Гугл-переводчик и волонтеры в соцсетях. Как справляются с удаленной учебой русскоязычные ученики эстонских школ?

 (9)
И должна ли помогать школа?
Гугл-переводчик и волонтеры в соцсетях. Как справляются с удаленной учебой русскоязычные ученики эстонских школ?
Foto: Tiit Blaat

Первая неделя дистанционного обучения подошла к концу. Среди семей, на которые дистанционное образование, в основном, легло внеплановой дополнительной нагрузкой, выявилась особо уязвимая группа — это русскоязычные семьи, в которых дети учатся в эстонских школах. Как они справляются с нагрузкой в новых условиях?

Этим вопросом в середине недели задалась лидер партии Eesti 200, доктор наук (PhD), бывший директор Нарвского колледжа Тартуского университета Кристина Каллас, написавшая в Фейсбуке: “Мы тут задумались — как справляются домашней учёбой те родители, кто сами эстонским не владеют на нужном уровне, но чьи дети ходят в эстоноязычную школу? Нужна ли помощь добровольцев учителей?”.

Под постом сразу откликнулись несколько родителей. “Мы приехали из России, живем в Силламяэ, ребенок ходит в эстонскую школу, 3 класс, я не понимаю половины заданий — так, чтобы объяснить ребенку, словари не всегда помогают, я пока не справилась с объемом работы за понедельник, а уже среда”, — пожаловалась одна из мам.

Читайте также:

По словам родителей, препятствием к эффективной домашней учебе для детей из эстонских школ и русскоязычных семей, является не столько недостаточное знание языка родителями, сколько отсутствие в домашних условиях возможности погружения в язык. “Теперь дети читают задания в ekool, их выполняют (возможно, с помощью русского Google) и только пишут по-эстонски ответ. То есть, вообще нет ни аудирования, ни говорения”, — переживает один из родителей.

По словам Кристины Каллас, для нескольких семей уже удалось найти помощь: “На сегодняшний день до нас дошло 5 запросов, для 4 мы нашли волонтеров и свели их с теми, кто нуждался в помощи. Дети учатся или совсем полностью на эстонском, или по программе языкового погружения, или в эстонской гимназии. Это, конечно, не очень большая цифра, но важно, чтобы даже эти пятеро получили помощь”.

Наша редакция решила задать подобный вопрос в крупнейшем в Эстонии русскоязычном сообществе родителей “Увлекательный досуг с детьми”. Выяснилось, что проблема действительно актуальна, пост с вопросом собрал более 50 различных комментариев. Судя по ответам родителей, как правило, в средней и старшей школе дети чаще справляются сами, большинство проблем возникает именно в начальной школе, например, с переводом и объяснением ребенку заданий как по эстонскому языку, так и по таким предметам, как природоведение.

“А как же они в школе учатся? — переживает одна из мам. — Выходит, что вот так же сидят и ничего не понимают, а учителя для галочки оценки выводят, чтобы не париться с неуспевающими… Это ж нонсенс какой-то выходит. Дети сидят на уроке и слышат набор звуков вместо изучения предмета”.

Впрочем, даже родители с хорошим эстонским признаются, что некоторые задания вызывают у них вопросы: “У меня отличный эстонский, но когда я смотрю некоторые задания в E-kool, мне кажется, что я не знаю его вообще”, — признается другая мама.

Судя по ответам на наш вопрос, некоторые школы, например, Кадриоргская Немецкая гимназия, все-таки предлагают помощь опорного лица, в том числе, дистанционно. Большинству же детей и родителей помогает справляться Google Translate, в ход идут также словари eki.ee, обычные и толковые словари, в некоторых классах ученики создают группы в соцсетях и мессенджерах и помогают друг другу. Родители признаются, что ситуация вынуждает подтягивать собственные языковые навыки, что тоже, впрочем, довольно полезно. “Сидим вместе и учим, сами выбрали обучение на гос. языке”, — пишет одна из мам. Но большинство сложностей сводится, как и во всех других школах, ко времени: “Дело не в знании языка, а в организации времени. Родители-то работают!”

Должна ли школа помогать в такой ситуации?

“Школа — это не школа языков поэтому дополнительная нагрузка по разъяснению тем, кто не понимает, вряд ли будет”, — считают сами родители.

“Я считаю, что школа должна помогать, так же как она должна помогать и в обычном учебном процессе. Они не могут от этого отвернуться и оставить родителей с этой проблемой, — считает Кристина Каллас. — Но поскольку сейчас учеба идет дистанционно, то теперь легче помочь волонтерам. Например, мы свели девочку из Кохтла-Ярве с волонтером из Таллинна. Может, это продлится и после карантина и это будет новым началом чему-то. Проблема ведь не только в знании эстонского у русских родителей, а также в знании русского и у эстонских родителей. Нам написали двое эстонских родителей, которые не могут помочь ребенку с уроками русского языка”.

В социальных сетях люди, действительно, охотно предлагают свою помощь, так, нашему корреспонденту практически сразу же предложили помощь в группе “Увлекательный досуг с детьми”. Свою помощь в выполнении уроков на эстонском предлагают волонтеры в группе "COVID 19 vabatahtlikud/волонтеры" и на странице партии Eesti 200.

Однако, по мнению Кристины Каллас, проблема должна решаться систематически. “Сейчас мы решаем проблемы в каждом конкретном случае, но это не очень устойчивое решение. Мы просто помогаем им в кризисной ситуации, — считает Кристина Каллас. — Системное решение — это специальный дополнительный учитель, который работает индивидуально с теми учениками, у которых родной язык не эстонский, но которые учатся на эстонском языке. Эта проблема уже достаточно велика, и некоторые школы Ида-Вирумаа обратились в министерство с просьбой о дополнительном финансировании. В некоторых случаях доля учеников, чей родной язык не является эстонским, увеличилась до половины!”