мире свое отражение?“ — спрашивает Ларс Бургхардт.

Его как ученого и специалиста по ранней педагогике каждый раз передергивает, когда в магазине игрушек спрашивают, для кого подарок — мальчика или девочки. “Чем действительно увлекается ребенок, никого не интересует”, — возмущается он.

То, что деление на розовое и голубое выгодно издательствам и производителям детских товаров, ученый понимает. Однако вместе с коллегами выступает за разнообразие. На полках книжных магазинов рядом с книгами “для девочек” и “для мальчиков” должна стоять и другая литература.

Кстати, найти книгу для исследовательского проекта, в которой бы традиционные роли мужчин и женщин были перевернуты, оказалось весьма сложно. “Искали как иголку в стоге сена, — делится с DW Ларс Бургхардт. — Эта книга — исключение. Во всех книгах-картинках девочки — прилежные, скромные и послушные. Нет отважных героинь, отправляющихся на поиски приключений”.

Если мама — то домохозяйка


Бургхардт и его коллега еще в 2016 году провели исследование детской литературы. Из 130 книг-картинок было чрезвычайно сложно найти хотя бы одну, которая бы не обслуживала стереотипы. Если семья — так полная, если мама — так домохозяйка, если девочка — то помощница мамы.

Для своего нового проекта немецкий ученый нашел книгу, в которой все было перевернуто. Но на удивление ученых, для детей такое мироустройство оказалось вполне нормальным. “Для них решающее значение имеет не пол, а возраст. Чтобы заботиться о детях, нужно быть взрослым, а мужчина или женщина — все равно. Могут ли мужчины готовить? Так у Оттара же половник! Конечно, он справится не хуже мамы. И женщина может ловить рыбу не хуже мужчины”, — делится впечатлениями участников проекта ученый.

Ларс Бургхардт и его коллеги не критикуют розово-голубые книги, но выступают за разнообразие. “Женственность — не только розового цвета. Есть независимые сильные женщины, которые сами решают, чем хотят заниматься. Они не ждут принца, чтобы он спас, а сами находят выход”, — говорит немецкий ученый.

Он призывает говорить с детьми о гендерных ролях открыто. “Не надо забивать коробочку доверху, чтобы не было больше места для новых вещей, — образно говорит Бургхардт. — Девочка, значит — длинные волосы, мальчик, значит — шум и гам. Такими стереотипами мы только забиваем голову ребенка, лишая его многих возможностей”.

От издателей он ожидает больше мужества, а от родителей — большей щепетильности в выборе детской литературы.