Эксперимент показал, что контролировать время общения детей с гаджетами бесполезно

 (21)
Эксперимент показал, что контролировать время общения детей с гаджетами бесполезно
Foto: Robin Utrecht, Robin Utrecht/Sipa USA

Психолог Катерина Мурашова опросила 48 семей и нашла ответ на вопрос, стоит ли разрешать ребенку играть на компьютере.

О результатах своего “неоднозначного”, как она пишет, исследования, призванного определить, влияет ли позиция родителей на количество времени, проводимого ребенком наедине с ноутбуком, планшетом или смартфоном, Мурашова рассказала на сайте Snob.ru.

Психолог привлекла к участию в исследовании 48 благополучных семей с детьми в возрасте от 9 до 12 лет. Все семьи Мурашова разделила на три группы. В первую группу вошли 19 семей, в которых родители жестко контролируют использование детьми компьютера и других гаджетов. Время, которое ребенку позволяется провести за компьютером, четко оговорено, и родители следят за соблюдением этих правил.

Во вторую группу вошли 23 семьи, в которых родители и дети находятся в состоянии “непрерывной борьбы” с переменным успехом. Сроки общения с гаджетами в таких семьях хоть и обозначены, но соблюдать их не получается. Родители время от времени за какие-то провинности лишают ребенка доступа к телефону или компьютеру, но потом все возвращается на круги своя.

Читайте также:

И наконец в третью группу вошли всего 6 семей, в которых родители по разным причинам вообще пустили общение ребенка с компьютером на самотек: одни считают контроль в этой сфере просто бесполезным, другие не хотят разрушать отношения с ребенком, третьи полагают, что в компьютерную эру пользоваться гаджетами нормально, поэтому пусть “как использовал, так и использует”.

Мурашова задала всем родителям один и тот же вопрос: “Сколько приблизительно времени в день ваш ребенок проводит в виртуальных играх и прочем?” Затем психолог попросила детей из всех семей ежедневно в течение недели, каждый раз, когда они пользовались компьютером, планшетом или смартфоном, записывать, сколько это продолжалось в реальности. Делать это нужно было втайне от родителей.

Недельный эксперимент был повторен три раза — в октябре, декабре и феврале. Таким образом по каждой семье у Мурашовой оказалось по три результата. Итоги сравнения “показаний” детей и родителей оказались очень неожиданными для нее самой.

“Моя рабочая гипотеза была такая: самый конструктивный подход — первый, и именно в нем будут минимальное “зависание” в гаджетах и минимальные расхождения заявленного родителями и реального. Когда правила известны, разумны и понятны, их обычно соблюдают. Однако именно в этой группе расхождения с реальностью оказались максимальными”.

Пытаясь разобраться в причинах такой разницы, Мурашова выяснила, что дети стараются обойти строгий родительский контроль всеми доступными им способами, и весьма в этом преуспевают: “Играл на переменах с другом. После уроков на продленке. Однажды на ночь утащил-таки смартфон вместе с зарядкой, до четырех утра играл и общался с приятелем под одеялом. За некоторые секретные услуги на три часа дал свой планшет старший брат.

Мама замоталась с младшей сестрой и забыла вовремя выключить компьютер. Сказал, что нужно сделать презентацию по географии, скачал ее за пять минут — еще три часа сидел во “ВКонтакте”, переключаясь на вращающийся глобус каждый раз, когда у двери возникали шаги. Играл у бабушки почти целый день, договорились маме не говорить”.

В целом результаты, полученные в ходе эксперимента, таковы:

“Первая группа. Заявлено “контролирующими” родителями: в среднем дети проводят в интернете 7 часов в неделю. По сообщениям детей из этой группы — 21,7 часа.

Вторая группа. Заявлено “борющимися” родителями: в среднем дети проводят в интернете 11,5 часов в неделю. По сообщениям детей из этой группы — 24,3 часа.

Третья группа. Заявлено “родителями-пофигистами”: в среднем дети проводят в интернете 25 часов в неделю. По сообщениям детей из этой группы — 23,7 часа”.

“Вам нравится? Мне тоже. Выводы предоставляю сделать уважаемым читателям”, — пишет Мурашова.