4 “ужасных” вещи, за которые мы злились на своих мам, а теперь благодарны

 (3)
4 “ужасных” вещи, за которые мы злились на своих мам, а теперь благодарны
Foto: Wavebreakmedia ltd / Panthermedia / Scanpix

Детские обиды на мам, есть, пожалуй, у всех. Но к некоторым вещам, повзрослев, мы начинаем относиться иначе. Четыре героини, уже сами мамы, анонимно рассказали сайту "Летидор", на что злились и обижались до слез в детстве. Как оказалось, совершенно зря.

Мама разрушила мою любовь

Так мне казалось в 14 лет. Он, конечно, был “плохой парень” на четыре года старше и первый красавец, многократно вылетавший из школы. Я — серая мышка в очках. И вдруг такое счастье, чудо, праздник — он предлагает мне, как тогда говорили, “гулять”.

Мама была ужасно недовольна, но обходилась только разговорами и напутствиями “не делать глупостей”. И вот однажды моя любовь приглашает меня на вечеринку на дачу — на все выходные, большой компанией. Конечно, намекая, что там я “докажу” ему свои чувства. И мама… не отпускает меня — несмотря ни на какие уговоры, обещания, клятвы учиться на пять и мыть посуду.

Хочет общаться – пусть приходит в гости, я вам мешать не буду. Но на дачу с алкоголем – никогда.
Читайте также:

Я прорыдала все выходные. А мой бойфренд на той вечеринке завел роман с другой, ее родители, похоже, не были такими строгими.

Я ненавидела маму весь год! Она помешала моему счастью, разрушила самые главные отношения в моей жизни! Позже я узнала, что одна девочка сделала от того парня аборт, другая — подхватила какое-то заболевание.

Сейчас моей дочери 14, и я все время вспоминаю свою маму, когда дочь отпрашивается на очередную вечеринку.

Я была школьным посмешищем

В моем детстве не было книг про Гарри Поттера в стильных очках, поэтому на мою долю доставались шутки вроде “у кого четыре глаза, тот похож на водолаза”. И тут мама в довершение ко всему решила, что мне нужны брекеты.

У меня наследственная особенность — очень крупные зубы и узкая челюсть, в папу. В итоге зубы растут вкривь и вкось, налезают друг на друга. Но это лучше железок во рту! Брекеты тогда только появлялись и стоили невероятно дорого. Несколько маминых зарплат — за то, чтобы превратить меня в посмешище.

Я не улыбаюсь ни на одной из школьных фото, хорошо, если рот рукой не прикрываю. Мисс железные зубы, как метко прозвал меня одноклассник.


Перед институтом их сняли, и первое, что я услышала от новых друзей, — комплименты моей улыбке. И тогда я впервые сказала маме “спасибо”. Второй раз, когда поняла, сколько это стоит сил и времени — у моего сына наша “наследственная” челюсть.

* * *

Я могла есть сладкое только тайно

Лет до пяти мне вообще не разрешали есть сладкое, да и после — пастилу и сухофрукты. Какой там шоколад и карамель! Даже на день рождения была фруктовая тарелка вместо торта!

Если я дорывалась до конфет, то тайком от мамы съедала столько, что покрывалась сыпью — приходилось замазывать тональным кремом. Но когда близкий друг, у которого с младенчества, кажется, был доступ к конфетам, прооперировал две кисты на челюсти, возникшие из-за проблем с зубами, стало приходить осознание: может, и не так уж мама была не права.

Позже она рассказала, что в детстве ей давали конфеты совершенно бесконтрольно. Приезжала в деревню к бабушке — и сразу вручали мешок со сладостями.

В 15 лет у мамы не было ни одного незалеченного зуба. А у меня в 30 – одна пломба.

* * *

Она променяла меня на дядю Игоря!

Я не помню своего отца — он трагически погиб, когда мне было 2 года. Мама тянула меня одна, старалась дать все, что могла, — и финансово, и эмоционально. А когда мне исполнилось 14, у нее появился поклонник.

Я его сразу возненавидела, хотя было совершенно не за что. Хороший дядька, заботливый, добрый, пытался наладить со мной контакт, как мог.

Но я фыркала, говорила гадости, однажды даже поцарапала его машину гвоздем. Мама плакала, объясняла, просила, а однажды посадила меня рядом и твердо сказала, что женщина не должна ограничивать свою жизнь материнством. Что она тоже человек и имеет право любить и быть счастливой. И что она не бросит Игоря, как бы я себя ни вела — просто всем будет тяжело.

Она говорила так спокойно и уверенно, что я сдалась.


Сначала я обижалась: променяла меня на мужика! А потом потихоньку подружилась с отчимом, он многому меня научил: машину водить, кататься на велике, разбираться в поэзии.

Но главному научила все же мама — тому, что нельзя растворяться в детях полностью, теряя себя. Сейчас я сама мама, и мне очень помогает эта мамина мудрость. А дядя Игорь, кстати, оказался еще и потрясающим дедом!

Источник: "Летидор"